RSS | PDA | Архив   Воскресенье 21 Октябрь 2018 | 1433 х.
 

Дени Арсанов — святой шейх, миротворец, мудрец

13.03.2008 14:54

Шейх Дени Арсанов (1851-1917 гг.) — глава крупнейшего религиозного братства Чечни и Ингушетии — тариката накшбандийа, выдающийся общественно-политический деятель Северного Кавказа конца 19-начала 20 вв. В Чечне его помнят как шейха-провидца, миротворца и мудреца. Дени Арсанов и сегодня – один из почитаемых «эвлия» (в переводе с чеченского «святой») в северокавказском регионе и за его пределами.

Дени АрсановВ ноябре 2007 года в чеченском селе Кень-Юрт состоялось открытие «зиярата» Дени Арсанова. Дом, в котором когда-то жил святой шейх, отреставрирован на средства фонда имени Ахмата-хаджи Кадырова. Открывая «зиярат», Рамзан Кадыров отметил, что «шейх Дени Арсанов является для всех примером единства».

В том же селе стало ежегодной традицией жертвоприношение. Мясо забитого скота раздается нуждающимся, верующие читают «мовлид», обращаясь с просьбой к Всевышнему о мире и согласии в республике.

Якуб Дениев – внук святого шейха Дени Арсанова. Как он заметил, накшбандийский «вирд» (в переводе с чеченского «братство») называют «закрытым», имея в виду особенности исполнения религиозных обрядов. По другим предположениям, накшбандийцы хранят святые тайны, которые не раскрываются непосвященным. А со слов моего собеседника так называемый «тихий» зикр и четки, которые перебирают, оставляя скрытыми для посторонних глаз (не вынимая из кармана) молящиеся, подразумевают ничто иное, как отказ от увлечения формой в ущерб содержанию, в конечном счете – от саморекламы и показухи.

Дени АрсановВ семейной жизни этот принцип трансформируется в предельную сдержанность, скупость эмоций. Принято считать, что дениарсановцы воздерживаются от ласк собственных детей (табу не распространяется на детей родных и близких) и восхвалений в кругу семьи всего, что связанно с генеалогическим древом. Например, Якуб Дениев редко слышал от своего отца Ильяса Арсанова о дедушке Дени. Сведения об этом человеке, удостоенном за свои мужественные деяния сана святого, дошли до его потомков в виде семейных преданий.

— Он был необычным человеком, удивлял окружающих с самого детства, — рассказывает Якуб Дениев. — Рассказывают, ему не исполнилось года, когда мать Хазн увидела его сидящим … на перекладине люльки. Глубокая ночь, рядом ни одного взрослого. Остается гадать, как младенцу, забравшемуся взобраться на перекладину, удавалось сохранить равновесие, не упасть на пол. Как говорят, Хазн часто вспоминала этот случай, усматривая в нем знак свыше.

Чувство страха было ему неведомо… По семейным преданиям в еще более раннем возрасте (менее 7 лет) он заявил шейху Кунта-Хаджи, что будет сопровождать его и защищать. Кунта-Хаджи, глава кадирийского тариката, следовавший в те дни к месту ссылки, остановился в Мекен-Юрте у отца Дени (Арсы). Кунта-хаджи погладил малыша по голове и сказал, что ему пора ходить в мечеть и молиться. Эта встреча мне представляется символической. Накшбандийский и кадирийский тарикаты всегда имели дружеские, братские взаимоотношения, - сказал Якуб Дениев.

Как рассказал мой собеседник, в Москве ему довелось познакомиться с афганцем, чей отец в начале ХХ века знал Дени Арсанова. О том, что религиозный авторитет шейха простирался далеко за пределы Северного Кавказа знает на собственном опыте и правнук шейха Ибрагим Арсанов, руководитель Комиссии по сотрудничеству с общественными и международными организациями Общественной палаты ЧР. По его словам, он приглашен на стажировку в парламент Великобритании, где 10 июля т. г. его примет в числе 24-х молодых политиков стран СНГ премьер-министр Гордон Браун. Как заметил Ибрагим Арсанов, генеалогические корни сыграли свою роль в выборе его кандидатуры, как молодого политика, представляющего Северный Кавказ. Получивший высшее образование в Париже, Ибрагим Арсанов не раз отмечал широкую известность своего прадеда в европейской ученой и религиозной среде.

