RSS | PDA | Архив   Пятница 24 Ноябрь 2017 | 1433 х.
 

Сетевой ресурс Дмитрия Медведева

07.04.2012 19:43

Четыре года президентства Дмитрия Медведева оставили в памяти российских мусульман противоречивые чувства. С одной стороны было сделано много прорывных вещей, которые помогали мусульманским организациям и умме развиваться и заявлять о себе как о важнейшей части российского общества. С другой стороны негативные процессы, которые протекали в российском мусульманском сообществе, сохранились, а где-то и видоизменились.

 

Среди положительных моментов, во-первых, необходимо отметить развитие реальной дискуссии между исламскими организациями и властью. Президент Д.Медведев продемонстрировал, что не боится узнавать и понимать интересы российских мусульман. В свою очередь, умма почувствовала движение навстречу со стороны власти в принципиальных вопросах, будь то развитие исламского банкинга в России, исламское телевидение или строительство мечети в Сочи. Следствием развития такого диалога может стать качественное развитие целого спектра процессов и явлений. Это касается и политического позиционирования России в Исламском мире, и уровня взаимопроникновения культур Ислама и российской поливалентной культуры, и структурного усиления мусульманских централизованных организаций, которые будут способны решать задачи по формированию российской культуры Ислама (чего очень бы хотелось российским властям).

 

Реальные шаги Д.Медведева также имели различные положительные последствия для российских мусульман. Так, в 2011 году был введен государственный стандарт высшего профессионального образования «исламская теология» (в рамках основной образовательной программы «теология» - 033400). Это во многом облегчило жизнь исламским образовательным учреждениям, которые не только получили в свое распоряжение четкий ориентир, официально одобренный государством, но и получили на руки документ, с помощью которого можно спланировать нижестоящую систему обучения (медресе и мектебе). Это позволит российскому исламскому образованию сделать еще один шаг вперед.

 

Интеграционные процессы, получившие свое развитие на постсоветском пространстве в рамках политического и экономического пространства (Таможенный союз, ОДКБ, ЕврАзЭс) способствовали развитию контактов между исламскими лидерами СНГ. Так, проект по созданию Совета муфтиев СНГ, предложенный председателем Совета муфтиев России шейхом Равилем Гайнутдином на VII Мусульманском форуме, был поддержан представителями Казахстана, Киргизии, Таджикистана, Узбекистана, мусульманами Крыма. Потенциал этой организации на данном этапе кажется колоссальным, остается лишь надеяться, что второстепенные вопросы технического свойства, которым можно придать политическое звучание, не станут камнем преткновения для новой наднациональной исламской структуры. Совет муфтиев СНГ на данном этапе является одним из наиболее удачных проектов, способных качественно изменить ситуацию в умме стран СНГ. Речь идет и о решении проблем исламской образовательной системы, и об интеграции мигрантов, что является одной из первоочередных задач для России, и о борьбе с экстремистами и террористами, прикрывающимися исламскими лозунгами.

 

Для внимательного читателя не станет откровением, что при реализации вышеназванных проектов и инициатив основным результатом должно стать появление той или иной сети. Будь-то сеть образовательных учреждений или религиозных организаций. В этом отношении Д.Медведев оправдывает закрепившуюся за ним славу человека сетевых технологий и продвинутого пользователя всемирной паутины.

 

Однако сетевые технологии имеют и обратную сторону, о чем третий Президент России не может не знать. И на мусульманскую умму они в оказывают в том числе и дестабилизирующее воздействие.

 

Во-первых речь идет о сети грантополучателей, которая была сформирована с помощью Фонда поддержки исламской науки и культуры. Было бы глупо говорить, что государство не должно принимать участие в развитии традиционного ислама, который нуждается в поддержке. Финансовая и организационная помощь, оказываемая Фондом, способствует развитию многих мусульманских организаций и даже целых региональных духовных управлений.

 

Но при этом необходимо отметить, что в мусульманском сообществе страны сформировалась группа активных общественных и религиозных деятелей, которые научились, прежде всего, подготавливать качественные заявки на получение материальной помощи. Этим их деятельность на благо российской уммы и ограничивается, а дальше вступают в силу личные потребности отдельно взятых людей. Болезнь российского общества и государства – коррупция не обошла стороной и мусульман. К сожалению, разработав эффективный механизм поддержки мусульманских организаций, государство не смогло соорудить такой же эффективный инструмент контроля за расходованием данных средств.

