RSS | PDA | Архив   Вторник 21 Ноябрь 2017 | 1433 х.
 

Старые проблемы новой политики

03.04.2012 18:08

Часть1. Проблемы.  

 

Возращение В.Путина в Кремль для подавляющего большинства  аналитиков было делом решенным еще в сентябре прошлого года, когда о новой рокировке было объявлено на съезде Единой России. При этом высокий градус  общественной активности, который наблюдался в декабре-январе к 4 марта принял допустимые значения и основные акции протеста уже не напоминали нам Болотной площади или проспекта Сахарова. Доверие россиян, и в частности мусульманской уммы к В.Путину было продемонстрировано теми результатами, которые он показал в Приволжском и Северо-Кавказском федеральных округах. В первом он получил больше всех в абсолютных цифрах (свыше 11 млн. голосов), а во втором как всегда показал самый высокий процент (около 80%). Однако до настоящего времени не совсем ясны контуры новой программы избранного Президента, его приоритеты во взаимоотношениях с уммой и те проблемы, на которых он намерен сосредоточить свое внимание.

 

Проблем же за 4 года отсутствия В.Путина на главном посту государства в мусульманском сообществе накопилось изрядное количество. Во многом это связано и с полетами креативной мысли помощников Д.Медведева по религиозным вопросам. Попытки кардинально изменить карту мусульманских централизованных организаций могут быть охарактеризованы скорее в терминах нанотехнологий, чем в рамках диалога с мусульманской общественностью. Связано это и с размерами новых объединений, и с их жизнеспособностью, которая держится исключительно на политических технологиях. При этом необходимо отметить, что технологичность самого процесса создания организаций без реальных целей была отработана «на высоком исполнительском уровне».

 

Однако за действиями отдельных чиновников не стоит забывать и о реальных процессах, проходящих с участием и внутри российской мусульманской общины. Во-первых, речь идет о постоянной угрозе роста экстремистских и террористических движений, которые себя ассоциируют с Исламом. Объективность такова, что за последние 4 года мы увидели не только количественное увеличение радикальных организаций, но и качественное изменение действий тех, которые уже присутствуют на территории России. К официально запрещенным, на территории центральной России «Хизб ут-Тахрир» (решение Верховного суда от 14 февраля 2003 г.), «Нурджулар» (решение Верховного суда от 10 апреля 2008 г.), «Сулейманджи» добавились целый ряд более мелких, но при этом более радикальных групп такфиристов и джихадистов, которые принесли идеологию тотального джихада в Поволжье. Результаты их деятельности мы могли наблюдать в декабре 2010 года в Татарстане, когда организованная группа молодых людей совершила покушение на представителя МВД. Радикалы распространяли свое влияние в самые различные социальные среды, используя в своих целях, как молодых мусульман, попавших в сложную жизненную ситуацию, так и привлекали неофитов, которым значительно труднее разобраться в хитросплетениях риторики экстремистов. Необходимо отметить, что значительный ресурс адептов радикальных идей представляют собой молодые мусульмане, выезжающие на учебу в зарубежные исламские центры. На сегодняшний день не существует эффективных механизмов мониторинга деятельности таких студентов.  При этом необходимо отметить, что борьба с представителями запрещенных организаций осложнялась недальновидной позицией отдельных имамов и даже более высокопоставленных служителей мусульманской религии в региональных духовных управлениях.

 

Серьезной проблемой на нынешнем этапе развития уммы можно назвать переходный период в развитии региональных духовных управлений мусульман. Далеко не все руководители муфтиятов сейчас способны выстраивать многоаспектную работу с общиной, особенно в условиях ее значительного роста за счет иммигрантов. Более того, именно информационная пассивность большинства региональных духовных управлений способствует росту количества проблем в развитии общин в отдельных регионах. Зачастую на первый план в работе региональных духовных управлений выходят вопросы более «приземленного» свойства (строительство мечетей, расстановка кадров и др.). Результатом подобной расстановки приоритетов в последствии становятся захваты мечетей молодыми и активными людьми, вернувшимися из-за рубежа, попытки выхода отдельных общин и даже целых мухтасибатов из состава регионального духовного управления. Такую картину мы наблюдали осенью прошлого года в г.Баймаке Республики Башкортостан. Некоторые общины сами готовы выйти из состава духовного управления. Подобные тенденции наблюдаются в целом ряде регионов: Кировской области, Республике Марий Эл, Пермском крае и др. Все эти события свидетельствуют о необходимости реформирования деятельности региональных духовных управлений. Основной же проблемой, которая препятствует реформированию является объективный дефицит кадров.

 

Другой проблемой, которая становится все более актуальной и в значительной степени связана с предыдущей является интеграция иммигрантов-мусульман в российскую умму. В большинстве случаев региональное духовное управление не имеет серьезных рычагов, чтобы влиять на ситуацию с адаптацией приезжих, которые привозят с собой свои обычаи, а иногда и идеи «чистого», «настоящего» и других, как им кажется «истинных» ислама. В этой связи особую важность представляет взаимодействие с органами государственной власти и особенно Федеральной миграционной службой. Именно они в первую очередь заинтересованы в минимизации угроз, связанных с распространением в конкретных городах и регионах радикальных идей, основанных на Исламе.

