RSS | PDA | Архив   Четверг 23 Ноябрь 2017 | 1433 х.
 

Россия и Центральная Азия: пути интеграции и возможные вызовы

12.02.2013 14:48

Процесс реинтеграции, запущенный лидерами России и Казахстана в декабре 2010 года, вступает в тот период, когда необходимы кардинальные шаги по ускорению и наполнению реальным содержанием. Ситуация в международном сообществе свидетельствует о нарастании дезинтеграционных процессов, как в политической, так и в экономической плоскости. При этом формирование нескольких политически оформленных образований, которые одновременно с этим будут являться валютно-финансовыми и промышленными зонами, а также этнокультурными ареалами, уже началось и упускать время в этом глобальном политико-экономическом строительстве крайне не рекомендуется.  

В случае запаздывания интеграционных процессов в каком-либо из таких гипер-региональных кластеров, он попросту может сформироваться в качестве периферийной зоны одного из более успешных соседей с большими ресурсами и эффективной структурой. Поэтому шанс России и стран СНГ, несмотря на существующие противоречия и проблемы, заключается в скорейшей интеграции. Безусловно, глобальный масштаб задач понятен сейчас не всем, а многие, даже представители элит, смотрят на эти процессы с опасением. Однако специфика России такова, что при всех своих проблемах в экономике и социальном развитии стать периферией Китая или Европы у нее не получится – просто нет таких механизмов построения политического пространства. Поэтому Россия в некотором смысле обречена на формирование своей зоны влияния.

В этой связи встает вопрос о том, каким образом это будет происходить и с кем необходимо интегрироваться. Первым на память приходит вариант объединения с Украиной и Беларусью, в связи с близостью культурных стандартов титульных наций. Здесь вопрос должен решаться политическими методами, поскольку интегрировать украинскую и белорусскую экономику в новое объединение не составит большого труда. Соответственно на этом на правлении основной вопрос состоит в формировании новой конфигурации элит, в том числе на региональном уровне.

Гораздо более интересным и перспективным в современных условиях является интеграция России со странами Центральной Азии. Регион для Росси не чужой и в высшей степени перспективный.

 

Возможности

Понятно, что объединение на уровне политическом в любом случае будет нести серьезные риски для региональных политических элит и ряда федеральных политико-финансовых групп. Это в России. В Казахстане, Киргизии, Таджикистане и Узбекистане уровень переплетения региональных политических интересов и спектр политических технологий представляет значительную сложность при ее разрушении, но при этом в снятие этих противоречий возможно в рамках межрегиональной политики ротации кадров, как это проводилось в СССР. Если же говорить о возможностях подобного объединения, то здесь перспективы имеют поистине космические масштабы. Учитывая тот факт, что экономики наших стран в полном смысле слова назвать рыночными нельзя, поскольку в том или ином виде интересы основных сегментов связаны с государственными институтами и элитными группами, можно аккумулировать достаточное количество ресурсов на формирование экономических цепочек и кластеров нового типа. Вопрос механизмов формирования условий для этого во многом находится в политической плоскости.

Вторым вектором, который открывает новые возможности в плане интеграции, является демографическая политика и миграционные потоки. Понятно, что формирование новых экономических кластеров и политических конфигураций должно обеспечиваться соответствующим количеством производимого продукта, поэтому миграционные потоки из стран Центральной Азии в Россию можно использовать с большей пользой, нежели сейчас это делает ограниченный сегмент политико-финансовой элиты, сосредоточенной в ограниченном экономическом сегменте строительства и отдельных отраслях производящей промышленности. Необходимо понимать, что нынешняя ситуация с мигрантами является результатом скорее политических решений, нежели экономических процессов.

Вместе с использованием экономического эффекта от перераспределения трудовых ресурсов нынешняя интеграционная модель может, наконец, воплотить в жизнь проект поликультурной цивилизации. Не надо думать, что роль русской культуры будет в ближайшее время как-то уменьшена, поскольку именно она выступает в качестве культурного фундамента нового объединения, а русский язык является единственно возможным языком для межнационального общения в рамках нашего объединения. Но при этом серьезный исламский сегмент, набирающий силу, может служить противовесом многочисленным националистическим проектам, реализуемым, как отдельными региональными элитами внутри России, так и элитами государств СНГ. В этом отношении Центральная Азия была и остается одним из культурных центров ислама близкого России, поэтому ставку в построении общей идентичности необходимо делать все-таки на симбиоз Поволжского и Центрально-азиатского ислама, а кавказский оставить в качестве регионального «особого случая».

Описывать все возможные прорывы, которые для России и Центральной Азии несет интеграция в рамках новой политико-экономической структуры просто нереально в рамках одной статьи. Необходимо понимать, что Центральная Азия как регион является единственно возможным направлением перспективного усиления России с точки зрения международного господства.

 

Риски и вызовы

Однако кроме возможностей и перспектив регион Центральной Азии таит в себе достаточно серьезный конфликтный потенциал. Во-первых, это касается взаимных претензий между соседями по Ферганской долине, которых очень удачно в течение 20 с лишним лет стравливали американские и китайские «партнеры». Результатом этого стали несколько эпизодов актуализированного этнического конфликта между киргизами и узбеками. Не менее серьезными являются противоречия и между таджиками и узбеками, а также киргизами и таджиками.

