RSS | PDA | Архив   Суббота 18 Ноябрь 2017 | 1433 х.
 

Джадидизм в эпоху правления Александра III

16.04.2012 12:23

В мае 1887 года основатель джадидизма Исмаил Гаспринский приурочил открытие первого на территории нынешней России новометодного мактаба к приезду муфтия Оренбургского магометанского духовного собрания Мухаммедьяра Султанова на Нижегородскую ярмарку. Четырьмя годами раньше, в 1883 году, в Бахчисарае Исмаил Гаспринский начинает выпускать «Тарджеман» («Переводчик») — первую стабильную и наиболее влиятельную газету в истории российских мусульман. Именно эти два события наиболее явно характеризуют роль эпохи правления Александра III (1881–1894) для российской уммы. Эти тринадцать лет нашли свое место между эпохой Великих реформ и попытками довести их до создания правового государства при Александре II (1855–1881) и трагическим правлением Николая II (1894–1917), запомнившимся прежде всего войнами и революциями. Александр III отказался от глобальных политических реформ и контрреформ, но его эпоха известна расцветом экономики, культуры, науки и образования. Как же действовали мусульманские общины, прежде всего городские, в подмороженной стране? Сосредоточимся на Татарских слободах, так как Баку и Бахчисарай были скорее единичными примерами для азербайджанцев и крымских татар соответственно. Впрочем, правительство предпочитало называть татарами все оседлое и не горское мусульманское население вне Средней Азии.

 

Какие здесь возникли новые идеи? Под влиянием идей конституционализма и позитивизма петербургский ахун Гатаулла Баязитов стремился примирить принципы Ислама и прогресса. В своей работе «Возражение на речь Эрнеста Ренана: Ислам и наука» (1887) он вступил в полемику с французским ученым. В книге «Ислам и прогресс» (1897) Гатаулла­ахун говорил о принципиальной совместимости Ислама и с наукой, и с прогрессом. Идеи Г. Баязитова оказались созвучны идеям великого мусульманского реформатора Дж. Афгани. Во время его приезда в Петербург Г. Баязитов и Р. Фахретдин встретились с ним. У Дж. Афгани Р. Фахретдин воспринял идею иджтихада, то есть анализа современности с точки зрения исламской доктрины. Дж. Афгани считал, что необходимо заимствование политических институтов и научных достижений Западной Европы. М. Абдо пришел к идее о сотрудничестве в сфере образования и усвоения результатов европейской цивилизации по образцу Великобритании, которая с 1882 года оккупировала Египет английскими чиновниками. М. Абдо утверждал необходимость создания правового конституционного государства и превращения упомянутого в Коране совета (аш­шура) в парламент Нового времени. По мнению М. Абдо, основными причинами недугов мусульманского мира были незнание истинных основ Ислама и пребывание под властью мусульманских правителей­деспотов. М. Абдо как муфтий Египта издавал фетвы, обеспечивавшие введение реформ, создал ряд благотворительных обществ, расходовавших деньги на нужды образования. Р. Фахретдин разовьет эти идеи в начале 1910-х годов. У М. Абдо как ректора каирского университета «Аль­Азхар» учились ряд татар, включая М. Биги, З. Камали, З. Кадыри, Г. Баттала.

Именно в первое десятилетие «Тарджемана» И. Гаспринский установил контакты с мусульманской элитой различных регионов России с целью создания на местах показательных мактабов — центров обучения новому методу и подготовке в Бахчисарае учителей для джадидских мактабов. Часть татарского духовенства, включая муфтиев ОМДС С.­Г. Тевкелева (1865–1884) и М. Султанова (1885–1914) осознавала, что традиционная система образования находится в кризисе. Наибольшую поддержку новому национальному образованию оказали шейхи­суфии Галимджан Баруди (Казань) и Зайнулла Расули (Троицк). Оба они заняли место мударрисов и имамов городских общин в правление Александра III. В 1882 году правительство принимает решение о фактическом невмешательстве во внутренние дела в медресе и мактабов. Это отменяет политику Александра II, по которой с 1870 года правительство делало упор на создание преимущественно русскоязычных светских начальных школ и введение русского языка как обязательного предмета в медресе. Введенный в начале 1890-х годов запрет на использование иностранных и рукописных учебников, запрет на преподавание для лиц, имеющих только зарубежное образование, стали мощнейшими стимулами для создания собственных конкурентоспособных медресе, разработки стандартов литературного языка тюрок­мусульман России и написания учебников на нем.

