RSS | PDA | Архив   Четверг 23 Ноябрь 2017 | 1433 х.
 

Головной вопрос

15.05.2013 09:42

История с хиджабами на Ставрополье дает повод размышлять о том, равно ли понятие «светский» понятию «антирелигиозный» и является ли ношение хиджаба религиозным, то есть  миссионерским символом. Сюжет со школой подводит к более масштабной дискуссии, а именно: имеет ли хиджаб право на существование в российском публичном пространстве?

 

В середине октября в одной из ставропольских школ ученицам шестого класса было отказано в посещении уроков из-за того, что они пришли на занятия в хиджабе. Эта новость взбудоражила общественность, и после серии телепередач, новостей и высказываний в прессе мнения разделились. Одни считают хиджаб в школах вполне допустимым, другие заявляют о нарушении принципов «светского государства». Всерьез обеспокоенная дискуссией мусульманская общественность объявила о сборе подписей под обращением к Владимиру Путину с требованием не допустить запрета ношения хиджаба в образовательных учреждениях. К 15 ноября под письмом подписалось почти 8 000 человек, и оно было передано в администрацию Президента РФ.

 

-------------------

 

«Хиджаб» переводится как «сокрытие» и означает не конкретный предмет гардероба, а принцип. Это принцип одеваться так, чтобы у женщины было скрыто все, что шариат не велит демонстрировать перед чужими людьми. Элементы одежды, в совокупности образующие женщину покрытую, то есть мусульманку в хиджабе, могут быть разными в зависимости от климатических условий и традиций конкретной местности – от шерстяной шали до шелкового палантина. В этом смысле предложение сменить хиджаб на платок или косынку мне лично не совсем понятно, ведь и платок, и косынка тоже могут быть хиджабом.

 

К сожалению, национальные традиции в одежде, которые, кстати, у большинства народов России очень даже вписываются и соответствуют понятию «хиджаб», утеряны. Никто сегодня не одевается в наряды XVIII-XIX веков, во всем мире носят одинаковую одежду, пошитую в Китае. Текстильные изделия для мусульманок, изготовленные, собственно, там же, в той же мере являются признаками арабского культурного кода, в какой джинсы на российских улицах могли бы свидетельствовать об американской национальной культурной экспансии. Люди носят то, что соответствует общепринятому представлению о casual look в глобальном смысле. И мусульмане здесь не исключение.

 

Часто приходится слышать о том, что ношение платка является демонстрацией религиозных символов. С такой логикой обозначить символом можно что угодно – так и указка будет символом превосходства учителя над учениками. Самые длинные в году каникулы приходятся на Рождество, все школы в декабре-январе бывают украшены елками - и эта традиция, как известно, имеет языческие корни. В конце концов, борцы с религиозными символами в школах должны были бы озаботиться иконами в классах, празднованием языческого Хэллоуина и католического Дня Святого Валентина. Это распространено повсеместно.

 

Хиджаб уместно воспринимать не как религиозный символ в смысле пропагандистской, миссионерской функции, а как часть религиозной идентичности. Идентичность же не снимешь у порога школы. Мы не заставляем верующих учеников на уроках биологии отрекаться от собственных убеждений в пользу теории Дарвина, не принуждаем их менять собственное мировоззрение, поскольку школа является светским институтом.

 

На мой взгляд, «проблема хиджаба» лежит не в политической, а в социальной плоскости. Слишком высока в обществе неприязнь к мигрантам, за каковых принимаются и собственные сограждане из южных республик. Слишком глубоки фобии по отношению к исламу. Даже депутаты и прочие публичные лица, дающие недвусмысленные комментарии о том, что Россия – это государство русских, по моим наблюдениям, движимы не столько настоящими идеями, сколько банальными фобиями и предрассудками.

 

Несколько лет назад опасения за светскость России вызывали и фото на паспорт в хиджабе, но эти паспорта выдают уже как десять лет, а Россия не развалилась и не утратила свой светский статус. Сколько ни апеллируй к логике, к здравому смыслу, голос в защиту хиджаба все равно не будет услышан: эмоции в данном случае однозначно превалируют над рассудком.

 

Противники хиджаба в школах пекутся не о светскости отдельно взятого института, а боятся изменения культурного и социального облика самой России. Да и что кривить душой, боятся потерять саму Россию, в их понимании – православную, русскую страну. А мусульманка, надевшая хиджаб, не только руководствуется желанием исполнить религиозные предписания, но и своим внешним обликом открыто демонстрирует свои убеждения обществу, заявляет о тех нравственных принципах, которых придерживается.

 

Современная мода и рынок готовой одежды, в принципе, позволяют мусульманке одеться так, чтобы закрыть все, что нужно, но при этом не выглядеть «мусульманкой в хиджабе». Не раз доводилось слышать от людей, очень даже комплиментарно настроенных к исламу, что компромиссом между желанием одних соблюдать шариат и фобиями других перед чужими «культурными кодами» могла бы стать такая вот мимикрия в форме шапочек, шляпок и капюшонов. То есть соблюдать, но привлекать минимум внимания.

 

Но такому совету следуют очень немногие мусульманки, поскольку им важно, чтобы окружающие видели и признавали в них последовательниц ислама и относились сообразно. Редкая мусульманка стремится скрывать свою идентичность, хотя это и грозит ей определенными неудобствами.

 

Пока ни та, ни другая сторона не желает идти на компромиссы. Напротив, появляются «патриоты», занятые пиаром на дремучих идеях, и девушки, эпатирующие публику в Москве черными головными уборами, - феномен такой «нарочитой святости», когда мусульманки готовы выглядеть вызывающе, даже если это злит и раздражает окружающих.

 

Одна из причин отсутствия взаимопонимания, на мой взгляд, - весьма сомнительная планка «нормального и общепринятого» в отношении женской морали в нашем обществе. Теоретически, некий негласный консенсус мог бы быть достижим, когда одна часть общества не перебарщивает с религиозными атрибутами, а другая лояльно относится к платкам, но при этом и та, и другая существуют в едином поле социокультурных норм и одинаково смотрят на многие ценности нравственного порядка.

 

Однако в реальности моральная планка, т.е. то, что мы принимаем за уровень «нормальности» в нашем обществе, неуклонно падает. Снижается средний возраст приобщения к алкоголю и сигаретам, начала половой жизни – в обществе, в котором девочки теряют невинность в 13 лет, осуждают ранние браки и называют их «средневековьем»… Курящая и пьющая беременная или кормящая грудью женщина уже никого не шокирует.

 

Сообразно этому меняется и представление о норме в отношении одежды: с каждым годом планка все дальше отодвигается в сторону фактического раздевания. И именно поэтому современные мусульманки отказываются от каких бы то ни было «переговоров» о «замене хиджабов» на беретки или косынки. Ведь через несколько лет беретки могут объявить «вне закона», а все, что ниже колен, попросить заменить мини-юбками.

 

Диляра Ахметова

Muslim Magazine, №2, зима 2012-13

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/analytics/w-monitorings/27457/">ISLAMRF.RU: Головной вопрос</a>