RSS | PDA | Архив   Понедельник 20 Ноябрь 2017 | 1433 х.
 

К 190-летнему юбилею Исторической мечети Москвы

01.08.2013 17:18

Документальное упоминание о действующей мечети в Татарской слободе относится уже к 1712 г. В челобитной толмачей и переводчиков на имя Петра I говорится о просьбе официально утвердить нового муэдзина Ашира Кадкеева в связи со смертью в 1711 г. предыдущего имама Ходжмакула Таберова. Эта же мечеть упоминается и в переписи 1744 г., которая содержит и другую интересную запись о наличии при ней «мечетного сторожа» Кутлымамета Авдулова. В начале ХIХ в. там же возник Магометанский молитвенный дом. Наконец, в 1820?х гг. здесь была построена каменная мечеть, которая долгое время была единственной мечетью в Москве; сегодня она носит название Исторической мечети.

 

Долгое время локализовать точное месторасположение мечетей Замоскворечья и определить хронологические периоды их жизни было невозможно. Однако благодаря новым исследованиям мне удалось разрешить эти загадки.

 

Более 10 лет тому назад я уже работал с Переписной книгой 1744 г. Результаты дворовой переписи четко показали факт наличия мечети, но применить их в привязке к определенной местности я не мог — не хватало нужных данных. Теперь я попытался еще раз проанализировать эти данные, картографировав владения в районе Татарской слободы. Размеры каждого участка, указанные в саженях и аршинах, переводились мною в метрическую систему, затем я прорисовывал их в соответствующем масштабе на чертежной миллиметровой бумаге. Общий топографический ориентир был взят на основе Горихвостовского плана Москвы 1768 г. В результате не без проблем удалось картографировать почти весь район Татарской слободы и лежащие рядом с ней местности. Оказалось, что искомая мечеть в 1744 г. располагалась в квартале Старые Толмачи, на углу Татарской улицы и Старо-Толмачевского переулка (ныне Большая Татарская ул., д. 20, стр. 2). Мечеть находилась на дворе Муртазы Тевкелева — переводчика Посольского приказа, неофициального лидера мусульманской общины Москвы. Однако впоследствии Тевкелевы большей частью переехали в Петербург. А история Татарской мечети в Старых Толмачах (назовем ее мечеть № 1) прослеживается до середины XVIII в. Впоследствии она была перенесена в другое место.

 

В московских архивах сохранился ряд интересных документов начала XIX в. В частности, в 1816 г. генерал-губернатор граф А. П. Тормасов дал поручение чиновникам разобраться в вопросе: была ли прежде в городе мечеть, когда и при каких обстоятельствах она прекратила свое существование. Свидетели показали, что мечеть располагалась на участке князя Сулмамета Семенеева, который впоследствии был продан купцу Щукину. Время ее действия указано довольно четко — после чумы, случившейся в начале 1770?х гг., она прекратила свое существование. То есть речь идет как раз о следующей мечети (присвоим ей № 2), которая заменила местным мусульманам богослужебное здание в Старых Толмачах.

 

Местность, где находилась мечеть № 2, являлась частью Конюшей Овчинной слободы. Судя по воспоминаниям очевидцев от 1816 г., которые ее посещали, это было отдельно стоящее здание, а не часть дома Семенеевых. В этой мечети имамом был некий казанский мулла, имя которого не сохранилось. Современный адрес мечети № 2 — Большая Татарская ул., д. 9 — точнее, лишь трехэтажный особняк, который выходит непосредственно на улицу и отделен от основной части этого огромного здания коридором. Сейчас здесь располагаются офисы различных компаний, а в советское время размещались промышленные предприятия.

 

Религиозное сознание превалировало в обществе той эпохи, и коллективная память мусульман должна была способствовать сохранению знаний об утраченных религиозных символах, находившихся в доступной близости. Вся документация, сохранившаяся в архивах и посвященная строительству мечети в Татарской слободе в начале XIX в., именно об этом и говорит. Помнил ли кто-то о расположении мечети № 1? Несмотря на то, что это земельное владение в Старых Толмачах длительное время не принадлежало мусульманам, они все равно стремились обустроить свое молитвенное место именно здесь, на земле старой мечети. И однажды это им удалось. Упоминание об этом богослужебном здании имеется в одном из «Указателей жилищ и зданий» Москвы 1820?х гг. На участке 281, расположенном в самом углу Старых Толмачей (точно там, где находилась мечеть № 1), значится Магометанский молитвенный дом. Теперь становится понятным, что размещение двух мечетей, существовавших с разрывом в 70 лет, в одном и том же месте, не может быть случайным совпадением — кто-то в общине восстановил правду в вопросе о месторасположении старинного мусульманского храма.

