RSS | PDA | Архив   Вторник 16 Июль 2024 | 1433 х.
 

Что действительно означают хорошие новости из Ирака?

19.11.2008 11:15

Даже до того, как театральная президентская кампания стала национальной одержимостью, а худший со времен Великой депрессии экономический кризис занял все газетные полосы, новости из Ирака стали поступать гораздо реже.  

Газеты завершили свои ежедневные пиры на первых полосах с множеством отчетов по стране, заменив их постными обедами с обычными историями из внутренней жизни страны. По телевизионным каналам, на которых насилие в Ираке когда-то занимало и ночные эфиры, сейчас целые циклы новостей обходятся без упоминания войны. Изменился также и тон подачи информации. Исчезли репортажи об отчаянных битвах и несчастных иракцах. Периодически появляются истории о самых заметных бомбежках или военных операциях в неприметных населенных пунктах. Однако, львиная доля всех новостей повествует о затишье в бывших горячих точках, политическом маневрировании иракских фракций и вновь появляющихся обыденных хлопотах.

Типичная пьеса о «возвращении к нормальной жизни» появилась 11 октября в «New York Times» под заглавием «Школы открыты и это первое испытание иракской безопасности». Она говорила о багдадской школьной учительнице, которая приветствовала своих учеников, уверяя их, что «безопасность возвращается в Багдад, город мира». Тем не менее, уже в самом начале статьи Сэм Догер, репортер Таймс, уклоняется от темы «возвращения к нормальному». Вот первый параграф статьи: «В первый школьный день десятилетняя Басма Осама выглядит взволнованной, стоя на линейке под уже палящим утренним солнцем. Она и еще десятки ее одноклассников слушают бодрую учительскую речь, так необходимую на пустынной, замусоренной спортивной площадке». Этот взгляд на ужасные условия в багдадской средней школе, усиленный в статье Догера другими примерами, очень симптоматичен для иракской реальности. В известном смысле (часто преувеличиваемый) спад насилия в стране позволил иностранным репортерам попутешествовать, увидеть реальные условия, с которыми сталкиваются иракцы, и предоставить американским читателям более полную картину опустошения, вызванного войной Джорджа Буша.

На самом же деле, с тех пор как меньше иностранных репортеров стало передвигаться по успокаивающемуся Ираку, все меньше новостей приходит с этой разоренной земли. Крупнейшие газеты и телевизионные компании значительно урезают здесь свой персонал, что приводит к тому, что в информационном поле остаются только заявления командования США и иракских или американских политических лидеров в Багдаде и Вашингтоне. И на основе этого у американской общественности формируется образ происходящего в Ираке. Более того, разорение Ирака не может быть с легкостью описано в рамках одного доклада. С этим связаны и трудности по его восстановлению. Во многих городах американская надежда на артиллерию и воздушную силу в ходе самых ожесточенных боев способствовала уничтожению иракской инфраструктуры. Политические и экономические изменения, вызванные американской оккупацией, нанесли ущерб другого рода, лишив иракцев не только средств к существованию, но и тех механизмов, с помощью которых они могли бы восстановить свою собственную страну. В результате, общество, которое было одним из самых экономически, социально и технологически продвинутых на Ближнем Востоке, стало немощным и пополнило список самых безнадежных стран мира. Только (пока невыполненное) обещание нефтяных магнатов, которое не может быть эффективно использовано, пока США не покинут страну, дает надежду на то, что Ирак однажды выберется из той бездны, куда он был ввергнут американским вторжением.

Рассмотрим лишь малую часть разрушений:

Экономика. Главной целью американской оккупации было аннулировать государственный аппарат Баасистской партии Саддама Хусейна и экономической системы, ведомой им. Ключевым аспектом этого являлось закрытие большинства государственных предприятий (исключая вовлеченные в процесс добычи нефти и выработку электричества). В течение лета и осени 2003 года всего было закрыто 192 предприятия, составлявших 35% иракской экономики. Они включали в себя производственные процессы, необходимые для поддержки других отраслей, такие как дубление кожи и сборка тракторов; транспортные фирмы, которые доминировали в национальной торговле; компании по техническому обслуживанию, в которых работали все наиболее квалифицированные инженеры для обслуживания электрической, водной, нефтяной и других систем, связанных с инфраструктурой страны. Оправдываемая тем, что принесет свободные рыночные отношения в Ирак, эта драконовская программа начала осуществляться заместителем консула в Багдаде Л. Полом Бремером III.

