RSS | PDA | Архив   Среда 22 Ноябрь 2017 | 1433 х.
 

Михаил Синельников: «Российская культура, впитывая культуру Востока, становится богаче»

09.04.2015 12:24

Газета «Минбар Ислама» представляет вниманию читателей интервью с поэтом и переводчиком, специалистом по восточной поэзии Михаилом Синельниковым.

 

 В 2008 году в издательском доме «Медина» вышла в свет ваша антология «Незримое благословенье. Исламский Восток в русской поэзии», в 2011 году книга была переиздана с существенными дополнениями. Почему вы обратились к этой теме?

 

— В начале я хотел бы выразить благодарность за интерес к моему труду муфтию шейху Равилю Гайнутдину, по чьей инициативе это произошло. Он написал прекрасную вступительную статью о поэзии Востока и ее отражении в творчестве классиков русской поэзии. Отрадно также, что книга получила высокую оценку издателя — главного редактора ИД «Медина» Дамира Мухетдинова. Антология — это итог 15-летнего труда.

 

Тема исламского Востока всегда была мне интересна, я изучал воздействие мировых религий на русскую литературу и поэзию. Итогом моих изысканий и стала выдержавшая уже два издания антология «Незримое благословенье. Исламские мотивы в русской поэзии». В нее вошли произведения 150 русских поэтов, живших на протяжении нескольких столетий. Первый великий русский поэт — это Державин, который гордился своим происхождением от татарского мурзы Багрима и уже в его произведениях содержатся восточные мотивы. Пушкин, Лермонтов, Полонский, поэты т. н. русского серебряного века, в числе которых лауреат Нобелевской премии Иван Бунин — все обращались к теме Востока. Так, в стихах и в прозе Бунина часто возникают исламские мотивы, эта тема занимает огромное место в его творчестве. Количество его стихов, посвященных исламу и личности Мухаммада, грандиозное — более сорока.

 

В советское время многие поэты присутствовали при горестном разрушении святынь ислама — в Средней Азии, на Северном Кавказе — и выразили сочувствие в стихах. Сейчас эта тема вновь становится важной для русской поэзии. Причем пишут эти стихи и немусульмане, хотя они были и есть чрезвычайно близки к исламу. Путь к исламу состоит из многих ступеней и, как сказал еще аль-Газали, не все проходят его до конца, при этом испытывая сердечное влечение к исламу.

 

Я полагаю, в самый миг творчества многие русские поэты почти становились мусульманами, когда они вдохновлялись исламской этикой и эстетикой, подвигом Пророка. Я лично убежден, что мировоззрение Лермонтова было исламским, то есть он был исламским фаталистом не только в стихах на мусульманские темы, но и в стихах, далеких от восточной проблематики. Я верю, что Бунин в своем творчестве, где много исламских мотивов, во многом был мусульманином. Наш великий поэт Велимир Хлебников в своей поэме «Хаджи-Тархан» написал такие строки: «... Ах, мусульмане те же русские, И русским может быть ислам ...»

 

 Тема взаимопроникновения культур стоит остро и подчас болезненно. Например, о мигрантах часто можно услышать — «понаехали дикари». Между тем представители этих народов имеют свою тысячелетнюю культуру, историю, великую поэзию. К сожалению, сегодня об этом знают не все...

 

— Мне очень обидно за россиян. Нельзя огульно обвинять в малообразованности и «дикости» людей из стран с величайшей культурой. Тем более бывает и так, что дворы вынужден подметать человек с двумя дипломами, но мы этого не знаем и не видим. Это его беда, личная трагедия.

 

Ирано-таджикская, как мы ее называем — персидская культура подарила миру плеяду величайших поэтов — Омара Хайама, Саади, Хафиза, Рудаки, Хакани, Аттара и многих других. Переводить их произведения для меня — настоящее наслаждение, ибо это действительно великая литература и великая поэзия, на века. Персидская поэзия дала нам беспримерную вереницу великих, нетленных поэтов, авторов грандиозных созданий. В мировой поэзии не так уж много таких вечных гениев. Разумеется, великая поэзия есть и в Европе, но каждая европейская страна имеет одного-двух великих поэтов, которые могут встать вровень с персидскими классиками. Персидская поэзия же дала миру десять-двенадцать таких поэтов, которые равны Данте и Гёте. Мастерство персидской поэзии и словесности было достигнуто на базе древней филологической культуры и богословских идей, ибо известно, что некоторые исламские идеи с наибольшим блеском и полнотой выражены именно в персидских стихах.