 

Также стоит отметить, неоднозначную информационную политику мусульманских общественных организаций, которая нацелена, прежде всего, на поддержание уже существующих связей и целевых групп. Переживавший бум роста в 2007 – 2009 гг. мусульманский интернет постепенно упирается в расставленные им самим границы и фактически замыкается на нескольких глобальных направлениях, ориентированных на достаточно узкую прослойку интеллектуалов и молодежи. В настоящее время нецелесообразно использовать интернет-ресурсы для решения межорганизационных противоречий, так как ресурсы информационного влияния необходимы для социализации молодых мусульман, активно использующих интернет. В большинстве своем, они при недостатке знаний проявляют повышенную информационную активность (как в направлении поглощения информации, так и в направлении выдачи каких-либо позиций и мнений по важным для них вопросам). В этой связи ориентация на них может способствовать уже в ближайшем будущем росту информационного влияния традиционного ислама в информационном пространстве, а молодое поколение в свою очередь сможет привнести новые методы его информационного продвижения в новые социальные группы.

 

Как видно из весьма краткого описания существующих проблем российской уммы их решение требует, как серьезного внимания нового-старого Президента, так принципиально иных подходов в управлении процессами в мусульманском сообществе страны.

 

Часть 2. Новая политика.

 

В нынешней ситуации В.Путину, чтобы содействовать разрешению проблем российской мусульманской уммы необходимо исходить из новых методов и средств в своей политике. Во-первых, одним из наиболее рациональных шагов станет акцент на взаимодействии с проверенными централизованными мусульманскими организациями. Это поможет устранить то непонимание и напряженность, которые возникли между органами государственной власти и ведущими мусульманскими объединениями страны. Институциональные реформы оправданы лишь при наличии конкретной цели, а формирование дополнительной организации в качестве противовеса чревато возникновением новых проблем.

 

На современном этапе существует реальная необходимость в ресурсном усилении региональных духовных управлений (при общем сокращении их численности). В настоящее время уже можно говорить, что в регионах, где имеются 2,3,4 духовных управления элементарно идет политическая игра, которая с интересами верующих не имеет ничего общего.

 

Второй момент в политике В.Путина, который бы хотелось увидеть в ближайшее 6 лет – это изменение вектора агрессивности по отношению к экстремистам и террористам. В первый президентский срок Владимир Владимирович нещадно боролся с представителями экстремистских групп с помощью методов силового давления. В настоящее время очевидно, что данная тактика кроме плюсов имеет ряд отрицательных моментов. Так, например, родственники уничтоженных террористов во многих случаях сами уходят в лес или помогают террористам. Осужденные члены Хизб ут-Тахрир продолжают свой даават уже в исправительных учреждениях, чем фактически делают бессмысленным заключение их под стражу в обычные тюрьмы. В настоящее время совместными с централизованными мусульманскими организациями усилиями возможно использовать накопленный опыт и имеющиеся ресурсы в деле противодействия экстремистским движениям. Это касается целого спектра вопросов, который на самом деле связан в один прочный узел. Здесь, и информационная политика в интернете (блокировка доступа к экстремистским сайтам, более агрессивная информационная политика региональных духовных управлений, физическая и информационная изоляция экстремистов), и работа с прибывшими из зарубежных исламских центров студентов, получивших духовное образование (аттестация на право заниматься образовательной и проповеднической деятельностью), и становление системы российского мусульманского образования (развитие имеющихся учебных заведений, обеспечение их необходимыми ресурсами). Вся эта информационная активность должна иметь своей целью повышение устойчивости российской уммы к религиозным течениям и взглядам, разрушающим ее целостность и противопоставляющим ее российскому обществу.

 

Третий момент по счету, но не по важности касается продвижения в российское общество образа современного мусульманина. Безусловно, об этом уже было не раз и не два сказано на различных круглых столах и форумах, были выработаны кучи рекомендаций и резолюций, но при этом не сделано видимых реальных шагов. Таких простых и понятных российскому обществу шагов как использование коммерческого кинематографа, компьютерных игр и других средств масс-медиа, оказывающих формирующее влияние на современного российского обывателя. Реализация хотя бы одного удачного медиа-проекта способна изменить само представление о российской умме, как части российского общества, сблизить ее с обывателем, а значит уменьшить количество предрассудков во взаимоотношениях. Помощь органов власти в этом деле также крайне необходима.

 

Таким образом, наше импровизированное пожелание В.Путину на новый президентский срок можно выразить достаточно кратко: институциональная реформа региональных духовных управлений без умножения всероссийских муфтиятов и агрессивная информационная политика по формированию обширной прослойки исламских интеллектуалов, ориентированных на планомерную интеграцию мусульманской уммы в российской общество. 

 

Марат Хайретдинов, руководитель Информационно-аналитического отдела ДУМЕР

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/analytics/expert/21493/">ISLAMRF.RU: Старые проблемы новой политики</a>