Дени Арсанов возглавил тарикат накшбандийа на территории нынешней Чечни и Ингушетии с 80-х годов 19 века. По определению известного чеченского исламоведа, профессора, доктора исторических наук Вахита Акаева, «тарикат есть система духовно-мистической подготовки верующего, избравшего путь, ведущий к Истине (Богу). В суфизме существует 12 основных («материнских» тарикатов), в том числе накшбандийа, кадирийа и шизалийа, получившие распространение в Чечне, Ингушетии и Дагестане.

«Ветвь тариката накшбандийа, проникшая на Северный Кавказ, принято называть накшбандийа-халидийа. Она связана с деятельностью курдского шейха Маулана Халида аль-Багдади (умер в 1821 г.), являющегося ее основателем. Более широкое знакомство дагестанцев и чеченцев с тарикатом накшбандийа происходит, начиная с 1823 года, когда лезгинский мулла Мухаммад Арагский стал его распространять, переняв от шейха Исмаила Курдамирского из Ширвана, последователя шейха Халида ал-Багдади (курда из Сулеймания), который придал этому учению выраженное политическое содержание.

Политически ориентированное, призывавшее мусульман сражаться против социальной несправедливости, исходящей от собственных угнетателей и колонизаторов, оно претерпевает соответствующую трансформацию, что отличает его от своей первоначальной мистической основы, связанной с именем бухарского суфия Баха ад-Дина Накшбанди (1318-1389)» (Вахит Акаев, «Ислам: социокультурная реальность на Северном Кавказе», глава 1).

Как пишет Акаев, «Дени Арсанов (мюриды его имя не произносят, называя таинственным именем Деде, что в суфийской иерархии означает глава ордена, достигший высшей степени посвящения) получил право на распространение тариката накшбандийа от Элаха-муллы - признанного алима среди чеченцев, председателя Мехк-кхела – Совета страны – в конце Кавказской войны.

В своем исследовании Акаев приводит следующие эпизоды из жизни шейха Дени: «В ходе первой мировой войны, в 1915 году, группа чеченских мулл и офицеров, в том числе шейх Дени Арсанов,… отправилась в Тифлис к наместнику Кавказа с жалобой на античеченские действия местных органов. Как рассказывал мулла Джанар-Али, чеченская делегация не застала в Тифлисе наместника. Ожидая его приезда, чеченцы поселились гостиницу, где часто собирались и обсуждали будущее своих детей-офицеров. Некоторые видели их на службе царю. Вмешавшись в их рассуждения, Дени заметил, что напрасно они беспокоятся об их будущем, поскольку после окончания войны в России царя не будет.

Полковник А. Адуев и Джамал-Эддин Шерипов на слова Дени ответили: «Напрасно ты говоришь это нам. Такие вещи говори своим мюридам!» Тогда Дени обратился к мулле Джанар-Али и потребовал: «Пиши, такого-то числа, такого-то года Николай будет свергнут». Это предсказание шейха сбылось. Ненавистного народу царя свергли, а шейх Дени разъезжал по селам и извещал об этом свой народ.

Дени Арсанов всю жизнь проявлял милосердие к нуждающимся, раздавал милостыню, строил мосты и дороги. В центре Грозного (ул. Патриса Лумумбы, 14) можно увидеть одноэтажное здание медресе, возведенное им в 1904 году. На фронтоне постройки сохранились надписи на арабском и русском языках, извещающие о дате строительства и о первом хозяине медресе.

«Зиярат» Дени Арсанова в селе Кень-Юрт (Грозненско-сельский район ЧР)В течение своей жизни шейх не раз менял место жительство, жил в Грозном и селах республики. Его дома всегда были открыты для бедных, они находили в них гостеприимный прием.

