RSS | PDA | Архив   Суббота 16 Ноябрь 2019 | 1433 х.
 

Академик Е.М.Примаков: «Необходима политическая борьба против интерпретаций ислама как идеологии воинствующего экстремизма»

10.02.2011 10:16

26 января в РУДН в Москве на расширенном заседании Ученого Совета Президенту ТПП РФ, члену Президиума РАН академику Е.М.Примакову вручили регалии почетного доктора Университета. После торжественной церемонии Е.М.Примаков выступил перед профессорско-преподавательским составом Университета с лекцией, посвященной Северному Кавказу и проблемам ислама, исламского терроризма в этом регионе: 

 

До сего времени Центр шел двумя путями для урегулирования положения на Северном Кавказе. Первый путь можно условно назвать кадыровским, когда лидерам Северного Кавказа передаются очень большие функции и делается ставка на то, что они сами будут вести очень серьезную борьбу с бандформированиями и сделают все для стабилизации обстановки. Много аргументов в пользу этого пути, безусловно. События в Чечне демонстрируют эти аргументы. Однако  существует и много издержек, среди которых вынужденное согласие с тем, что власть на месте не только может, но и перерастает во всевластие, не ограниченное законом. Второй путь, условно говоря, - хлопонинский эксперимент. Создание СКФО, применение комбинации из социально-экономических мер и решительных силовых приемом против вооруженных нелегальных формирований  с целью все большего втягивания Северного Кавказа в государственные структуры РФ. Думаю, что применимы оба этих пути с учетом корректировки по ходу дела. Но при этом, как представляется, необходимо не просто принимать во внимание, но и исходить из ряда реальностей. Главная из них – объективный процесс роста влияния ислама. Волна исламизации – это глобальный феномен. Следует учитывать, что происходящее в течение двух столетий включение Кавказа в Российское государство осуществлялось в условиях не подъема, а спада ислама. Сейчас принципиально другая ситуация. Сейчас происходит подъем ислама, и было бы ошибкой абстрагироваться от влияния взрывного подъема мирового ислама на положение на Северном Кавказе.

 

Вместе с тем подъем ислама на Северном Кавказе обладает рядом особенностей. Среди мусульман, например, Западной Европы выдвигаются требования признать их права на исключительность в одежде для женщин, в образе жизни, но без нарушения существующей Конституции. А у нас на Северном Кавказе остроту приобрела вооруженная борьба боевиков, ставящих своей целью исламизацию существующих государственных структур. Уход многих молодых людей в лес, думаю, не вызван поголовно столь распространенной версией мести за погибших  родственников. Далеко не все они стали боевиками из-за того, что в условиях повальной безработицы им нечем больше заняться. Нельзя сбрасывать со счета, что под влиянием  исламских экстремистских проповедников многие из них не желают мириться с охватившими местную власть коррупцией, распространением внутрь и вширь беззакония. Все это на Северном Кавказе выражено в гораздо более контрастных тонах, чем в других регионах России.

 

Почему я сопоставил положение на российском Северном Кавказе с Западной Европой? И в России, и в Западной Европе мусульмане составляют меньшинство. И тут, и там на них воздействует подъем исламизма в мире. Однако принципиально отличаются друг от друга и мотивы, и формы борьбы исламистов этих двух регионов. Экстремизм поднимает голову в тех странах, где мусульмане составляют большинство. Там он в основном направлен против светских или умеренных исламских режимов. Еще одна характеристика, которую нужно иметь в виду: нельзя считать, что государства с исламскими режимами,  являются союзниками экстремизма в исламском движении  целом и исламских экстремистов на Северном Кавказе, в частности. У нас часто проявляется элементарное заблуждение: раз экстремисты на Северном Кавказе выступают под лозунгами ваххабизма, то значит их поддерживает Саудовская Аравия и их ваххабитский режим.  Прежде всего, уверен, что «наши» ваххабисты (они, конечно, не наши), не знают, что между учением Абд аль-Ваххаба, с которым он выступил в 18-м веке, и идеями джихадистов и исламских экстремистов существует фундаментальное различие. «Наши» террористы на Северном Кавказе игнорируют многие положения Корана. В Коране  говорится, что самое большое преступление мусульманина – если он убивает мусульманина.  В Коране говорится, что нельзя убивать женщин и детей. В Коране говорится, что нельзя кончать жизнь самоубийством. Все это есть в Коране, но игнорируется террористами, которые думают, что попадут в рай. Но даже если исходить из их понимания загробной жизни, то можно прийти к выводу, что в рай они не попадут, даже по всем мусульманским обычаям. Плохо они знают об этом. В 2008 году мне довелось беседовать с королем Саудовской Аравии Абделлой. Он принимал меня уже не в первый раз, и это позволило задать ему несколько откровенных вопросов. Я спросил Короля о его отношении к экстремистам-джихадистам. «Я решительный сторонник умеренного ислама!» - ответил король КСА. Привожу этот эпизод совсем не для того, чтобы показать отсутствие связей экстремистов Северного Кавказа с радикальными экстремистскими и террористическими организациями на Ближнем Востоке. Но эти существующие связи –  переброска оружия, финансирование по различным каналам,  проникновение извне матерых преступников, которые зачастую становятся руководителями бандформирований – это все идет не по государственной линии. Такая констатация важна, так как руководство Саудовской Аравии, ОАЭ, Катара, Египта, Кувейта, Сирии, Иордании, где население в большинстве своем исповедует ислам суннитского толка – а мусульмане Северного Кавказа  тоже сунниты – можно и нужно рассматривать как потенциальных сторонников, способных теми или иными мерами помочь в борьбе с исламским джихадизмом на Северном Кавказе.

