RSS | PDA | Архив   Вторник 11 Август 2020 | 1433 х.
 

Тибетский пасьянс, или Опять об энергокоридорах

08.09.2010 17:57

В середине марта 2008 г. в тибетской Лхасе прошли крупнейшие с 1989 г. демонстрации буддистских монахов против китайского правления в Тибете (полиция применила слезоточивый газ). Сообщение официального китайского информационного агентства Синьхуа по этому поводу напомнили печальной памяти партийно-советские описания межнациональных столкновений в СССР.

 

«14 марта... группа радикально настроенных элементов, вооруженных ножами, ломами и деревянными палками, криками и угрозами распугала законопослушных граждан и совершила погромы и поджоги магазинов, банков, зданий СМИ, школ, больниц и других социально значимых объектов»1.

 

В свою очередь, президент Венесуэлы Уго Чавес подоплекой событий назвал планы «американского империализма» по намеренной дестабилизации ситуации в Тибете в целях срыва проведения Олимпийских игр в этой стране. Ряд экспертов в инициировании лхасовских событий видели предупреждение Вашингтона Пекину в направлении необходимости ревальвации юаня (США действительно обеспокоены огромным торговым дефицитом с КНР). По мнению западных аналитиков, ревальвация уменьшит «представительство» Китая на внекитайских рынках. Наверное, у кого-то может быть и другое мнение.

 

Но для понимания стоящих за событиями реалий, могущих подвести к определенным выводам, целесообразно совершить кратчайшую ретроэкскурсию в предысторию развития ситуации вокруг Китая.

 

Ассошиэйтед пресс в начале марта 2008 г. распространил сенсационную новость о том, что 4 марта 2008 г. Россия и Китай под предлогом предварительной неинформированности заблокировали предложенную МАГАТЭ резолюцию по Ирану (ужесточение экономических санкций). Однако резолюция №1803 в Совете безопасности ООН все же прошла. Возможно, по той причине, что напрямую интересы в Тегеране ни Пекина, ни Москвы, имеющих право вето в ООН, не затрагивала.

 

Как ни парадоксально, в наибольшей степени пострадали от антииранских санкций европейские компании. Но нужно признать, что подспудно эта «акция» против действующих в Иране западных фирм была направлена на усложнение поставок энергоресурсов развивающемуся Китаю (свыше 30% всей импортируемой Китаем нефти составляет иранское направление). Не случайно официальный представитель МИД КНР Цинь Ган заявил, что Китай не собирается прекращать торговлю с Ираном, т.к. партнерство не имеет никакой связи с ядерными разработками (только с марта по ноябрь 2007 г. объем китайского экспорта в Иран составил свыше 2,5 млрд долл.). Здесь же целесообразно отметить, что в 2004 г. Тегеран и Пекин договорились о продаже Ираном Китаю 250 млн тонн сжиженного природного газа (договор рассчитан на 30 лет, объем сделки – свыше 70 млрд долл.). Это и понятно, т.к., по расчетам специалистов, к 2010 г. потребности Китая в «черном золоте» возрастут до 300–320 млн тонн, а в газе – значительно больше.

 

Вместе с тем в день антииранской резолюции в Пекине были обнародованы данные об оборонном бюджете страны на текущий год, почти на 18% превышающим военные расходы КНР в 2007 г. В связи с этим помощник министра обороны США по Восточной Азии Дэвид Сидни (David Sedney) заявил, что «наибольшую опасность представляет не сам рост военных расходов Китая, а отсутствие четкого понимания у мирового сообщества целей и задач развития военной составляющей КНР».

