RSS | PDA | Архив   Четверг 23 Ноябрь 2017 | 1433 х.
 

М. Хан: Ислам не уступил модернизму, не уступит и постмодернизму

17.04.2015 10:54

Постмодерн, постмодернизм – эти термины стали своеобразным маркером современности. Они звучат повсеместно и в самом разном контексте – культурном, социальном, политическом, гендерном. Тем не менее, четкого и однозначного определения того, о чем идет речь, нет.

 

Вопрос об универсальном определении подразумевает существование базового качества, которое выходит за пределы локального контекста. Но, по установкам постмодернизма, это считалось бы непростительным грехом.

 

Главная идея, стоящая за попытками постмодернизма дестабилизировать основы современных знаний и современной этики, заключается в вызове общим теориям, претендующим на универсальную применимость. Постмодернистский мыслитель стремится отдать предпочтение пространственно-временному настоящему и локальному над вечным и глобальным.

 

Постмодернистские дискурсы имеют место в различных формах. Они включают, но не ограничиваются, постколониальные исследования и прозу, литературную теорию и ее критику, постструктуралистский анализ, постмодернистский феминизм, генеалогию, археологию истории и зачастую просто культурные релятивистские концепты или даже некие тезисы, отрицающие рациональность и рационализм.

 

В силу разнообразия охарактеризовать их сущность довольно трудно. Зато просто обозначить, что для них не характерно. Это - не возвышенные, приземленные идеи, которые оправдывают себя на основе некой трансцендентной этики или непогрешимого суждения и кичливой вескости через пространство и время. Постмодернистские тексты гордятся своим специфическим культурным и историческим характером.

 

Я вообще убежден, что у постмодернизма может и не быть универсально применимого определения. Но абсолютно точно речь идет об универсальном феномене. Вспомним знаменитые слова Жана Фрасуа Лиотара: «Постмодернизм - это выражение недоверия к прописным истинам».

 

Постмодернизм как реакция или даже отторжение основополагающих элементов постпросвещенческой современности, является распространенным явлением. В постиндустриальном обществе, вроде Западной Европы, постмодернизм проявляется как отказ от привычных институтов, таких как брак, традиционная структура семьи, гендерных ролей и даже гражданского национализма и построенного на нем национального государства.

 

Между тем, в мусульманском мире постмодернизм проявляется в форме религиозного возрождения, которое отвергает такие модернистские институты как секуляризм и национализм и пропагандирует иную морально-политическую этику и иную форму политического единения (умма).

 

Терроризм и постмодернизм

 

Как постмодернизм вырос из эпохи модернизма? Для ответа давайте предположим, что есть некое человеческое побуждение к свободе. Это тот самый импульс, который позволил вдруг обнаружить, что современность стала традицией. Каким-то любопытным образом пребывание современного общества под благосклонной защитой государства и поклонение разуму и науке стала символизировать жизнь в традиционном обществе.

 

В этом смысле постмодернизм – раздраженный и в какой-то мере иррациональный ответ на удушающие свойства институтов современности. Культура либерализма с его политкорректным дискурсом, который доминирует в продвинутых обществах, скорее изнуряет человеческий дух, чем освобождает его. Постмодернизм – неистовая реакция на эту форму современной политической культуры.

 

Это звучит парадоксально, но самое впечатляющее проявление постмодернизма – современный всплеск терроризма. Заметьте, что терроризм воспринимается как угроза самым сильным из современных институтов – государством.

 

Терроризм отметает всю этику, окружающую принцип суверенитета. Сегодня террористы и государства попали в тиски глобальной борьбы. Как воспринимают себя террористы? – Они считают себя борцами за свободу; но государства, воюющие с ними, тоже заявляют, что это они защищают свободу. Т. е. постмодернизм – это открытие свободы заново.

 

Вызов, который бросает постмодернизм современности, проявляет себя в двух отдельных, но одинаково разрушительных формах. Одна из них культурная, а другая – философская (эпистемологическая). С культурной стороны проявления постмодерна в виде новых общественных движений в сфере искусства, политики или образа жизни с энтузиазмом разрушают отточенный порядок вещей, который сформировался посредством здравого смысла в самом расцвете современности.

 

Религия в эпоху постмодерна

 

При всем вышесказанном в том, что происходит, есть своеобразные позитивные моменты. Постмодернизм странным образом формирует среду, в которой становится возможным сосуществование религиозного мышления и постмодернистской современности с ее философией.

 

Как я уже сказал, нынешнее возрождение религии – парадоксальный феномен постмодерна. И философия постмодернизма, и религиозная теология отвергают притязания модернистов на непогрешимость разума.

 

Три сотни лет Ислам сталкивается с вызовом европейского Просвещения и модернизма. Но, по сравнению с другими религиями, его состояние за этот период в итоге оказывается гораздо лучшим. В то время как значимость практических всех других религий снизилась до локальных масштабов, вплоть до остаточных традиций или редких ритуалов, Ислам в XX веке пережил заметное возрождение.