И каков же результат? Полнейший кризис, лишь углубляющийся в последующие годы. Последствия этой политики могут быть обнаружены в упадке кожаной промышленности, ключевой отрасли не связанного с нефтью сектора иракской экономики. После закрытия в 2003 году государственной дубильной компании, в одиночку дававшей работу 30 000 иракцам и поддерживающей целостность кожаной промышленности, обувные компании и компании, связанные с производством товаров из кожи, были лишены ресурсов. В течение года, занятость в этой области упала с 200 000 работников до 20 000 !
К тому времени, когда Бремер покинул Ирак весной 2004 года, жители многих городов столкнулись с 60% безработицей. Между тем, сельское хозяйство, один из основных компонентов иракской экономики, также стало жертвой ликвидации государственных предприятий и программ. Очень сильно пострадали плодородные земли между Тигром и Евфратом. Когда-то бурно развивающаяся пальмовая индустрия стала типичной жертвой этих действий. Она пострадала от нашествия паразитов после того, как оккупационные власти ликвидировали государственную программу опыления инсектицидами. Даже города с развитой нефтеочистительной промышленностью, такие как Байджи, превратились в города трущоб, когда были закрыты все заводы, не связанные с производством топлива.

Экономическая разруха питала народное возмущение, вызывая отчаяние, злобу и желание перемен. В свою очередь, взрыв сопротивления затмевает, как минимум для западных новостных агентств, те безвыходные условия, в которых приходится трудиться иракским рабочим. С тех пор как насилие в Багдаде или других городах начало стихать, призывы о помощи стали более актуальными. Однако с трудом функционирующее центральное правительство в Багдаде не может дать на них ответ. Его административный и экономический аппарат подвергся эрозии, а значительная часть персонала покинула страну. Между тем, в начале 2006 года, американские оккупационные власти заявили, что дальнейшая работа по восстановлению станет заботой самих иракцев. Поэтому еще неясно в каком направлении пойдет растущее недовольство экономической ситуацией, которое сохраняется в правительстве, не способном осуществлять даже самые обычные социальные функции.

Электричество. Важным фактором в иракском кризисе стала приходящая в упадок электрическая сеть. Объекты, вовлеченные в производство и передачу электричества, были целью, как восставших, так и войск США, пытавшихся лишить друг друга необходимых ресурсов. Бремер подчеркнул, что государственные организации технического обслуживания, которые объединяют всю электрическую сеть, лишили иракцев необходимых материалов для ремонта и улучшения объектов еще со времен войны в Персидском заливе 1991 года, когда США наложили на Ирак санкции. Контракты по облуживанию и обновлению были отданы транснациональным корпорациям, не знакомых с существующей системой и (в силу заключения контрактов по принципу издержек и фиксированной прибыли) способных реконструировать объекты с использованием только своих собственных технологий. В это время многие иракские инженеры покидали страну.

Иракские правительства, неспособные обеспечить восстановление системы, продолжали политику США по заключению соглашений с зарубежными компаниями. Даже на территориях, почти не затронутых военными действиями, эти компании осуществляли очень выгодные сделки, заменяя целые секции электрической сети часто неподходящим, но очень дорогим оборудованием. Сложившиеся обстоятельства (давление со стороны сопротивления, растущие издержки на безопасность, беспрецедентная коррупция) привели к тому, что эти компании сразу предлагали завышенные в цене проекты. Многие из них были остановлены из-за прекращения финансирования. Завершенные проекты были, как правило, сделаны на скорую руку или были несовместимы с уже существующим оборудованием, создавая новые трудности.