 

Но и это еще не все. Буквально за пару недель до той резолюции пакистанские власти заявили об отсутствии с их стороны возражений по поводу предложения Пекина о поставках иранского газа через пакистанскую территорию в Китай. А 24 марта 2008 г. после встречи с президентом Таджикистана Эмомали Рахмоном тогдашний глава МИД Афганистана Рангин Додфар Спанто сообщил о намерении Пекина проложить железную дорогу в Пакистан через территорию Таджикистана и Афганистана. Вот здесь, похоже, открывается ларчик с причинами лхасовских событий. В 2006 г. со сдачей участка Голмуд – Лхаса был реализован проект Цинхай-Тибетской железнодорожной магистрали, выдвинутый еще в 1919 г. Сунь Ятсеном для связи Тибета с равнинными районами Китая. Аккурат вслед за начавшимся в 1956 г. обсуждением планов маршрута до Лхасы последовало «восстание лам» (тема отдельного глубокого исследования). На фоне подавления восстания в 1959 г. все же началось неафишируемое строительство железной дороги от Синина до Голмуда в соседней провинции Цинхай (в тот же год светский и духовный правитель Тибета Далай-лама XIV бежал со своими сторонниками в Индию).

 

С началом же функционирования в 2006 г. железной дороги фактически открылся «китайско-тибетский коридор» в Индию (через Лхасу в Катманду, а уже оттуда – поближе к Дели. От Дели же до Пакистана рукой подать). При этом с открытием магистрали на повестку дня стал вопрос о ее продлении до Шигадзе, второго большого города Тибета. Плюс в планах – автодорожная магистраль Лхаса – Ятунг – Калькутта (Индия) и запуск в тибетском округе Нгари самого высокогорного аэропорта в мире. Апофеоз же перспективных замыслов – внутрикитайские газопровод Голмуд – Лхаса и нефтепроводы Лхаса – Шигадзе, Лхаса – Линьчжи – Чэнду, с доведением к 2010 г. общей мощности энергоблоков до 12 млн кВт. В данном разрезе не следует сбрасывать со счетов и дорогу Лхаса – Кашгар, ведь в Кашгаре берут начало проекты по строительству железнодорожных магистралей Китай – Пакистан и Китай – Кыргызстан – Узбекистан.

 

Так что налицо превращение тибетских центров в важнейшие стратегические «точки» для энергоразвития западной части Китая при параллельном «становлении» Тибета одним из главных «объектов» на Великом Шелковом пути: через эту зоны осуществляются поставки китайских товаров в Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Афганистан и Пакистан.

 

Мало этого, реализация вышеописанных проектов позволит двум последним странам почувствовать себя значительно увереннее. Не случайно Пакистан выступил против любых попыток нарушить суверенитет и территориальную целостность Китая.

 

Но есть и еще один пункт, «обосновывающий» давление на Пекин извне. Через несколько дней после резолюции СБ ООН № 1803 Тегеран объявил о подаче официальной заявки на вступление в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС), что означает косвенную поддержку Москвы и Пекина при обострении взаимоотношений Ирана с США. Тем более что в одном из «официальных» телефонных разговор Владимира Путина с председателем КНР Ху Цзиньтао стороны подтвердили линию на дальнейший прогресс российско-китайского стратегического партнерства. Таким образом, «все смешалось возле Пекинского дома» для начала «наезда» на Китай с «сепаратистским уклоном».

 

Так что вопрос, поднимавшийся в 2008 г., о бойкоте пекинской Олимпиады (не новый в геополитическом контексте) – это представление для внешнего мира, в реалии же Китай стал важнейшим мировым политическим игроком, с чьим независимым «геомышлением» справляться заинтересованным силам извне становится все сложнее. При этом даже простое перечисление стран, призывавших к бойкоту пекинских Олимпийских игр, позволяет без труда определить стоящие за процессом силы.

 

А пока суть да дело, статус китайской валюты взлетает неимоверными темпами.

 

Примечания:

1 Китай увеличивает военные расходы на 17,6 процента. – URL: http://vpk.name/news/14390_kitai_uvelichivaet_voennyie_rashodyi_na_176_procenta.html

 

Теймур Атаев,
политолог, Азербайджан

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/analytics/politics/13542/">ISLAMRF.RU: Тибетский пасьянс, или Опять об энергокоридорах</a>