 

Однако на лице мусульманского мира легко заметить шрамы текущей исторической эпохи. Секуляризм и национализм, две страшнейших болезни современности, теперь заметно укоренились в разных его частях.

 

Идеологии, возникавшие в разных состояниях современности, такие как марксизм или либерализм, продолжают конкурировать с Исламом в попытке придать собственную форму мусульманским обществам. Даже мусульманская интеллигенция, стремящаяся к аутентичности, вынуждена становиться жертвой модернистских дискурсов, тем самым жертвуя порой исламскими принципами.

 

Ислам и современность

 

Необходимо понимать, что Ислам и современность не обязательно являются противоположностями. На самом деле, есть серьезное основание полагать, что генезис просвещения и модернизма может быть обнаружен в процветавшей средневековой исламской цивилизации.

 

Однако модернизм в своем развитии в прошлом столетии совершил множество неверных шагов, расшатав собственные базовые принципы. Ценность свободы, которую Кант понимал как свободу творить добро, теперь понимается как свобода делать все, что угодно. Разум заменился на инструментальное понимание здравого смысла. Знание стало прислуживать власти. Мудрость была заменена на общественное мнение. Поэтому, даже несмотря на то, что мусульмане тоже наслаждаются плодами современности, Ислам оказался напротив темной стороны модернизма.

 

Как современный исламский философ, живущий в сумраке современности в самом сердце Запада и глубоко ностальгирующий по определенному свыше порядку вещей, согласующемуся со здравым смыслом и справедливостью, я восхищаюсь систематическим разрушением современного уклада силами, которые она сама же и породила, спустила с привязи. Нормативная структура безграничной свободы и культура непочтительности, которые сознательно взрастил модернизм для «низложения» Бога, теперь обрушилась на собственных создателей.

 

Скептицизм, основанный на априорной непогрешимости и универсальном верховенстве разума, был основополагающей чертой современности. Он был придуман для уничтожения веры и направления в иное русло присущего человеку стремления поклоняться и подчиняться. Теперь стали изобретать новых «богов» и новые традиции, объявлять новых «пророков» и представлять себе новые «ра’и» (мнения, интерпретации).

 

Постмодернистское возрождение веры

 

Религия не только выжила за пять сотен лет нападок на Бога и Его послания, но и вернулась с нарастающим рвением, которое ставит в тупик постмодернистское бытие.

Постмодернистское бытие, сердце которого без веры пусто, а ум без здравого смысла не зрел, может разрушить хрупкие основы современности, высмеять воспоминания о традициях, но не может постичь постмодернистское возрождение веры и не может ничего с ним поделать.

 

Те, кто ведет заранее проигрышную битву за современность против постмодернизма, отвергают возрождение веры как возвращение в прежние времена, как пережиток и скачок назад, в домоденизм. Их близорукость мешает им представить возрождение веры не просто как ее возвращение, а как рывок вперед.

 

Для тех, кто всегда был с Богом и кто дружил со здравым смыслом, кто искал и находил себя в традициях Аль-Газали, Ибн Халдуна и Ибн Рушда, возрождение религии – просто продолжение установленного свыше порядка вещей. Ислам не уступил модернизму, не уступит и постмодернизму. Спад Ислама был геополитическим и экономическим, но никогда – духовным и идейным.

 

Ислам с самого начала дружил со здравым смыслом. Признавая его безмерный потенциал и необходимость, но, в то же время, оставаясь осведомленным о его ограниченности. Дебаты Аль-Газали и Ибн Рушда о природе причинной связи – прекрасная летопись отношения Ислама к здравому смыслу. Ислам признал одновременно и абсолютность истины, и относительность притязаний на истину. 1400 лет мусульмане верят в один Шариат, но признают четыре, и даже более, разных его толкований (мазхабов), конкурирующих и иногда противоречащих друг другу.

 

Ислам выжил в эксперименте под названием «современность» и выживет в костре постмодернизма, который угрожает сжечь лабораторию вместе с экспериментом. Внутри Ислама есть достаточный простор в плане эпистемологического плюрализма, к примеру, признание законности различных правовых позиций, основанных на разных контекстах или времени, или основанных на дискурсивных эпистемах вроде: «бурхан» – просветление, «джадаль» – диалектика и «хатаба» – риторика, что позволит Исламу урегулировать эпистемологический бунт постмодернизма.

 

Муктедар Хан, доктор философии, вице-президент Ассоциации мусульманских ученых-обществоведов, сотрудник Института Брукингса (одного из старейших «интеллектуальных центров» Соединенных Штатов), преподаватель политологии, доцент Колледжа Адриан (Мичиган, США)

«Ijtihad» (http://www.ijtihad.org)

 

 

 

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/analytics/expert/36414/">ISLAMRF.RU: М. Хан: Ислам не уступил модернизму, не уступит и постмодернизму</a>