 

Иногда мероприятия, проводимые на средства Фонда и организованные для популяризации традиционного ислама, фактически способствуют дискредитации самой идеи государственной помощи.

 

Вторая сеть, которая играет против российской уммы, является сетью экстремистских и террористических организаций, прикрывающихся исламскими лозунгами и претендующих согласно своей идеологии на «единственно верную» трактовку Корана. За последние четыре года у правоохранительных органов вряд ли найдется повод для того, чтобы назвать борьбу, которую они ведут с экстремистами разных мастей, эффективной. Хизб ут-Тахрир укрепился в российских регионах и стал выдвигать даже открытые политические требования (как например, на митинге в Уфе в марте 2011 г.). Его активисты стали настоящим бедствием для борцов с экстремизмом, поскольку не прекращают свой призыв даже в заключении. Кроме того, знаковым можно назвать расширение территории активной террористической деятельности на центральные регионы России, в частности Татарстан.

 

В этой связи особенно обидным для российской уммы является та беззащитность перед недоброжелателями активных имамов и ученых, занимающихся исламом. Так только в 2011 году были убиты имамы в Ярославле, Иваново, Тюмени (имам Нового Уренгоя). Отдельно в этом ряду стоит смерть ректора Махачкалинского института теологии и международных отношений Максуда Садикова. Про имамов Дагестана говорить уже не приходиться. Жизнь любого исламского деятеля, имеющего твердую позицию и ориентацию на традиционный ислам, в Республике Дагестан постоянно находится под угрозой.

 

Кроме того, развивается сеть экстремистских ресурсов, которая во многом выглядит в глазах молодого поколения и более информативной и более доступной с точки зрения подачи материала (все в черно-белых тонах – просто и понятно для любого подростка), и с точки зрения оформления (необходимо отметить творческий подход к оформлению ряда сайтов джихадистской направленности).

 

В этой связи выглядит достаточно удивительным стремление ряда государственных чиновников к умножению количества мусульманских организаций. Видимо, по мысли создателей РАИС и Исламского объединенного центра российская умма должна вскоре перейти от сети региональных духовных управлений к сети «всероссийских муфтиятов». Такой подход в большей степени способствует увеличению количества противоречий внутри российского мусульманского сообщества, а не консолидации «разрозненных» региональных структур в несколько межрегиональных мусульманских объединений.

 

Кратко очертив круг достижений и проблем можем подвести некоторые промежуточные итоги работы Д.Медведева для российской уммы (благо, что сейчас данное занятие является самым распространенным по отношению к действующему Президенту). Небольшая новация в нашем обзоре будет касаться лишь окончательности результатов. На наш взгляд в плане взаимодействия с мусульманской уммой Д.Медведев взял уверенный старт и может развить свои успехи уже летом в новом политическом качестве.

 

Итак, во-первых создав предпосылки для реализации крупных мусульманских проектов Д.Медведеву возможно стоит в большей степени сочетать сетевой ресурс с ресурсом вертикали (в России есть по крайней мере один очень известный политик крайне преуспевший в построениях разного рода вертикалей). Во-вторых, специфика развития мусульманской уммы России свидетельствует о строгом соблюдении принципа «Бритвы Оккама», когда не требуется без надобности умножать сущности. Наконец, в-третьих у Д.Медведева есть реальный шанс стать политиком, оказывающим одно из решающих влияний на развитие мусульманского сообщества не только России, но и СНГ. Для этого ему надо просто выполнить те задумки, которые были им озвучены в период его президентства. Убежден, что для этого у него есть и политические ресурсы, и необходимый опыт, приобретенный им с 2008 по 2012 год. Поэтому, как нам кажется, во взаимоотношениях российских мусульман и Д.Медведева все только начинается.

 

Рябков Илья

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/analytics/amal/21553/">ISLAMRF.RU: Сетевой ресурс Дмитрия Медведева</a>