RSS | PDA | Архив   Пятница 24 Ноябрь 2017 | 1433 х.
 

Заграница нам поможет или навредит? К вопросу о религиозном образовании за рубежом

31.08.2015 11:31

Столько уже сказано и написано о зарубежном религиозном образовании, что даже удивительно, почему мы так далеки, как и много лет назад, от позитивного решения проблемы. Одни предлагают тотально запретить выезд молодых ребят за границу, видя в этом корень всех бед Ислама в России, другие, наоборот, отстаивают право учиться в мировых центрах мусульманского знания, то ссылаясь на Конституцию, то отрицая, в принципе, ценность и важность получения базового образования на Родине.

 

На мой взгляд, уязвимы обе позиции. И решение даже не где-то посередине между крайностями, как часто бывает. В данном случае речь вообще должна идти не о сугубо внутреннем или зарубежном образовании. Необходима эффективная система интеграции и социализации вчерашних студентов в той модели и системе духовно-религиозной деятельности, которая сложилась в постсоветскую эпоху. 

При ее наличии проблема того, где именно учился или проходил практику тот или иной имам, снимается сама собой.    

Ничто не ново под луной

В выезде российских мусульман за рубеж для получения религиозного образования нет ничего принципиально нового. Многие крупные и средние фигуры дореволюционного российского исламского  сообщества учились за границей. Отличались только страны их выезда. Следует однако отметить, что за границей не обучались многие российские муфтии.  Это были председатели Оренбургского магометанского духовного собрания улемы  Габдуррахим Габдуссалям,   Габдулвахид Сулейманов, затем светские лидеры  ОМДС Кутлуг-Мухаммед Тевкелев, Мухаммедьяр Султанов (см ниже), Мухаммад-Сафа Баязитов. Великий улем, муфтий ЦДУМ в 1921-1936 гг. Риза Фахредин также получил только российское образование.    

Отправлявшиеся в достаточно  взрослом возрасте российские шакирды были способны отличить зерна от плевел, истинное знание от привнесенных новшеств.  Многие из них отправлялись в Бухару и другие центры Средней Азии. Среди тех, кто получил образование там – великие улемы Абдуннасыр Курсави и Шигабутдин Марджани, шейх и классик  татарской литературы Абдуррахим Утыз-Имяни. При уважении к среднеазиатской учености они  весьма  критично оценили бухарское средневековье. Из Бухары и Кабула в Волго-Уральском регионе началось распространение суфийского тариката (ордена) Накшбандийа-муджаддидийа. Здесь важнейшую роль сыграл  шейх н Хабибулла бин Хусаин аль-Ури (Оруви) 

Учились в Бухаре и главы Оренбургского магометанского духовного собрания, например, первый муфтий Мухамеджан Хусаинов (1788-1824) и Галимджан Баруди (1917-1921), первый избранный муфтий ОМДС. А вот бывший чиновник Мухаммедьяр Султанов прошел, как бы сейчас назвали, курсы повышения квалификации в Бейруте. 

Образование в Средней Азии было основано на матуридитской акыде, ханафитском мазхабе, суфизме и признанной Шариатом народной традиции и обычаях. Характер исповедания Ислама, который проникал вместе с возвращавшимися студентами, имел отпечаток торговой культуры Бухары и Хивы.  

Между тем, среди российских мусульман была тенденция продолжать образование в Медине (входившей тогда в состав Османской империи), то есть в регионе зарождения Ислама, ассоциировавшимся с источником истинных знаний. Среди «мединцев» можно назвать такие имена, как шейх Накшбандийи, улем и историк Мурад Рамзи, Хамидулла Альмушев, политический лидер Абдуррашид Ибрагим. Великий Муса Биги  продолжил образование также в каирском «аль-Азхаре». В египетской столице 3 года учился, кстати, и легендарный глава Центрального духовного управления мусульман (ЦДУМ) времен Великой Отечественной войны Габдуррахман Расули (муфтий ЦДУМ в 1936-1950). Вместе с Биги и  Расули в «аль-Азхаре» учился и будущий основатель уфимского джадидского медресе «Галия», казый ЦДУМ Зыя Камали.   

К концу XIX в. Стамбул становится все боле привлекателен как центр светского и религиозного образования. В османской столице совершенствовался у шейха Накшбандийа Зияуддина Гюмюшханеви шейх Зайнулла Расули, которого называли королем татар. В Стамбуле, а также в Сирии, учился его ученик и соратник на Северном Кавказе Сайпула-кади Башларов. В Стамбуле продолжили образование будущие мударрисы джадидского медресе «Буби» улемы Габдулла и Губайдулла Буби.  

Безусловно, можно вспомнить еще массу имен выдающихся деятелей Ислама дореволюционной России, получавших образование за рубежом. 

