RSS | PDA | Архив   Вторник 21 Ноябрь 2017 | 1433 х.
 

Деятельность советского государства по организации хаджа советских мусульман в 1944 году [1]

19.03.2014 10:50

В статье рассматриваются условия способствующие, после долгих лет запретов, разрешению на выезд для хаджа небольшой группы советских мусульман. Проведенное исследование показывает ранее неизвестные подробности хаджа 1944 г. и ошибки, допущенные отечественными и зарубежными специалистами, занимающимися изучением советских государственно-исламских отношений.

Сегодня во всём мире, в том числе и в России растёт интерес к исламу и к его истории. Открывающиеся сегодня для свободного доступа архивные документы позволяют по новому увидеть государственно-исламские отношения в СССР. Одна из самых неясных до сегодняшнего дня страниц истории ислама в советском государстве – хадж мусульман из СССР. До сего дня никто не смог провести исследования показывающего и анализирующего его организацию, количество паломников, годы выезда, причины и предлоги под которыми запрещалось паломничество, итоги хаджа для мусульман и то, как советское государство использовало хадж для решения задач внешней и внутренней политики. Те исследования, которые проведены отечественными и зарубежными учёными, дипломатами, религиозными деятелями имеют серьёзные ошибки и неточности.

По мере укрепления советской власти и лично И.В. Сталина ужесточалась политика в русле государственно-исламских отношений. Именно поэтому поток советских мусульман в Мекку постепенно снижался, и прекратился в самом начале 1930-х годов[2]. По мнению доктора исторических наук, профессора В.В. Наумкина, отсутствие в 1932 г. советских мусульман на хадже серьезно обеспокоило Эр-Рияд. При их количестве в 10 – 15 тысяч ежегодно, как считала саудовская сторона, вопрос о притеснении ислама в СССР был бы снят. Но Москва пыталась убедить партнёров, что совершение хаджа является исключительно личным делом верующих и власти СССР не имеют к этому никакого отношения. Н. Тюрякулов (в 1928 – 1932 гг. генеральный консул в Хиджазе, в 1932 – 1936 гг. полпред СССР в Саудовской Аравии) настаивал на том, что заключение договоров не должно увязываться с решением проблемы вакфов и паломников[3]. Ради сохранения доброго образа СССР, на вопросы арабов о причинах прекращении приезда паломников из СССР Н. Тюрякулов отвечал, что в этом виноваты французы и англичане, не пропускающие пароходы с паломниками через Босфор и Дарданеллы[4]. Вероятно, именно Н. Тюрякулов был последним советским гражданином, который совершил хадж в 1930 г. или в 1931 г.

Поиск архивных документов помог выявить детали механизма хаджа 1944 г. Председатель Духовного управления мусульман Средней Азии и Казахстана (САДУМ) И. Бабахан 25 августа подписал ходатайство о хадже на имя Председателя Совета по делам религиозных культов при СНК СССР (СДРК) И.В. Полянского. Изучив документ, И.В. Полянский обратился к В.М. Молотову, обосновав необходимость удовлетворения просьбы САДУМ следующими аргументами: отправка 6 паломников (4 из Узбекистана, 1 из Таджикистана, 1 из Казахстана) будет иметь положительное значение внутри СССР и послужит престижу Советского Союза на Ближнем Востоке, докажет сомневающемся, что в СССР царит полная свобода совести[5].

Паломникам разрешили выезд и все шесть человек: Салихов Мурат Ходжа (паспорт 09132 РВ 41863), Абдулхаиров Джанабай (паспорт 09135 РВ 41867), Юсупов Абдулмажит (паспорт 09134 РВ 41865), Мусинов Мухаммедгали (паспорт 09130 РВ 41861), Саттиев Исмаил Махзум (паспорт 09130 РВ 41861), Абдуллаев Барии (паспорт 09135 РВ 41867), 7 ноября 1944 г. выехали из г. Ташкента в Туркмению. На контрольно-пропускном пункте Гаудан, на советско-иранской границе, они прошли паспортный контроль[6].

За время поездки они посетили Мешхед, Тегеран, Багдад, Мекку, Медину, Каир, Джидду. Почти на всём пути они продвигались на машинах. Исключением стал участок Каир – Джидда, его паломники преодолели на самолёте, благодаря помощи английских дипломатов[7].

