RSS | PDA | Архив   Среда 5 Август 2020 | 1433 х.
 

Что общего между Combat 18 и Д.Умаровым?

11.12.2009 10:52

При тщательном анализе выясняется, что вопрос о том, какое отношение имеет карело-финский экстремизм к кавказскому, отнюдь не является пустым.  

 

Одно и то же событие, относящееся к разряду резонансных, зачастую интерпретируется экспертами с разницей до полной противоположности. Оно и понятно: одни неравнодушные сограждане больше понимают в технике, другие – в медицине, третьи – в преступных группировках, четвертые – в политических раскладах. Хочется верить, что разнобой версий в интерпретации крушения поезда «Невский экспресс» на 285-м км Октябрьской магистрали куда больше, чем в истолковании катастрофы на СШГЭС, именно по этой причине, т.е. от разницы в специализации.

 

Оранжевые (!) спецовки

 

Хочется, но не получается. Прежде всего, потому, что едва в СМИ появляются первые свидетельства с места события, как тут же начинает происходить мощнейшее засорение эфира. Так некий персонаж из Донецкой области, якобы профессиональный железнодорожник, выходит в «топ» интернет-дискуссий с доказательствами, что случившееся есть результат износа рельсов. Вообще-то трасса Москва–Петербург содержится лучше любой другой трассы страны, к тому же недавно, в связи с предстоящим пуском скоростного поезда «Сапсан», ремонтировалась по участкам. Но железнодорожник судит о российских путях по своей латанной-перелатанной «Укрзалызнице». При этом признается, что понимает в полотне, но не смыслит в вагонах. Однако наша аудитория охотно принимает эти аргументы «не выше полотна». Исключительно техногенную версию с ходу поддержал и Станислав Белковский.

 

«Комсомольская правда», в отличие от Белковского, верит, что произошел теракт. Более того, отмечает, что его организаторы – весьма информированные люди, которые рассчитали, что как раз в 21.34 поезд №166 «Невский экспресс», следующий из Петербурга, должен был встретиться с московским рейсом №59. Которые знали, что за 40 минут накануне «Экспресса» по тому же пути вне расписания пройдет тестовым рейсом «Сапсан». Эти соображения весьма уместны и полезны для оценки, как потенциального масштаба трагедии, так и уровня злоумышленников.

 

Наутро после трагедии прошло несколько невнятных сообщений и о поисках некоего второго взрывного устройства. Далее выясняется, что уже в 2 часа дня в субботу (спустя 17 часов) взорвалась вторая мина, заложенная на рельсах. Как могли оперативники сразу нескольких служб, охраняющие и прочесывающие место происшествия, не заметить злоумышленника, который заложил еще одну бомбу? Или, если следовать логике у террористов был свой агент среди железнодорожников? Согласно основной версии террористы маскировались под работников РЖД, надев их форменные путейские жилеты. Сразу несколько пассажиров обратили внимание на четверых человек в оранжевых спецовках работников железной дороги. Эта четверка покрутилась некоторое время недалеко от места взрыва, засняв на фото воронку от взрыва, после чего села в машину и уехала. Также это подтверждается и сообщением машиниста «Невского экспресса», который рассказал, что этих странных путейцев он заметил еще до взрыва, когда только приближался к роковой отметке «285-й км». Как выяснилось в ходе следствия, вторая бомба, установленная на соседних железнодорожных путях, предназначалась для пассажирского поезда, который должен был проходить в то же время, что и «Невский экспресс», только в противоположном направлении. Судя по всему, террористы планировали взорвать не один, а два поезда. В этом случае жертв было бы несоизмеримо больше. Им не удалось воплотить свой страшный замысел в жизнь только благодаря чистой случайности: второй поезд опоздал на какие-то три минуты. Тогда оставшийся заряд и взорвали в тот момент, когда увидели, что на место крушения прибыла следственная группа во главе с Александром Бастрыкиным.