 

Это владение выкупил купец Хасан Мангушев — выходец из рода мурз из села Камкино Нижегородской губернии. Полагаю, что легенда, бытующая среди камкинцев об одном знатном и богатом уроженце этого села, который «занимался восстановлением Москвы после пожара 1812 г. », имеет отношение как раз к Х. А. Мангушеву. В качестве Магометанского молитвенного дома (назовем его мечетью № 3) домовладение Мангушева функционировало вплоть до открытия нынешней Исторической мечети. Это было здание в стиле ампир размером 4 на 8 сажень, выстроенное из дерева и камня, двух- и частично трехэтажное. У здания не было минарета, роль которого, по всей видимости, выполнял третий этаж в центральной части дома: со слов священника близлежащей церкви Никиты Мученика сообщается, что мусульмане «в известные времена громким голосом с возвышенных мест созываемы были к своим обрядам».

 

Несмотря на название «молитвенный дом», сами мусульмане, очевидно, считали это здание Соборной мечетью. Никак иначе невозможно объяснить статус имама, выходца из Башкирии С.-М. Асхапова в документе от 1821 г. — «имам-джами», в переводе с арабского «имам Соборной мечети».

 

Итак, Магометанский молитвенный дом (мечеть № 3, или мечеть Мангушева) продолжил традицию существовавших в XVIII в. старинных мечети № 1 в Старых Толмачах и мечети № 2 в Овчинной слободе, и сам, в свою очередь, послужил предшественником постоянной каменной мечети, которую мы называем сегодня Исторической.

 

Обращает на себя внимание личность нового мецената, построившего мечеть № 4. Это «московский купец 1?й гильдии из бухарцев» Назарбай Алибаевич Хошалов (вследствие ошибки в документации XIX в. его фамилия часто писалась как Хашалов, Хашхалов и даже Хамалов). Он смог сделать то, чего не смогли другие, как раз по причине своего независимого статуса и колоссального состояния — он был миллионером. Н. Хошалов выкупил землю в Татарской слободе не позже лета 1823 г. В июле-августе 1823 г. братья Хошаловы находились на Нижегородской ярмарке. Сразу после их возвращения в Москву в августе 1823 г., не дожидаясь окончательного разрешения властей на постройку именно мусульманского храма, на их участке началось возведение каменного одноэтажного здания нынешней Исторической мечети.

 

Встревоженный этим обстоятельством 9 сентября московский архиепископ Филарет задал вопрос новому генерал-губернатору Москвы князю Дмитрию Голицыну: «Действительно ли от начальства на строение мечети дано позволение, и с таким ли обязательством, чтобы сего столь чуждаго богослужения публичных оказательств, каков публичный крик [азан], не было, согласно с известными секретными постановлениями о веротерпимости?»

 

Через четыре дня Д. В. Голицын издал несколько постановлений по вопросу строительства мечети: «Татарское общество допустить к построению дома для богослужения можно, но с тем, чтобы дом сей, будучи обыкновенного вида с прочими обывательскими домами, не имел снаружи ни малейшего признака мечети... Чтобы отнюдь дом сей строим не был в виде мечети, [далее дописано] и не назывался бы мечетью».

 

Мусульмане были вынуждены согласиться с ультиматумом. Понятно, что никакого разрешения императора на строительство мечети не было; ни о каких заслугах татар или прочих мусульман перед престолом в войне с Наполеоном говорить в этой связи не приходится; никакого уважения к исламу в этих документах не найти при всем желании. Нет ничего более далекого от истины, чем приписывание имперским властям «подарков», которые они и не думали делать. На мой взгляд, самый оптимальный путь к построению реального добрососедства между разными народами и конфессиями — отказаться от ложных оценок нашего прошлого, отринуть ошибки предков и не повторять их в будущем.

 

Дамир Хайретдинов,
главный редактор "Ислам минбэре"

Газета "Ислам минбэре"

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/culture/history/28562/">ISLAMRF.RU: К 190-летнему юбилею Исторической мечети Москвы</a>