В секретном письме, от 9 января 1945 г., заместитель народного комиссара иностранных дел С.И. Кавтарадзе информировал председателя СДРК И.В. Полянского о том, что прибывшие в Каир из Мекки паломники просили поставить в известность Председателя САДУМ о скором прибытии на Родину[8].

Таким образом, с 1944 г. такое важное мероприятие как хадж, после долгих лет запретов, снова стал реальностью мусульманской жизни в СССР, правда для весьма небольшого круга лиц и далеко не каждый год.

О том, что хадж состоялся осенью 1944 г. говорят и другие архивные документы: переписка И.В Полянского с валютно-финансовым управлением НКИД СССР (паломники должны были оплатить долг в 2418,2 руб. в счёт полученных 301,96 египет. фунт[9]); препроводительное письмо к заграничным паспортам хаджи[10]; письмо И.В Полянского, подписанное 2 апреля 1949 г., в адрес министра иностранных дел СССР А.Я. Вышинского[11], указания Председателя СДРК уполномоченному по Уз.ССР о необходимости известить руководителя САДУМа И. Бабахана о возвращении хаджи[12], прибытие которых в СССР состоялось 15 февраля 1945 г.

Диссертанту удалось обнаружить ещё один документ, подтверждающий что хадж состоялся в 1944 г., а затем в 1945 г. Речь идёт о докладе члену СДРК Н. Тагиеву от уполномоченного по Уз.ССР И. Ибадова. В документе идёт речь о визите в г. Ташкент в декабре 1945 г. делегаций из Афганистана, Ирана, Китая. В ходе беседы, состоявшейся 12 декабря в Духовном управлении, заместитель председателя САДУМ М-Х. Салихов заявил гостям, что он ездил на хадж в 1944 г., а И. Бабахан в 1945 г. возглавил группу паломников. Но даже в этом кратком пояснении он допустил двусмысленность: «Каждый год мусульмане совершают паломничество в Мекку»[13]. Безусловно, мусульмане совершали хадж ежегодно, но это касалось зарубежных мусульман, но советские мусульмане такой возможности не имели долгие годы в силу политики проводимой государством.

О том, что хадж, после долгих лет запретов, состоялся в 1944 г. пишут доктор философских наук, профессор Т.С. Саидбаев[14] и кандидат исторических наук А.Х. Назаров[15]. Но они допускают существенную ошибку, говоря о начале с 1944 г. регулярного паломничества, что не соответствует фактам: с 1946 г. по 1952 г. хадж не проводился по разным причинам и предлогам. Исследователь из Душанбе – А.Х. Назаров пишет: «по некоторым сведениям, 20 – 25 человеку позволялось совершат хадж ежегодно». Но, как показывает тщательный анализ архивных документов, из СССР на хадж, до самого конца 80-х годов, отправлялись группы и значительно меньшего состава[16].

Но есть и более грубые ошибки. Так видный дипломат Ф.М. Мухаметшин утверждает: «В послевоенные годы мусульмане получают определенные послабления в совершении паломничества …»[17]. Из приведённой цитаты следует – хадж был разрешён не раньше 1946 г. Но Ф.М. Мухаметшин не единственный дипломат, допустивший ошибку по дате начала разрешения на хадж советским мусульманам. Бывший советник по культуре посольства Индонезии в Москве Мохаммад Аджи Сурья и Фрасминги Камаса написали книгу «Geliat Islam di Rusia. Catatan Diplomat Indonesia». В своей работе они повторяет ошибку, ставшую уже хрестоматийной – утверждая, что хадж из СССР был возобновлён в 1945 г. Но, надо отдать им должное, они совершенно справедливо говорят, что улучшение государственно-исламских отношений произошло благодаря новой политике советских властей[18].

Следующий яркий пример ошибки по возобновлению хаджа принадлежит отечественному учёному: «В конце 1940-х гг. советское руководство разрешило паломничество советских мусульман в Мекку»[19].

