RSS | PDA | Архив   Понедельник 20 Ноябрь 2017 | 1433 х.
 

Узбекский след в мусульманской умме России

03.04.2012 17:45

Узбекский народ неразрывными узами связан с Россией и российской мусульманской общиной. Как полагает большинство ученых, Ислам в Волжскую Булгарию проник в Х веке с территории нынешнего Узбекистана. Начиная с XIII века предки узбеков и татар входили в единое Евразийское пространство — сначала Монгольскую империю, затем Золотую Орду и Чагатайский улус. Уже при Иване III в Москву впервые прибыли послы Чагатайского государства.

 

В XVI–XVIII веках были созданы Бухарское, Хивинское и Кокандское ханства, установившие через некоторое время дипломатические отношения с Московским царством. Следствием этого стало появление в Москве Бухарского посольства, располагавшегося в Замоскворечье напротив устья Яузы (в квартале, образованном Раушской набережной, 2-м Раушским переулком, Садовнической улицей и Большим Устьинским мостом). Что же касается Хивы, то однозначного мнения о наличии в Москве посольства в средневековый период нет. Известно, что здесь проживал хивинский царевич Авган­Мухаммед ибн Араб­Мухаммед (1611–1648), который вел активную переписку со своими родственниками и среднеазиатскими правителями в обход Посольского приказа, принимал у себя среднеазиатских послов и гонцов к московскому царю. Однако он был заложником политических обстоятельств и не был самостоятелен. После смерти он был похоронен вдовой в городе Касимове в специально построенном для этого текие, которое сохранилось до сего дня.

 

Однако хивинское наследие в московской топонимике также имело место. До начала ХХ века в Москве сохранялась улица Хива и Хивинский переулок (современные Добровольческая улица и переулок в районе Рогожской заставы), названные так в честь пребывания в этой местности посольства из Хивы 1731 года.

 

В ту же эпоху, в XVI–XVIII веках, в Западную Сибирь из Средней Азии переселилось значительное число узбеков, таджиков, уйгуров и других местных народов из Бухары, Самарканда, Ташкента, Ургенча, Хивы, Коканда и т. д., которые составили особую этносоциальную группу сибирских бухарцев (бухарлык). Они оказали колоссальное влияние на культуру сибирских татар, значительно укрепили в этой местности позиции Ислама. За счет бухарцев здесь повсеместно строились и содержались мактабы и мечети. В документе Тюменской воеводской канцелярии 1746 года сказано: «У тюменских бухарцов и татар служение отправляют абызы пять раз в день с пением и мольбою, а за труды дают тем абызам по силе своей».

 

Бухарлык рассматривались как иностранцы, добровольно принявшие российское подданство, им предоставлялись определенные льготы, свобода передвижения. Они освобождались от пошлин, воинской службы, им выделялись земельные угодья. Начиная с XVII века, Бухарские слободы возникли в Тюмени, Тобольске, Таре, Томске. Только в ХХ веке бухарцы окончательно ассимилировались в среде сибирских татар, оставив свой след в антропологии, этнологии, культуре тюрко­мусульманского населения Сибири.

 

Не менее интересна была история «бухарских татар» Астрахани. Не позднее XVII века здесь возник Бухарский двор, позже ставший особой Бухарской слободой, населенный выходцами из Средней Азии. Так же как и сибирские бухарцы, астраханские жители Бухарского двора вели торговлю с Бухарой, Хивой, Кокандом и даже Китаем и Индией. Они содержали собственную мечеть: С. Г. Гмелин, посетивший Астрахань в 1769 году, писал, что в Бухарской слободе Астрахани «находится нововыстроенная большая Татарская мечеть. Она деревянная, однако построена на каменном основании». В 1810 году деревянная мечеть была перестроена в камне на средства купца Нияза Измайлова, причисляемого к «татарам Бухарского двора»; к зданию примыкал красивый минарет. Она получила название Белой мечети и сохранилась до сего дня (отреставрирована в 2008 году). Жители Бухарского двора, которые женились здесь на местных татарках и ногайках, впоследствии стали составной частью астраханских татар.

 

С началом работы Макарьевской ярмарки близ Нижнего Новгорода в XVII веке сюда на торги съезжались среди иностранных купцов и бухарцы, и хивинцы, и кокандцы. Торговые контакты на нижегородской земле осуществлялись не только с самими бухарцами, но и бухарцами Западной Сибири — выходцами из Средней Азии, осевшими в западносибирских городах. Очевидно, с самого начала приездов на Макарьевскую ярмарку они стремились устроить традиционный религиозный быт на этом месте. Следствием этого стало появление здесь мечети — первой из известных в пределах центрально­европейской части Российского государства после ликвидации независимости татарских ханств Поволжья.