Советское время

Что крайне важно и интересно, традиция существовала даже в советское время, когда выезд за рубеж был крайне ограничен. Одним из первых получил высшее образование в «аль-Азхаре» председатель ЦДУМ Талгат Таджутдин. Там же учился председатель Среднеазиатского духовного управления мусульман  Шамсиддинхан Бабаханов (1982-1989) и председатель Координационного центра мусульман Северного Кавказа Исмаил Бердиев. 

В Иордании получал образование муфтий Чечни и первый президент Чеченской республики Ахмад-хаджи Кадыров. Муфтий ДУМ Башкортостана  Нурмухаммад Нигматуллин получил образование  в Сирии, муфтий ДУМ Татарстана (1998-2011) Гусман Исхаков – в Ливии, председатель ДУМ Азиатской части России Нафигулла Аширов – в Алжире.

Наверное, единственным из крупнейших исламских лидеров современной России, кто имеет только внутреннее образование, как религиозное, так и светское, - это председатель Духовного управления мусульман Российской Федерации и Совета муфтиев России муфтий Равиль Гайнутдин. Но, повторяюсь, он далеко не одинок в череде российских муфтиев.    

Почувствовать вкус

Ничего удивительного в зарубежном образовании нет. Российские мусульмане при всех их особенностях – часть мировой уммы. Президент Владимир Путин в свое время подчеркнул это, отметив, что последователи Ислама в нашей стране имеют все права и возможности поддерживать связи с единоверцами. Это естественно. 

Да, нужно выстраивать дальше, развивать и углублять наше российское исламское образование и науку. Ребята должны иметь возможность получить знания на родине. Будущие имамы вначале должны получить как минимум среднее профессиональное образование в России. Эта норма фактически существовала уже к концу XVIII в. За рубеж ездили только после обучения в одном из крупных отечественных медресе. Основную роль здесь играли медресе Каргалы под Оренбургом. С 1890-х гг. специалисты только с зарубежным образованием уже официально не могли возглавлять приходы и медресе. При этом знание, полученные в основных медресе мусульманского мира, продолжали цениться как самими мусульманам, так и властями. И в настоящее время необходимы практика и обучение за границей, в ведущих центрах. 

Никакое, даже самое качественное образование дома, не заменит последней. Есть понятие традиции, духа и культуры. Ребята, хотят почувствовать то, что изучают, если так можно выразиться, на вкус, пропустить через себя. Что нормально и понятно. 

Даже из Турции с ее религиозным образованием высокого качества студенты ездят за границу. 

Важен человек, а не география

Проблема, в конце концов, не в том, где именно получал образование имам – в России или за рубежом. Можно и дома в каких-то неофициальных полуподпольных квартирах-медресе научиться не так и не тому. Возвращающиеся же домой из-за границы ребята в основном имеют классическое общее исламское образование, не предполагающее, в принципе, какого-то экстремизма. 

Дело, как правило, не в географии, не в стране обучения, а в конкретном человеке и в конкретной ситуации. Очень важно, в каких условиях оказывается вчерашний студент по приезду домой. Будет ли он востребован, найдет ли свое место, займется ли практической открытой работой, а не скрытой полуоппозиционной и оппозиционной демагогией? – Вот, в чем корень вопроса. 

Выпускников зарубежных вузов необходимо интегрировать в общую работу, в систему, а не демонизировать и маргинализировать. Зачем самим себе создавать проблему, плодя протестно настроенную молодежь, которая будет сидеть по квартирам и ждать своего «часа Х». 

Я не говорю, что имамы старого поколения все, как один, должны встать и освободить кабинеты и минбары для вновь прибывших. Нет. Молодежи надо грамотно определить фронт и направления работы с соответствующим официальным статусом заместителей или руководителей отделов, необходимыми ресурсами и главное - ответственностью.

Реальная работа на земле делает практиками и прагматиками (в самом хорошем смысле) даже самых, мягко говоря, романтично настроенных молодых людей. 95% выпускников иностранных вузов, в том числе саудовских и любых других, и российских исламских учебных заведений, вполне могут быть встроены в систему. Это пойдет, как показывает практика Духовного управления мусульман РФ, ЦДУМ и ДУМов Северного Кавказа, и идет всем на пользу. 

Неадекватных, как сейчас говорят, единицы. В основном ребята хотят и могут работать и приносить пользу окружающим, своей общине и всей стране. 

Тотально запрещать учебу за рубежом не только контрпродуктивно, но и вряд ли возможно. Все равно теми или иными способами будут выезжать, учиться и возвращаться. 

Не надо шельмовать. Надо выстраивать систему адаптации на местах.  

Дамир Мухетдинов, первый заместитель председателя ДУМ РФ,
ответственный секретарь Международного мусульманского форума
Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/analytics/amal/37499/">ISLAMRF.RU: Заграница нам поможет или навредит? К вопросу о религиозном образовании за рубежом</a>