По большому счету, решения спорных вопросов между странами-соседями в рамках существующего формата взаимодействия не существует. Это объясняется и личной позицией представителей элит, и экономической конкуренцией, и правилами игры, сформированными для государств Центральной Азии в этой системе координат.

Надо понимать, что нынешняя ситуация с трудовыми ресурсами в Центральной Азии при всей ее перспективности, является серьезной проблемой, как для стран исхода, так и для российского общества. Дискурсы ксенофобии и национализма, фашизма успешно функционируют благодаря существующей ситуации с трудовыми мигрантами и действиями отдельных элитных групп.

Другим важным условием успешности интеграции является изменение структуры политической и экономической элиты и даже перераспределение экономических ресурсов из нефтегазового сектора. Естественно, что данная перестройка будет сопровождаться большим количеством конфликтов на региональном и межрегиональном уровне. Более того, первые шаги интеграции встретят серьёзное противодействие со стороны националистически настроенных элементов элиты и желание сохранить «экономическую самостоятельность» будет перешкаливать у некоторых региональных руководителей. Стоит ли говорить, что эти настроения будут подогреваться советами и помощью «зарубежных партнеров». В этой ситуации риск возобновления старых конфликтов и формирования новых, особенно на этноконфессиональной почве весьма высок.

Также требует серьезного внимания социальная структура нового образования, поскольку существующие социальные и этносоциальные стратификационные лестницы начнут рушиться, а новые будут создаваться не в сиюминутном режиме, поэтому отдельные группы, в том числе государственного аппарата станут на некоторое время маргинальными.

При этом некоторые элитные группы совершенно отчетливо будут для себя представлять, что положение периферии более сильных игроков их устраивает больше, нежели участие в новом элитном раскладе в рамках Евразийского союза. В этой связи необходимо предпринимать совершенно конкретные шаги.

 

Пути интеграции

Совершенно очевидно, что современная политическая интеграция должна начаться с экономики. Соединить мощности нефтегазового сектора и определить долю в нем для каждой финансово-промышленной группы будет трудно, но без этого нынешнее политическое руководство будет оставаться на позициях риторики в течение очень длительного времени. Создание нового энергетического консорциума международного уровня является главным условием экономической интеграции и становым хребтом нового объединения, поскольку на мировом рынке Евразийский союз будет играть решающую роль именно как поставщик относительно недорогих энергоресурсов. Другие роли пока заняты.

Вторым направлением является создание современной институциональной системы политического управления, которая бы опиралась как на идеологический базис, так и на эффективность структуры. В настоящее время идеологически оправданным является использование какой-либо разновидности социализма, как наиболее близкой по духу организации политической действительности для подавляющей массы населения стран СНГ. Что же касается структуры, то здесь сохранение оболочки федерализма на первом этапе является оптимальным решением. При этом дублирование функций региональных органов власти с помощью территориальных подразделений (как это происходит в России) будет также являться насущной необходимостью в первые годы «совместного проживания».

Наконец третьим и, наверное, важнейшим направлением интеграции должно стать формирование новой общественной структуры и этностратификационной лестницы. В этой связи серьезный уровень регионализации на первом этапе объединения будет объективным условием существования нового образования. Для сглаживания такого разделения, естественно, необходима реформа системы начального и среднего образования (а не то, что сейчас делает Министерство образования в России) и повсеместное обучение русскому языку. Важным моментом в этой связи выступает необходимость внутримусульманской интеграции. Поэтому проект Совета муфтиев СНГ, который сегодня делает первые шаги, можно взять за основу нового построения мусульманской уммы в рамках Евразийского союза.

Роль Центральной Азии в этих преобразованиях во многом определяющая, так как судить об успешности всей интеграции можно будет только если все вышесказанное будет работать в Центрально-азиатских республиках. Более того, позиции семей Назарбаевых, Каримовых и других владетелей бескрайних степных просторов и горных вершин будут во многом определяться мудростью их нынешних глав. Поэтому специфическая роль Центральной Азии в новом объединении бывших республик СССР является ключевой. Именно успешность их интеграции в новую модель будет свидетельствовать об общей эффективности политических и экономических интеграционных процессов.

 

Выводы

Вышеозначенный сценарий имеет свои достоинства и недостатки, но при этом мы можем отметить, что выбранный нами регион Центральной Азии будет оставаться ключевым для реализации успешной модели интеграционного развития событий. Ключевые позиции по демографии, этнокультурной проблематике, региональной политике и новой структуре элитных групп упираются именно в Центральную Азию. Поэтому для создания реально действующего политического объединения российскому руководству необходимо задуматься именно сейчас над технологиями, методами и средствами включения стран Центральной Азии в свой политический проект.

 

Илья Рябков, политолог

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/analytics/politics/26149/">ISLAMRF.RU: Россия и Центральная Азия: пути интеграции и возможные вызовы</a>