Арсанову часто приходилось выступать в роли миротворца, особенно, когда вопрос касался примирения кровников. Не было случая, чтобы он не смог примирить враждующих между собой семьи горцев. Поэтому в случае разрешения тяжелых конфликтов, многие чеченцы или ингуши обращались именно к шейху Дени Арсанову. Так, было и тогда, когда возник конфликт из-за земли между такими чеченскими обществами, как атагинцы и варандинцы. Благодаря авторитету и непосредственному участию в урегулировании шейха Дени этот конфликт был разрешен.

Как пишет чеченский историк Тимур Музаев, в архивах ЦК Союза объединенных горцев (часть находится во Владикавказе) сохранились материалы о посреднической работе Дени Арсанова в Ингушетии, Дагестане, Кабарде, Черкесии: «Даже из Ставропольского края, где возникли земельные споры между ногайцами и караногайцами, поступали просьбы о приезде шейха Дени «как человека очень авторитетного среди мусульман». Кавказские народы доверяли честности, бескорыстности, принципиальности и глубокой учености Арсанова».

Высокий общественный и религиозный авторитет Дени Арсанова вовлек его в гущу политической жизни региона. В мае 1917 он был избран членом Союза объединенных горцев Северного Кавказа и Дагестана - межнациональной общественной организации, которая объединила все северокавказские народы. А через месяц - комиссаром Грозненского округа Чечни. «В то время территория Чечни была разделена на два округа - Грозненский и Веденской. Поскольку комиссариат второго, Веденского округа быстро развалился, Дени Арсанов фактически оказался главой исполнительной власти в Чечне», - отмечает Тимур Музаев.

Он проводил миротворческую политику среди чеченцев и казаков, которых, по многочисленным историческим исследованиям, натравливали друг на друга большевики. Единомышленником чеченского шейха был и первый войсковой атаман Терского казачьего войска Михаил Караулов, выступавший за союз горцев и казаков. «13 декабря 1917 года бесстрашный атаман был растерзан толпой озверевших солдат-дезертиров на станции Прохладная. Эта смерть стала настоящей трагедией для всего Терека.

Признанный руководитель Терского казачества, вдохновитель Юго-Восточного Союза казаков и горцев, создатель и глава Терско-Дагестанского правительства был тем сильным лидером, под руководством которого сторонникам мира и порядка удавалось удерживать массы от конфронтации.

После убийства Караулова Терский край захлестнули кровавые волны межнациональных и гражданских войн. Одним из тех, кто в это тяжелое время стоял рядом с терским атаманом, кто пытался остановить вражду и ненависть, был шейх Дени Арсанов, один из самых почитаемых религиозных деятелей Кавказа», - констатирует Тимур Музаев.

«Если бы в этой бойне я потерял отца, брата, мать, то и тогда бы принял все меры к достижению соглашения и буду бесконечно рад, когда оно будет выполнено». (Из выступления шейха на примирительном совещании казаков и ингушей).

Дени Арсанов ненадолго пережил Михаила Караулова. Две недели спустя (27 декабря 1917 г.) он отправился в сопровождении мюридов (по разным данным от 30 до 50) к казачьим руководителям в станицу Грозненскую. Миротворческая миссия обернулась трагедией: шейх и его спутники были убиты.

«В народной памяти сохранилась версия о том, что за вызволение трупа авторитетного в народе шейха взялся Али Митаев, сын шейха Бамат-Гирей-Хаджи. Али поручает своим преданным мюридам Исраилу, Магомеду и Вагапу взять в заложники офицера, на погонах которого «большие золотые звезды». Как только Али Митаеву был доставлен, взятый в заложники белогвардейский офицер, он предъявляет грозненским казакам ультиматум: если они не вернут труп шейха Дени, то получат труп офицера. Казаки потребовали три дня для размышлений. Тело шейха было выдано обмен на белогвардейского офицера. Когда Али спросили, чем объяснить его рвение в этом вопросе, он пояснил, что он почитал шейха Дени как своего устаза. Такое отношение основывается на суфийской традиции, согласно которой почитание шейха любого тариката – обязанность каждого мюрида», - пишет Вахит Акаев.