 

По возвращению в Крым в 1878 году в статье «Русское мусульманство: мысли, заметки и наблюдения» И. Гаспринский предложил сделать татарский язык языком преподавания в государственных начальных и ремесленных школах. Преподаватели школ должны были получить образование в 9–10 реформированных медресе, превращенных фактически в учительские институты. Эта программа представляла собой совокупность мер, направленных на создание общенационального института в лице национальной начальной школы с преподаванием на литературном языке — «тюрки» на основе произведений художественной литературы И. Гаспринского, Р. Фахретдина, З. Биги, М. Акъегетзаде, Ф. Халиди и других. К 1893 году И. Гаспринскому удалось обеспечить себе поддержку среди улемов, буржуазии и интеллигенции основных экономических и культурных центров татар в Волго­Уральском регионе.

 

В качестве реализации этих планов с 1890-х годов медресе «Мухаммадия» в Казани, новосозданная «Хусаиния» в Оренбурге, «Гусмания» в Уфе и «Расулия» в Троицке начинают введение обучения на родном языке, преподавание научных дисциплин. Процесс этот был не одномоментным. Однако в условиях индустриализации России в 1880–1890-е годы азербайджанская и татарская буржуазия была вынуждена перейти от средневековой торгово-промышленной деятельности к усвоению устоев капитализма Нового времени. По определению классика социологии Макса Вебера, такая система организации, наряду с употреблением свободного труда и ориентацией на товарный рынок, включала в себя также отделение предприятия от домашнего хозяйства и введение рациональной бухгалтерской отчетности. Так, одной из целей, обусловивших создание медресе «Хусаиния» в Оренбурге, была подготовка квалифицированных служащих для торговых фирм братьев Хусаиновых. С самого начала в медресе был 14-летний цикл обучения, включавший преподавание многих светских дисциплин. Так, учебный план разряда «игдадия» (близкий к реальному училищу) включал преподавание таких предметов, как физика, химия, геометрия и тригонометрия, психология, логика, элементарное право (немусульманское), гигиена и медицинские знания, политэкономия и торговое дело, бухгалтерия.

 

Особое внимание И. Гаспринский уделял печатному делу, являлся инициатором открытия мусульманских типографий. С конца 1870-х годов появляются книги светского характера, а религиозные книги начинают переводиться с арабского «на народные языки населения». Число новых книг у мусульман России достигает к концу 1890-х годов около 100 наименований. И. Гаспринский отмечает сочинения, посвященные вопросам истории, доказательству необходимости прогресса и образования, научных знаний, и книги, раскрывающие основы гражданственности.

 

Сторонники «ысул джадид» преобладали в рядах светской интеллигенции в лице преимущественно выпускников Казанской и Уфимской татарских учительских школ. Они ставили своей целью переход от русскоязычной светской школы к национальной. В 1893 году преподаватель КТУШ Ш. Тагиров и выпускник УТУШ учитель И. Сайфуллин создали первые азбуки по звуковому методу на языке казанских татар.

 

Идеи светской школы на родном языке, издания газеты как объединителя российских мусульман и посредника между ними и правительством, массового светского книгопечатания являлись логическим продолжением идей мусульманского мактаба, религиозной пропаганды и издания религиозной литературы. Вначале большинство традиционных лидеров скептически относились к изданию «Тарджемана» и к новому методу, однако спустя несколько лет они нашли практическое применение результатам деятельности И. Гаспринского в сфере религиозной пропаганды, изучения светских предметов и государственного языка своими детьми, сотрудниками и клиентами их фирм, консолидации общин в рамках благотворительных обществ.

 

И. Гаспринский понял необходимость эволюции мусульманских этносов России к формированию единой уммы российских мусульман как коллектива, заменившего средневековые региональные общности и создавшего новые национальные институты. При этом И. Гаспринский говорил о единой гражданской нации, объединяющей всех россиян. Он заимствовал в Европе идею эволюции. Реформатор утверждал, что причина отсталости мусульман от «других народов в умственной и политической жизни прежде всего в отсутствии идеи и цели. Англичанин или немец ставит перед собой обдуманную задачу и стремится к ней в течение долгих лет. Так общества и народы задаются целями, осуществление коих может быть лишь в будущем. Без общественных задач и стремлений не может быть ни народного дела, ни народной жизни».

 

Таким образом, годы стабильности и покоя дают возможность для создания и реформы образовательных учреждений и органов печати. Эти возможности необходимо использовать, а не предаваться бессмысленным сетованиям…

 

Айдар Хабутдинов, 
доктор исторических наук

Медина аль-Ислам №126

На фото: Исмаил Гаспринский в своей типографии в Бахчисарае. Фото из архива крымско­-татарской библиотеки им.Гаспринского

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/culture/history/21664/">ISLAMRF.RU: Джадидизм в эпоху правления Александра III</a>