 

Для характеристики положения на Северном Кавказе, особенно в Дагестане, важно отметить: опасность не только в том, что несколько сот молодых людей начали вооруженную борьбу, совершают нападения на представителей властей и террористические акты против мирного населения. Главная опасность в том, что против них не  настроена большая часть местного населения, а некоторые втайне им сочувствуют. Без перелома таких настроений тщетными будут попытки полностью подавить исламистов и экстремистов. Нужно всем, кто добивается стабилизации обстановки на Северном Кавказе, а их подавляющее большинство в России, понять, что борьба предстоит долгая и не ограничиться отстрелом главарей бандформирований. При продолжении силового подавления боевиков необходимо сконцентрироваться и на других мерах.

 

Одну их них мы уже правильно определили: это социально-экономическое развитие отсталых в этом отношении северокавказских районов…. Особое значение имеет политическая работа среди мусульманского населения Северного Кавказа. В советское время с этой целью использовалась атеистическая пропаганда, идеология правящей Коммунистической партии, в которую вовлекалась местная элита. Сегодня положение другое. Атеистическая пропаганда против ислама как религии полностью противопоказана. Контрпродуктивно вести линию на противодействие обычаям, в частности, традиционной одежде мусульманок.  Модернизация сама внесет изменения в отдельные проявления быта местных жителей. Вместе с тем необходима политическая борьба против интерпретаций ислама как идеологии воинствующего экстремизма. Здесь широкое поле деятельности для исламских проповедников. Специфика нынешнего положения в том, что многие из ныне действующих муфтиев, еще больше тех, кто стремится ими стать, проходят соответствующую подготовку за рубежом. Нужно сделать все от нас зависящее, чтобы такая учеба проходила в зарубежных центрах известных своей приверженностью к истинному исламу, не экстремистскому.  Преимущество в этом плане перед Пакистаном и Афганистаном имеют страны Ближнего Востока, с которыми могут быть установлены  специальные связи, обеспечивающие такую учебу. На Северном Кавказе можно отметить низкий авторитет руководителей ДУ. В советский период они были активными проводниками официальной линии. Теперь не только отсутствует такая возможность, но если того или иного лидера подозревают в тесной связи с центральными структурами, он теряет свое влияние на население. При назначении и рекомендациях к выборам местных руководителей следовало бы делать ставку на тех, кто готов не уклоняться от профессионального разговора с верующими мусульманами, но и не намерен полностью перекладывать на проповедников всю тяжесть такой деятельности.

 

….Борьба за Северный Кавказ оборачивается жертвами россиян от террористических актов, осуществляемых в Москве и других городах.  Это тяжелейшая цена, но ее приходится платить до тех пор, пока не удастся радикально изменить обстановку в северокавказском регионе. Альтернативы не существует.

 

IslamRF.Ru

 

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/analytics/expert/15041/">ISLAMRF.RU: Академик Е.М.Примаков: «Необходима политическая борьба против интерпретаций ислама как идеологии воинствующего экстремизма»</a>