 

Скорее всего, некоторые подробности нам еще будут рассказаны специалистами правоохранительных органов, пока не имеющих санкции на разглашение. Когда они молчат (как и высшие чиновники, от которых Белковский немедленно ждет комментариев), это можно понять. В том числе можно понять пресс-службу СКП, пытающуюся отрицать, что Бастрыкин провел, по крайней мере, сутки в стационаре. Тем не менее, уже названные детали предполагают вопросы: с чем власть и общество имеют дело? Что стоит за терактом – месть, конкуренция, демонстрация сил?

 

Ингерманландские надписи на готике

 

Как известно, теракт приписывает себе «невоградская», то есть петербургская фракция группировки Combat 18. К ее деятельности в самом Петербурге относятся со странным легкомыслием, хотя группа БОРН, которая рекламирует себя именно на сайте российского подразделения Combat 18, в этом году «расписывалась» за резонансный подрыв памятника Ленину у Финляндского вокзала и за подбрасывание в вагон метро сумочки со свастикой, где было заложено то ли реальное, то ли фиктивное взрывное устройство. В Москве тот же самый БОРН взял на себя ответственность за убийство адвоката Станислава Маркелова. Петербургское СМИ с криминологической специализацией, издательский дом АЖУР (Агентство журналистских расследований), проявило поразительную некомпетентность в вопросе о Combat 18. Сразу же после распространения признания «Combat-Невоград» в совершении теракта онлайн-ресурс АЖУР (fontanka.ru) сообщило со ссылкой на почему-то анонимного представителя силовых структур, что никакого Combat 18 вовсе не существует с 2007 года, когда был арестован его единственный представитель Максим Марцинкевич. Аноним обманул дважды: 1) московский студент Марцинкевич представлялся от имени «Формат-18», а не Combat 18; 2) одновременно он называл себя сопредседателем Национал-социалистического общества, которое никуда не исчезло, а горячо боролось, хотя и в виртуальной сфере, за его освобождение. На следующий день в эфире радио «Свобода» заместитель главного редактора АЖУР Евгений Вышенков спешно поправил ошибку коллег, признав существование Combat 18. К этому времени московские правозащитники опубликовали краткую справку о международной группировке, а «Новая газета» напомнила, что ее представительство существует в России с 1995 г.

 

Ингерманландская тема приводит петербургских экспертов точно в какую-то неловкость. Несмотря на то, что в 1994–1995 гг. в городе трудно было найти автобус без готических надписей черной краской, обычно на стенке у переднего сиденья: «Ingria + Estonia = Russo-Baltija», «Ingria bez zhidov i kommunistov» – и все на таком русско-английском готическом суржике, а вовсе не на финском. Помимо «писателей на заборе», в Петербурге в начале 1990-х весьма активно проявляли себя и интеллектуалы, мечтавшие о свободной Ингерманландской республике с членством в НАТО. При этом вторым центром (а у некоторых и родиной) был не Петербург, а Петрозаводск. О чем доподлинно знает и Станислав Белковский, с порога отрицающий версию о существовании сепаратистов- радикалов. Сами же предположительно виртуальные радикалы о себе сообщают следующее: «С18 – это террористическая группа белых ребят, которая изначально занималась уличным насилием и террором в отношении врагов белой расы». Адвокат Анатолия Чубайса Андрей Шугаев видит в этом тексте подтверждение тому, что теракт совершили люди «типа Квачкова», то есть ярые противники либерализма, сиречь национал-патриоты, ненавидящие либералов из правительства по причине своей коммунистической косности. Стоп, стоп! Неужто мышление подозреваемых армейских ветеранов настолько гибко, что из поборников русской нации они в один момент, отстраняясь от московской штаб-квартиры, превращаются в борцов за суверенную Ингерманландию? Следует напомнить, что Combat 18 (1 и 8 – буквы английского алфавита, соответствующие инициалам Гитлера) к коммунистическим идеалам ни малейшего отношения не имеет. А упомянутая в заявлении «Кровь и честь» (Blood and Honor) – это название праворадикальной британской организации, возникшей из «независимого» молодежного движения «Рок против коммунизма» (RAC). Combat 18 – ее боевое крыло, о создании которого объявил в 1991 г. в Лондоне гражданин США, писатель-фантаст Гарольд Ковингтон. Вскоре после своего учреждения Combat 18 стала фигурировать в криминальных сводках в связи с причастностью к убийству «цветных» иностранцев. При этом в числе разоблаченных террористов оказались действующие офицеры британской армии. Сам же Ковингтон в 1992 отправился обратно в Штаты после того, как левый бюллетень Searchlight разоблачил его как двойного агента спецслужб.

