RSS | PDA | Архив   Пятница 25 Сентябрь 2020 | 1433 х.
 

Швейцария Башкортостану в подметки не годится

12.04.2011 15:39

Совсем недавно, по крайней мере, по историческим меркам, словосочетание «научная конференция по вопросам ислама» вызывало у наших соотечественников недоумение, описанное В.Маяковским фразой «глядят, как в афишу коза». Но, как известно, все меняется, в том числе и положение с исламской наукой в России, и география научных изысканий в исламской сфере прирастает все новыми регионами. Отрадно осознавать, что и моя «малая историческая родина» не отстала от данного, в высшей степени исторического процесса.

 

В начале апреля 2011 года в Уфе прошли уже вторые Фахретдиновские чтения. Организаторами их были, как свои, башкортостанские научные и религиозные институты (Совет по делам религий при правительстве республики, оба действующих Духовных управления мусульман, БГПУ им. М.Акмуллы, Институт этнологических исследований УНЦ РАН, ИИЯЛ УНЦ РАН), так и ДУМ Нижегородской области и Нижегородский исламский институт им. Х.Фаизханова. Последний факт стал своеобразным подтверждением качественно новой роли центров мусульманской мысли, сформировавшихся уже в современное время, к числу которых относится и Нижний Новгород. Научный форум собрал большое количество ученых из самых разных регионов страны, в том числе прибыл на него и я. Конференция был чрезвычайно полезной и интересной, но не меньший  интерес вызвала, по крайней мере, у меня, сама столица Башкортостана и положение в этом «спящем» великане российского ислама.  

 

В самом деле, согласно статистике (демографической), Башкортостан находится на втором месте  в России по количеству мусульманского населения (после Дагестана), причем переместился на это место сравнительно недавно, ранее занимая лидирующее положение. При этом до недавнего времени этот важнейший фактор  не использовался ни во внешней, ни во внутренней политике. Это вызывает интерес, особенно сильный по контрасту с признанными витринами российского ислама – соседним Татарстаном и далекой от Урала Чеченской республикой. Находясь соответственно  на третьем и четвертом местах по количеству мусульман, эти два региона смогли занять прочное место в системе приоритетов отношений России с арабо-мусульманским миром.  Находит это отражение и во внутренних делах этих субъектов Федерации. Может быть, именно эта составляющая играет значительную роль в привлечении   инвестиций в их инфраструктуру.

 

Надо сказать, что последний раз в Уфе я был лет пятнадцать назад. Тогда, после недавней кончины Советского Союза, столица Башкортостана отличалась от других крупных городов нашей Родины татаро-башкирской речью на улицах и немногочисленными тогда вывесками на башкирском языке, в основном на государственных учреждениях. Гораздо разительнее был контраст в сельской местности, где, в отличие, скажем от соседней Пермской и Свердловской областей (а также Ульяновской, Кировской Пензенской и т.д., исключая только Татарстан) поля были обработаны, а пасущиеся коровы и кони являлись неотъемлемой частью пейзажа. Сейчас Уфа уже сильно отличается от той, выросли целые районы новостроек, но … Осталось странное, необъяснимое поначалу отличие от Казани. Сейчас Уфа производит скорее впечатление старого губернско-областного русского города, но с доминирующим мусульманским населением[1]. В то время как Казань приобрела новые, доселе невиданные черты, которых не имела каких-то десять –пятнадцать лет назад.

 

Еще более разителен контраст на уровне брендов. Объехав за последние годы немало городов Центральной России и Поволжья, могу с уверенностью сказать, что Татарстан и Казань по количеству этих самых брендов опережает все Золотое кольцо, вместе взятое. Причем раскручиваются не только сугубо татарские символы, но также и имеющие чисто русское звучание. Нередко они идут парами. Судите сами: мечеть Кул-Шариф и Благовещенский собор в Казанском Кремле, восстанавливаемые Булгар и Свияжск, Кырлай Тукая и Елабуга Шишкина. В Казани буквально каждые полгода появляется что-то новое. Если полтора года назад найти знаменитые арские тапочки было проблемой, то сегодня они продаются на каждом шагу, а также и выполненные в той же манере другие изделия (кошельки, очешники и прочие чехлы для мобильников). То же самое касается златошвейной вышивки и прочей продукции народных промыслов.  Скажете – ерунда, но ведь это важная часть народной культуры, имеющая современное выражение.  Причем не на уровне театральных подмостков и музейных экспозиций, а в быту, повседневности. Собственно, из этого и вырастает тот самый патриотизм, про который нам так часто говорят с самых высоких трибун. Но, а как же Уфа? А почти никак. Из брендов здесь раскручены лишь знаменитый башкирский мед и Салават Юлаев, последний в виде конного памятника. И это в регионе, имеющем давние культурные традиции. Посудите сами – здесь наложились друг на друга, соединились башкирская культура, русская, татарская, здесь же в наиболее чистом виде сохранились марийцы и удмурты, компактно проживающие на северо-западе республики. База для развития все более модного этнотуризма колоссальная, не говоря уж про более классические виды туристического бизнеса. В принципе, Башкортостан обладает в этом отношении гораздо большим потенциалом, чем соседний Татарстан, где руководство республики акцентирует на этом внимание. А, кроме того, в республике присутствуют и следы древних культур – знаменитые Аркаим и Синташта, сарматские и дахо-массагетские памятники, золотоордынские мавзолеи. Про природные красоты я даже не говорю – здесь Башкортостан с его разнообразием ландшафтов даст сто очков вперед почти любому региону не только России, но и мира. Швейцария померла бы от зависти со всеми своими 26 кантонами[2], только лишь их увидев.   Но, как говорится, этими бы устами, да мед пить (разумеется, башкирский) – ничего из этой сферы на сегодняшний день никак не развивается. Хотя, развив здесь туризм, промыслы, раскрутив парочку местных Вильгельмов Теллей, регион избавился бы от миграций на заработки к соседям. Мои бы родственники тоже бы перестали ездить. 

 

Итак, Башкортостан имеет колоссальный потенциал, причем отнюдь не в невозобновляемых запасах нефти и газа, а в иных, гораздо более очеловеченных ресурсах. Это мусульманский фактор, заключающийся в более чем двухмиллионной местной умме и потрясающее этническое разнообразие, сочетающееся с богатейшей местной историей и уникальным ландшафтом. Прошлое руководство республики оба этих фактора мягко говоря, не учитывало. Как поступит новое руководство, пока неизвестно. Будет ли оно «сидеть на трубе» (тоже неплохо, хотя перспективы не имеет), или займется развитием человеческого потенциала в разных его вариантах (программирование, электроника – хорошо и прекрасно, но не только они определяют развитие человека, в конце концов, СССР погубило не качество ракет) – все это мы увидим буквально уже в ближайшие годы.

 

Ахмад Макаров

 

На фото:

1) такие изделия изготавливали в Башкортостане 2,5 тыс. лет назад

2) последние башкирские рода перестали кочевать в 19 веке

3) природа Башкортостана

4) мост через реку Агидель в Уфе

 



[1] Может быть, кто-то усматривает в этом нечто положительное, но исходя из исторического опыта, эта диспропорция ни к чему хорошему не приводит

[2] В Башкортостане раньше тоже кантоны были, но на развитие туризма это не отразилось

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/culture/c-news/15692/">ISLAMRF.RU: Швейцария Башкортостану в подметки не годится</a>