Один характерный пример: «Bechtel» установила 26 газовых турбин в тех районах, где природного газа нет. Турбины были превращены в действующие на основе топлива, что снизило их производительность на 50% и привело к быстрому износу оборудования, требующего дорогого технического обслуживания, которое в свою очередь не может осуществить ни один иракский специалист. Постепенно турбины пришли в негодность.

Еще до вторжения изношенная электрическая система страны уже не могла удовлетворять национальным запросам. Ни одна область не имела бесперебойной подачи электричества, а в некоторых электричество подавалось менее чем на 12 часов в день. С 2003 года оккупационные власти и установленный ими режим увеличили инвестиции в эту сферу, однако это не удовлетворило быстрорастущий спрос, вызванный присутствием тысячных войск, штатского персонала по обеспечению безопасности, оккупационных властей и введением в действие разнообразных электронных устройств пост-военного периода. Недавние доклады США свидетельствуют, что в последний год электрические мощности удовлетворяли лишь половину спроса. Приоритет отдается военным и правительственным операциям, поэтому многие багдадские районы получают доступ к электричеству менее, чем на два часа. Это вынуждает граждан и бизнес устанавливать и использовать дорогие и загрязняющие окружающую среду бензиновые генераторы.

Весной этого года 81% иракцев заявили, что испытывали дефицит электричества в предыдущем месяце. В течение летней жары и зимнего холода эта нехватка может привести к реальным угрозам здоровью людей. В 2004 году ООН заявила о необходимости млрд. для полного восстановления электрической сети в Ираке. Сейчас оценки варьируются от до млрд.

Вода. Реки Тигр и Евфрат, протекающие с Северо-запада на Юго-восток, с незапамятных времен использовались для ирригации сельскохозяйственных земель, расположенных между ними, служили источником рыбы - неотъемлемого элемента иракской кухни и обеспечивали пресной водой животных и людей. Американский стиль ведения войны с использованием танков, артиллерии и воздушных сил привел к разрушению улиц в городах расположенных вверх по течению, таких как Таль Афар, Фалуджа и Самарра. Это привело к разрушению уже поврежденной системы подземных сточных вод. Например, в Садре, части Багдада, где проходили бои и где американцы регулярно проводили воздушные атаки, появилось целое озеро сточных вод, отчетливо видное на некоторых фотографиях. Большая часть отходов из разрушенных канализационных систем естественно попадала в эти две реки. Пять лет эти нечистоты с городских улиц стекали в реки, что сделало их полностью загрязненными. Вода и рыба из нее теперь не может употребляться в пищу ни людьми, ни даже животными. Более того, она вредит посевам.

Иракские очистительные сооружения, к сожалению, не могут справиться с такими масштабами загрязнения. А в условиях перебоев с подачей электричества они становятся еще менее эффективными. Во многих городах канализационная система должна быть срочно отремонтирована, однако работы не могут начаться без жизнеспособной электрической сети, восстановленного инженерного и строительного сектора и правительства, способного мобилизовать все эти ресурсы. Сейчас ни одной из этих предпосылок не существует.

Школы. Образование стало жертвой всей совокупности аномалий, протекающих в иракском обществе. В самом начале вторжения американские военные часто конфисковывали школы для размещения там баз. Их привлекали четко определенные внешние границы, открытые пространства для техники и множество комнат для кабинетов и бараков. Два инцидента, в результате которых от американского обстрела из начальной школы были убиты иракские мирные жители города Фалуджа, послужили поводом для восстания. Множество школ стали непригодными из-за боев.

В условиях американской оккупации и политики, направленной на свержение партии Баас, тысячи учителей, к ней принадлежавших, были уволены, оставив сотни тысяч учеников. Более того, закрытие правительственных компаний оставило школы без книг и учебных материалов.

Американские власти решили поступить также, как и в случае с электросетью, то есть нанять международные компании для ремонта школ и возвращения их в прежнее состояние. Результатом стал разгул коррупции и очень маленькая практическая польза от подобных действий. Представители местных школ жаловались, что здания без окон, отопления или туалетов были только лишь перекрашены и предложены для использования.