 

Кто скрывается за масками экстремистов

 

Более известной фигурой в Combat 18 стал англичанин Дэвид Вулстон Майатт, переводчик с греческого, в 1998 г. неожиданно якобы принявший ислам и назвавший себя Абдул Азизом. Любопытно, что эта смена ориентации совпала по времени с усилением внешнеполитической активности «республики Ичкерия», когда Аслан Масхадов курсировал в Лондон и обратно, встречаясь с английскими лордами. Тогда же в «мусульмане» перековался и выпускник краковского католического лицея, директор Института польского еврейства при Оксфорде Мачей Яхимчик, назвавший себя Мансуром и отправившийся в Чечню для участия в грузинско-чеченском проекте «Кавказский общий рынок». Как ни странно, о господине Майатте, хотя в Англии это достаточно известная фигура, московские антифашисты, равно как и их коллеги из Израиля, в контексте катастрофы «Невского экспресса» почему-то не упоминают. Хотя он интересен даже для сопоставления с российскими перевертышами вроде Павла Косолапова (по родословной – из донских казаков, по специальности – военный инженер-ракетчик). Все эпизоды, где звучало это имя, начиная с 2004 г., были связаны не только с террором, но и с этническими провокациями. При этом в одном случае, с несостоявшимся подрывом автомашины Анатолия Чубайса, его причисляли к правым радикалам, а в других – к чеченскому джамаату. Вспомним, также и о том, как спокойно, в свое время, британские власти относились к однорукому радикалу Абу Хамзе, давая ему возможность проповедовать свои экстремистские взгляды. И если кто полагает, что после ареста псевдоисламские радикалы оказались не у дел, то глубоко заблуждается. Согласно докладу группы «Куильям» в британских тюрьмах арестованные экстремисты не только свободно распространяют свои листовки, но и пользуются тюремными телефонами для выступлений на теле- и радиопередачах. Также при полном попустительстве надзорных властей они самым наглым образом передают свои видеообращения посредством Интернета. Как-то это даже вылилось в скандал, в результате которого уже упомянутый «однорукий бандит» был подвергнут «символическому» аресту в самой тюрьме! Именно символическому, поскольку доказать его вину, оказывается, было невозможно.

 

Не волнуют наших аналитиков и связи Combat 18 с западными спецслужбами, хотя в лондонской прессе эта тема многократно поднималась. Об этом прямым текстом говорил глава Британской национальной партии Гриффин во время выборов в Европарламент, публично отмежевываясь от Combat. Впрочем, и так нетрудно догадаться, что движения типа «Рок против коммунизма» не возникают сами по себе. Движения под ингерманландским флагом также не возникают сами по себе. У лозунга ингерманландского суверенитета еще в конце 80-х были спонсоры, притом те же самые, что и у лозунга «освобождения» Чечни и Уйгурстана. Их поднимала Организация непредставленных народов (UNPO), первый офис которой в СССР открылся в январе 1991 г. в Тарту, где гнездились интеллектуалы-либералы, и где по «случайному» совпадению служил Дудаев. Офис UNPO в Петербурге совпадал с адресом культурно-просветительского союза финнов-ингерманландцев Inkerinliitto. Так что вопрос о том, какое отношение кавказская проблема имеет к карело-финской, вовсе не пустой. Этот вопрос относится не к объектам, которые действительно однородны, а к субъектам, занимавшимся целенаправленным поиском «природных» швов, по которым можно провести новые линии расчленения России, а также Китая.

 

По материалам информационно-аналитического портала «RP Monitor»

 

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/analytics/politics/10929/">ISLAMRF.RU: Что общего между Combat 18 и Д.Умаровым?</a>