 

Один из современников, Г. Реман, писал в 1804 году о Макарьевском торге: «Половина разговоров слышится на бухарском, армянском или татарском языках». А после переноса ярмарки на нижегородскую Стрелку число бухарцев здесь еще более увеличилось. Значителен был их вклад в создание Ярмарочной мечети, вокруг которой затем возникли Бухарская улица, бухарские торговые павильоны. Для татар, торговавших на Нижегородской ярмарке, Бухара не была чуждым понятием. О ней рассказывали в мусульманских приходах Нижегородчины те имамы, кто получал образование в бухарских медресе. А таких было немало: например, Хабибулла­ишан Альмухамятов из деревни Овечий Овраг, Фятхулла Альмушев из Петрякс и другие.

 

Образование в Бухаре и Хиве так или иначе получили значительное число российских имамов. Некоторые из них впоследствии являлись адептами внедрения бухарского стиля преподавания в собственно татарских и башкирских медресе. Другие, как Абу Насыр Курсави, напротив, стремились оказать татарское влияние на развитие бухарского богословия. Курсави часто спорил с ведущими учеными Бухары, критикуя традиционные толкования спекулятивной теологии (калама). П ервый конфликт между ним и бухарскими богословами произошел в 1801 или 1802 году. Во второй раз, в 1809 году, оппоненты Курсави в Бухаре вызвали его в суд правителя государства — эмира Хайдара, где Абу Насыр был допрошен группой видных ученых. По­видимому, Курсави действительно грозила смертная казнь. Некоторые источники утверждают, что он избежал приговора лишь благодаря помощи своего суфийского наставника, влиятельного Ниязкули ат­Туркмани.

 

Как бы то ни было, вся теологическая школа в среде татар и башкир сложилась к XIX веку почти исключительно под влиянием тенденций, происходивших в Бухаре, потому что ни с одной другой страной исламского мира российские мусульмане не были столь тесно связаны.

 

Кроме того, именно благодаря выходцам из Бухары в российских столицах появились первые каменные мечети. Так, «московский купец 1-й гильдии из бухарцев» Назарбай Алибаевич Хошалов сыграл важную роль в истории московской мусульманской общины начала XIX века: именно на его участке возникла действующая и поныне Историческая мечеть. Участок был выкуплен им в 1823 году специально для этих целей на средства скончавшегося за год до этого отца, бухарского купца 1-й гильдии Алибая Хошалова.

 

Еще более значительную и заметную роль сыграли представители Бухары в деле строительства Соборной мечети Санкт­Петербурга. Как известно, власти не давали разрешения на возведение мечети в имперской столице на протяжении более одного столетия. Но и получив такое разрешение в 1881 году, местные мусульмане в течение еще 25 лет не смогли начать строительство мечети в силу недостаточности финансовых средств. Дело сдвинулось с мертвой точки только в 1906 году, когда посетивший российскую столицу с визитом эмир Бухарский Сеид Абдул­Ахад­хан (1859–1910) пожертвовал 500 тысяч рублей для приобретения земельного участка под мечеть и во время аудиенции с императором Николаем II договорился о строительстве Соборной мечети в центре города «в ознаменование дня, когда он впервые увидел наследника цесаревича». Очевидно, эмир, как искусный дипломат и политик, зная о трепетном отношении в императорской семье к наследнику, фактически играя на отцовских чувствах русского монарха, сумел успешно разрешить судьбоносный вопрос. Последнее пребывание бухарского эмира в столице было в феврале 1910 года, когда он участвовал на церемонии закладки Соборной мечети Санкт­Петербурга.

 

Резюмируя, следует сказать о том, что узбекское влияние в российской мусульманской умме традиционно играло огромную и во многом решающую роль, которая до сих должным образом не оценена нашими современниками.

 

По материалам работ
А. В. Белякова, К. Б. Кабдулвахитова, А. В. Сызранова, О. Н. Сенюткиной,
М. Кемпера, И. К. Загидуллина.

 

Медина аль-Ислам №126

На фото: «Ак-мечеть» — древнейшая мечеть в Астрахани, сохранившаяся до наших дней

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/culture/history/21491/">ISLAMRF.RU: Узбекский след в мусульманской умме России</a>