Уменьшающийся контроль со стороны центрального правительства привел к тому, что школы превратились в арены межобщинного и идеологического противостояния. Это привело к массовой эмиграции преподавателей, интеллигентов, ученых из страны, столь необходимых для дальнейшего восстановления Ирака.

В конце концов, в Багдаде американское военное командование начало сооружать десятифутовые бетонные стены вокруг отдельных районов, тем самым разделяя стороны общинного противостояния. В результате, многие школьники были отделены от своих школ. Этой осенью, когда некоторые из этих стен были демонтированы, жители обнаружили, что многие школы фактически не пригодны. Так, журналист «Таймс» предлагает живое описание, например, школы в районе Долае, которая «разваливается и одновременно переполнена почти 4000 детей из семей шиитских беженцев, которые обосновались неподалеку в лагере Чукук. Крыша осела, полы в классах и коридорах ободраны, а на игровой площадке куча тлеющего хлама».

Нефункционирующее общество. Многое в президентской кампании США было сделано на млрд., полученных иракским правительством от роста цен на нефть. На самом деле, большая часть этой суммы содержится в американских финансовых институтах, и многие американские политики угрожают конфисковать их в случае неконструктивного использования.

Устроенный в Ираке хаос превратили иракское правительство в неспособное к эффективному администрированию за пределами контролируемой американцами Зеленой зоны в центре Багдада. Утечка многих образованных специалистов в Сирию, Иорданию и другие страны лишила Ирак менеджеров и специалистов, которые необходимы для восстановления страны. Как следствие, на строительство необходимых объектов или их реконструкцию было потрачено менее 25% выделенных средств. Некоторые министерства потратили менее 1% ассигнаций. В то же время, большие прибыли от продажи нефти вызывают значительную коррупцию в правительственных кругах, что ведет к дальнейшему раздражению обычных граждан, уже более пяти лет лишенных основных благ. «Transparency International» в 2008 г. поставила Ирак на 178 место из 180 по индексу коррупции.

Заключение

Ирак, пострадавший от американского вторжения, превратился в абсолютно разоренную территорию. Более миллиона иракцев могли умереть, миллионы покинули свои дома, многие миллионы были напуганы войной, восстанием и его подавлением, крайней межобщинной напряженностью и растущим уровнем общей преступности. Разрушились системы образования и здравоохранения. И даже сейчас, когда уровень насилия постепенно уменьшается, Ирак остается одним из самых опасных мест на Земле.

По мере углубления кризиса различные сферы социального и технического разорения становятся все более запутанными, усиливая друг друга. Разрушенные канализационные и водные системы способствовали двухгодичному буйству холеры. Скорее всего, в этом году болезнь стихнет, когда холодная погода сделает невозможным ее распространение. Однако, подобное «решение» гарантирует ее повторение каждый год, пока не будут восстановлены системы очистки воды.

Жертвы болезней не могут положиться на иракскую медицинскую систему, так как две трети докторов покинули страну, больницы в упадке, не хватает лекарств, а доступное оборудование устарело. Восстановление медицинской и водной систем, однако, не может быть полностью осуществлено, пока электрическая система не будет приведена в рабочее состояние. Ремонт электрической сети невозможен без надежных нефте- и газопроводов, которые будут поставлять топливо в генераторы, а они не могут быть построены без покинувших страну инженеров или вновь обученных специалистов, которых пока не может выпустить образовательная система. Получается почти заколдованный круг.

Каждый день этот котел человеческих трагедий порождает стойкое недовольство, которое и объясняет, почему американские военные лидеры настаивают на том, что текущее затишье в лучшем случае «хрупкое». Они считают разумным лишь минимальное сокращение американских сил в Ираке (до сих пор там находится 150-тысячный контингент). Даже если Вашингтон предпочтет игнорировать иракские реалии, военное командование, работающее на месте, знает, что иракское состояние неустроенности и невозможности предпринять срочные действия пробуждает в населении чувство неудовлетворенности. И в любой момент, оно может перерасти во взрыв межобщинного насилия или новую жестокую попытку изгнать силы США из страны.

М. Шварц

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/analytics/politics/5731/">ISLAMRF.RU: Что действительно означают хорошие новости из Ирака?</a>