RSS | PDA | Архив   Вторник 21 Ноябрь 2017 | 1433 х.
 

Судьбы Крыма в апреле 2014 года: время встреч и законов

16.05.2014 17:17

В течение всего апреля на землях Донбасса и Причерноморья царили отчуждение и страх. Украинское общество раскололось, а новая киевская власть не желает разговаривать с собственным же народом. На этом фоне ситуация в Крыму, где конфликты стремятся решить не путем убийств и кровопролития, представляет собой положительный контраст.

 

Новый статус Крыма и законопроекты

16 марта на республиканском референдуме большинство крымчан проголосовали  за вступление в Россию. Однако извне продолжались попытки по дестабилизации ситуации на полуострове. Поэтому крайне важным стало решение Меджлиса и Курултая крымскотатарского народа, принятое 29 марта, о вхождении его представителей в правительство Крыма. Такой компромисс был достигнут вследствие переговоров, которые с 27 марта вел председатель Совета муфтиев России шейх Равиль Гайнутдин и к которым присоединился президент Татарстана Рустам Минниханов.

1 апреля президент России  Владимир Путин провел рабочую встречу с президентом Татарстана. Последний указал: «Хотел бы доложить про мои поездки в Крым.. Есть несколько злободневных вещей, которые я хотел бы довести и получить Ваше одобрение… было бы неплохо, если бы действующим законом от 1991 года [Закон «О реабилитации репрессированных народов»] приравнять и крымских татар… Второе… Владимир Владимирович… активисты крымских татар хотели бы с Вами встретиться, если это будет возможно… И третье… всё-таки место проживания, вот эти поселения, во-первых, надо узаконить. Во-вторых, необходимо инфраструктурно поддерживать, наверное, [создать] какую-то программу». Президент России ответил: «обязательно поручу всё это проработать, все вопросы, все три».

 

Новая конституция Крыма

11 апреля 2014 года Государственный Совет Республики Крым принял конституцию республики. К сожалению, даже члены правительства Крыма были ознакомлены с ее текстом, который готовился в Москве, только за день до опубликования. В настоящее время, по сравнению с началом 1990-х годов, тексты конституций и уставов субъектов России намного более унифицированы с федеральным законодательством и носят скорее рамочный характер. Важным отличием является и то, что республики России связаны с существованием титульных нерусских этнических групп, которых может  одна, две или даже четырнадцать,  как в Дагестане.   Поэтому в конституциях республик России, как правило, говорится,  о праве на самоопределение. Так, в преамбуле конституции Татарстана утверждается: «Настоящая Конституция, выражая волю многонационального народа Республики Татарстан и татарского народа»; в  преамбуле конституции Башкортостана утверждается: «исходя из общепризнанного права народов на самоопределение, принципов равноправия, добровольности и свободы волеизъявления…».

На примере Крыма в нашем государстве впервые возникла русская республика в составе России.  В конституции Крыма ничего не говорится  о суверенитете, но определяются его полномочия как субъекта  Федерации. Согласно статье 1-й: «Вне пределов ведения РФ, полномочий РФ по предметам совместного ведения РФ и субъектов РФ, Республика Крым обладает всей полнотой государственной власти». О связи  Крыма с татарами указывается только в пункте 1-м статьи 10-й: «Государственными языками Республики Крым являются русский, украинский и крымско-татарский языки». Причем «статус государственных языков Республики Крым устанавливается законодательством РФ и законодательством Республики Крым». Для сравнения посмотрим по действующей редакции конституции Татарстана, статья 8, п. 1: «Государственными языками в Республике Татарстан являются равноправные татарский и русский языки», п. 2: «В органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях Республики Татарстан государственные языки Республики Татарстан употребляются на равных основаниях»; статья 80, п. 1.: «Законы Республики Татарстан принимаются и публикуются на татарском и русском языках». Статья 19 конституции Крыма также не предусматривает преференции для госязыков: п. 2  «Каждый имеет право на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества».

Ничего не говорится в новой конституции Крыма о титульном характере крымскотатарского народа, хотя аналоги в России есть, например в конституции Башкортостана: «принимая во внимание, что башкирский народ в XVI веке добровольно присоединился к России».

Если чьи-то полномочия и усилились на полуострове, то это, несомненно, главы Республики Крым, к которому перешел полный контроль над исполнительной властью. Ранее, по конституции 1998 года, основные полномочия главы Крыма были распределены между Верховным Советом Автономной Республики Крым и органами исполнительной власти Украины, включая президента Украины. При этом, по новой конституции, глава Крыма, в отличие от требований конституций Татарстана (ст. 91) и Башкортостана (ст. 86),  не обязан владеть государственными языками.

 

Указ президента России о мерах по реабилитации народов Крыма

21 апреля 2014 года вышел в свет указ президента РФ «О мерах по реабилитации армянского, болгарского, греческого, крымско-татарского и немецкого народов и государственной поддержке их возрождения и развития». Он продолжил линию законодательства первого года суверенной России. Так, еще в конце советской эпохи был принят Закон РСФСР от 26 апреля 1991 года № 1107-I
 «О реабилитации репрессированных народов», который действует и сейчас. В нем говорится: «Реабилитация репрессированных народов означает признание и осуществление их права на восстановление территориальной целостности, существовавшей до антиконституционной политики насильственного перекраивания границ, на восстановление национально-государственных образований, сложившихся до их упразднения, а также на возмещение ущерба, причиненного государством».