 

Мне приходилось переводить многих великих и замечательных авторов народов бывшего СССР — Северного Кавказа, Киргизии, Казахстана, Азербайджана, Узбекистана, Туркмении, Татарстана, Армении, Таджикистана. Мои молодые годы прошли в Киргизии, где я окончил исторический факультет Ошского педагогического института. Уже в ранней молодости меня притягивал исламский Восток, что неудивительно — ведь я жил в окружении мусульман, в окружении восточной культуры. Я читал в юности Коран в переводе Верёвкина — один из первых переводов, который читал и Пушкин...

 

Я много путешествовал и всегда сталкивался с удивительным радушием и гостеприимством. Незнакомые мне люди приглашали переночевать в юрте, угощали, хотя и сами не были богаты, но готовы были отдать последнее. Поэтому с большой любовью я отношусь к жителям Средней Азии. Мы были одной страной. Нельзя теперь называть их пришельцами, тем более говорить о «дикости». У них есть своя культура, которая внесла огромный вклад и в мировую культуру, и в российскую. С этим надо считаться.

 

Что касается русской литературы и русской поэзии, здесь всегда было благожелательное отношение к исламу, к представителям исламской поэзии. Мы видим это даже там, где нет упоминания об исламе, о Востоке. Александр Грибоедов, прекрасно знавший восточные языки, даже в уста Молчалина незаметно вложил фрагмент стихотворения Саади. Одно из величайших творений Пушкина — «Подражание Корану». Другой пример — Лев Толстой, который даже просил похоронить себя «как доброго мусульманина»...

 

— Сегодня мы столкнулись с тем, что в Европе нашлись люди, которые позволили себе рисовать карикатуры на Пророка (мир ему), оскорбляющие всех мусульман. И у них имеются сторонники среди им подобных... Как вы расцениваете эти факты?

 

— Это, в первую очередь, проявление бездуховности, отсутствие глубокой культуры и желание потешаться над любыми святынями вообще, ради популярности, ради повышения рейтинга издания. Это уже тенденция, итог отсутствия веры и духовной культуры.

 

Я бывал в Европе не раз. Видел, как местные католические и протестантские храмы переделывают в магазины, отели, рестораны за ненадобностью. Ныне храмы в Европе мало кто посещает. В одном из действующих храмов, который я посетил, наряду со всевозможными сувенирами и изделиями народных промыслов торговали помидорами, как на обычном рынке. Можно видеть карикатуры на святых. Если даже к собственным святыням, где молились многие поколения предков, такое отношение, то ждать уважения к иной религии не приходится. Да и сами религиозные каноны модернизируются: в некоторых странах разрешено венчать в храмах однополых «супругов», что было невозможно еще несколько лет назад и, конечно, вызывает справедливое возмущение истинно верующих людей, которых становится, увы, все меньше. При этом в Европе появляется все больше мусульман, которые исповедуют свою веру, хранят свои культурные, религиозные и духовно-нравственные традиции. Это раздражает тех, кто свою духовность утерял.

 

Личность Пророка Мухаммада настолько грандиозна и занимает такое место в мировой истории, что всегда вызывала восторг не только у мусульман, но и у многих ученых и поэтов Запада и России, у многих государственных деятелей. В мировой поэзии отношение к Мухаммаду чрезвычайно возвышенное — в стихах Гёте, Байрона, Мицкевича, Эдгара По. Этот ряд можно продолжать долго. Первый по-настоящему великий русский философ Владимир Соловьев сказал, что нельзя отказать Пророку в истинности его миссии. Таково отношение русского, настоящего христианина.

 

Проповедь Мухаммада ни в коем случае не противоречит истинам иудаизма и христианства. Наоборот, она принимает их в себя, она поглощает их. Мухаммад, чтя заслуги иудеев и христиан, указал на их ошибки, на забытое ими. Мне чрезвычайно близко это учение, в котором происходит примирение Ветхого и Нового заветов. Учение Корана, изложенное языком величайшей и высочайшей поэзии на века — это историческая заслуга Пророка. И, конечно, располагает к себе и само обаяние личности Пророка. Ведь его изречения, хадисы — большинство из них, безусловно, подлинные — говорят о личности необыкновенного ума, мудрости, благородства, обаяния. Те, кто не чувствует красоты исламского Предания и величия личности Мухаммада, вообще не в силах чувствовать поэзию и красоту жизни.

 

Газета "Ислам Минбаре", № 3(233) /2015/

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/culture/c-news/36343/">ISLAMRF.RU: Михаил Синельников: «Российская культура, впитывая культуру Востока, становится богаче»</a>