По заключениям историков, гибель Дени Арсанова не разожгла вражду, напротив, примирила народы: после этого русское казачество и чеченцы с ингушами не конфликтовали.

Миротворческую политику шейха продолжили его сыновья. Якуб Арсанов повторил судьбу отца – он был расстрелян в 1920 году большевиками. В 30-х годах другой сын шейха Дени Багауддин Арсанов приложил немало усилий для возвращения абреков к мирной жизни, был посредником между ними и властями. Под гарантии Багаудина абреки сдавались НКВД, а затем обретали свободу. Кстати, помилованные абреки не преследовались НКВД.

В 1945-1946 гг. под гарантии того же Багаудина Арсанова сдавались властям чеченцы, уклонившиеся от депортации, найдя убежище в горах. После легализации они воссоединялись с семьями, высланными в Среднюю Азию и Казахстан.

В начале 90-х годов миротворческую политику между Грозным и Москвой проводил сын шейха Дени Ильяс Арсанов, ушедший из жизни в 2002 году. Известный на Северном Кавказе религиозный и общественный деятель, он призывал к миру с Россией, за что попал в опалу тогдашнего главы Чечни Джохара Дудаева. Как предрекал Ильяс Арсанов на одном из митингов начала 90-х, в случае дальнейшей конфронтации с Москвой «беда не обойдет никого, придет в каждый дом». Он делал немало для того, чтобы не допустить войны с Россией, выступая за компромиссные решения.

Во время захвата Грозного в августе 1996 г. Ильяс Арсанов, будучи пожилым человеком, был захвачен в заложники, содержался в яме в горах, откуда был вызволен усилиями тогдашнего президента Ингушетии Руслана Аушева и ингушских бизнесменов. В те же дни боевики расстреляли 29 мужчин из числа потомков святого шейха Дени.

Ильяс Арсанов – умер (в 2002 г.) последним из его десяти сыновей. В разные годы он выступил организатором строительства 8 мечетей в разных селах республики (Шалажи, Кень-Юрт, Гвардейское и т. д.), возведенных на пожертвования братства накшбандийа. За несколько лет до смерти Ильяс Арсанов на свои средства возвел ныне действующую Центральную грозненскую мечеть.

В коммунистические времена семьи потомков Дени Арсанова были окружены почитанием со стороны всех слоев общества – от крестьянина до партноменклатурных бонз. В годы смуты представителей этой фамилии за пророссийские настроения преследовали официальные власти. В то же время чеченцы, ингуши и другие северокавказские народы, представители разных социальных слоев всегда глубоко чтили память Дени Арсанова, его богоугодные деяния. Над могилой святого шейха в г. Урус-Мартан возведен мавзолей, который более восьмидесяти лет продолжает оставаться местом паломничества его многочисленных мюридов из Чечни и Ингушетии.

 

Зарина ЗУБАЙРАЕВА
Грозный

 

 

На снимках:

Дени Арсанов

«Зиярат» Дени Арсанова в селе Кень-Юрт (Грозненско-сельский район ЧР)

 

13.03.2008

 

Ссылки по теме:

Об «экзегетическом» и «эсхатологическом» в коллективном сознании мусульман Северо-Восточного Кавказа

Муриды Северо-Восточного Кавказа сегодня (общее и особенное в социальной организации, ритуальной практике, политических преференциях)

Суфийские сети Дагестана: распространение и российское межрегиональное сотрудничество

27-02-08 В Чечне будет издан каталог культурных объектов республики и выдающихся персоналий чеченского народа

Исламизация Чечни: миф или реальность?

Вирдовые братства на северо-восточном Кавказе

 

 

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/culture/history/2052/">ISLAMRF.RU: Дени Арсанов — святой шейх, миротворец, мудрец</a>