Россия, как и Украина, подписала в 1992 году еще один важный документ, гарантирующий права в т.ч. и крымских татар – «Соглашение по вопросам, связанным с восстановлением прав депортированных лиц, национальных меньшинств и народов». По нему государства СНГ брали на себя некоторые обязательства, «безоговорочно осуждая имеющую в прошлом тоталитарную практику насильственного переселения народов, национальных меньшинств и отдельных граждан бывшего СССР… Подтверждая право депортированных лиц, национальных меньшинств и народов на восстановление исторической справедливости и возвращение в места их проживания на момент депортации».

Однако Украина так и не создала механизм возвращения всех крымских татар из мест ссылки. По подсчетам, в Средней Азии и других регионах находится не менее 150 тысяч представителей этого народа. К тому же крымские татары не составляют даже относительного большинства ни в одном административном районе полуострова, что также затрудняет выстраивание автономных территориальных структур. Поэтому даже на заседании Курултая 29 марта решение о территориальной автономии не было принято. Курултай и Меджлис так и не приняли решение о механизме постоянного взаимодействия или, наоборот, противостояния с республиканскими и, что более важно, с федеральными властями, тем самым отложив на будущее вопрос о квотах во власти. Важную роль здесь сыграла позиция экс-лидера Меджлиса Мустафы Джемилева, который не воспользовался возможностями, предоставившимися в ходе разговора с президентом России Владимиром Путиным. Но, как показывает исторический опыт, вопрос о власти откладывать нельзя.

Указ 21 апреля носит компромиссный характер. Здесь говорится  о  «незаконной депортации с территории Крымской АССР армянского, болгарского, греческого, крымско-татарского и немецкого народов». Следует указать, что все эти народы, кроме крымских татар, обладают собственными независимыми государствами, и речь идет об их диаспорах на полуострове, охватывающих максимум несколько тысяч человек. Среди мер «по восстановлению исторической справедливости» указывается: «определить особенности применения Федерального закона от 30 июня 2006 г. № 93-ФЗ "О внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ по вопросу оформления в упрощенном порядке прав граждан на отдельные объекты недвижимого имущества"». Среди мер  по национально-культурному и духовному возрождению этих народов указывается о содействии «созданию и развитию национально-культурных автономий», «получению… основного общего образования на языках указанных народов, развитию традиционных промыслов и форм хозяйствования». Последний пункт – об оказании содействия «в проведении мероприятий, приуроченных к 70-летию депортации армянского, болгарского, греческого, крымско-татарского и немецкого народов». Эта фраза горит о поспешности в подготовке указа президента РФ, так как немцы были депортированы из Крыма еще в августе 1941 года.

Разочарование крымских татар вызвано тем, что от указа они ожидали вариант соглашения, где решались бы вопросы распределения власти, землепользования, восстановления топонимики, существовавшей до депортации, и обеспечения возвращения крымских татар, еще оставшихся в Средней Азии.

Совет муфтиев России не может подменить органы власти. Но мы всегда стремились донести нужды российских мусульман, теперь уже включая и мусульман Крыма, до федеральных властей. 2 апреля 2014 года состоялась встреча председателя СМР шейха Равиля Гайнутдина со статс-секретарем – заместителем министра иностранных дел РФ Григорием Карасиным. Следуя своему обещанию донести по возвращении в Москву опасения и чаяния крымских татар, глава Совета муфтиев проинформировал замминистра об итогах своей поездки в Крым. По словам главы СМР, именно ДУМ Крыма и Меджлис являются духовной и общественной организациями, имеющими реальное влияние на крымскотатарское население полуострова, поэтому взаимодействие с иными религиозными и общественно-политическими центрами не представляется эффективным и может помешать конструктивному диалогу с крымскотатарским обществом.

14 апреля шейх Равиль Гайнутдин встретился с первым заместителем руководителя администрации президента РФ Вячеславом Володиным, где  проинформировал последнего об итогах своей поездки в Крым и довел до его сведения позицию крымских татар, их видение дальнейшего развития Крымского полуострова и сохранения в регионе межнационального и межрелигиозного согласия. Глава СМР подчеркнул важную роль Духовного управления мусульман Крыма во главе с муфтием хаджи Эмирали Аблаевым в консолидации крымских татар на основе многовековой духовной традиции. Первый замглавы администрации президента поблагодарил муфтия за его братскую пастырскую миссию в Крым и высоко оценил итоги визита для дальнейшего конструктивного развития ситуации в Крыму.

Апрель стал временем нарастающей блокады полуострова со стороны Украины и роста насилия в самой Украине, особенно на юго-востоке. В этих сложных условиях увеличивается значение сотрудничества различных этнических общин в Крыму, их взаимодействия с властями. Поэтому необходимо избежать роста конфронтации и напряженности и обеспечить решение проблем людей законными методами.

 

Дамир Мухетдинов

первый заместитель председателя ДУМЕР,

член Общественной палаты РФ

 

Всероссийская газета мусульман «Ислам минбаре», №4 (222), апрель 2014 г.

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/analytics/amal/32383/">ISLAMRF.RU: Судьбы Крыма в апреле 2014 года: время встреч и законов</a>