Проблема хаджа в советское время, как показывает анализ литературы, находится в фокусе внимания и современных зарубежных исследователей. При этом, часть из них, используя реальные архивные документы, делает выводы и суждения не вполне соответствующие историческому прошлому. Речь идёт об одной из работ сотрудника Центра российских и восточно-европейских исследований Тель-Авивского университета Якова Роя. Этот исследователь утверждает, что «Нескольким тщательно отобранным мусульманам было разрешено осуществлять хадж ежегодно»[20]. При этом он опускает очевидный факт – в советский период ежегодного хаджа не было. Были перерывы по полтора десятка лет, были и по семь лет. Наиболее слабым и странным звеном в рассуждениях этого автора является архивная база. Яков Рой ссылается на конкретный документ – ГАРФ, ф. 6991, оп. 3, д. 20, л. 82 – 86, что придаёт выводу вид солидности и обоснованности. Но детальное ознакомление с архивным делом показывает, что Я. Рой ссылается на «Краткую докладную записку» подготовленную уполномоченным СДРК И. Ибадовым в адрес Председателя СДРК при СНК СССР и является стандартным отчётом о поездке мусульманской делегации из 6 паломников, выехавших 7 ноября 1944 г. из Ташкента. Даты, стоящие на документе: 7 марта 1945 г. и 26 марта 1945 г. также позволяют говорить о том, что израильский исследователь делает некорректный вывод о паломничествах за период с 1944 г. по 1991 г. Хотя документ, который использует Я. Рой описывает только хадж 1944 г. В тоже время нельзя отрицать тот факт, что некоторые мусульмане отправлялись в хадж по несколько раз, и они действительно были проверены и весьма тщательно отобраны органами государственной безопасности.

Проведённый анализ документов даёт право заявить, что в череде хаджей, начавшихся после почти полутора десятков лет перерыва, первым стал хадж 1944 г. т.е. совершённый в ходе Великой Отечественной войны. Но это не единственная его отличительная черта. Это паломничество заложило основу для ведения пропагандистских акций имеющих своей целью убедить зарубежье в том, что СССР является страной создавшей для ислама условия для полноценного развития. Особенностью этого выезда на паломничество стали и нестандартные сроки – более трёх месяцев. Но эта странность вполне объяснима тем, что после долгих лет запретов на хадж для советских мусульман, надо было убедить мусульманский Восток и весь мир в позитивном отношении советской власти к религии вообще и к исламу в частности. Важным обстоятельством, повлиявшим на согласие руководства СССР разрешить это паломничество, стало желание советского руководства понять настроения лидеров мусульманского мира, возобновить старые и наладить новые контакты, создать задел на будущее. Именно поэтому шестерым паломникам и разрешили столь длительное отсутствие вне Родины. Немаловажным обстоятельством повлиявшим на положительное решение советских властей разрешить хадж, по мнению диссертанта, стали также: ярко проявленный патриотизм мусульман на фронте и в тылу, ввод советских войск в Иран и, соответственно, необходимость улучшения отношений с этой мусульманской страной. Эти обстоятельства были дополнены и личностными фактором, а именно – трезвым расчётом руководства САДУМ, понявшего, что наступил момент, когда им не откажут в такой важной просьбе, а также наличием в СДРК чиновников умеющих верно просчитывать ситуацию.

Анализ протоколов бесед, советских мусульман с работниками СДРК, показывает, что советским гражданам приходилось сталкиваться с очень острыми вопросами о положении ислама и мусульман на Родине. Часть из этих вопросов показывает, что население Ближнего Востока неплохо знало проблемы мусульман в СССР. Многие люди, живущие на Ближнем Востоке, прекрасно понимали истинные причины почти пятнадцатилетнего перерыва в хадже. В тоже время анализ архивных документов позволяет диссертанту утверждать, что контроль за поведением паломников, как в этот выезд, так и в последующие, до самого конца 80-х годов, был со стороны партийно-государственных структур весьма детальным, но не всегда эффективным в плане решения задач возникающих перед советской властью в мусульманском мире. На основе анализа архивных документов можно говорить, что работа всех советских структур занимающихся отбором будущих хаджи имела повторяющиеся недостатки. Но при этом отбор был поставлен таким образом, что не было случаев отказа паломников от возвращения на Родину.

Таким образом, соискатель доказал, что названные нами авторы, а также и целый ряд светских исследователей, политиков, как отечественных[21], так и зарубежных[22], руководителей уммы и исламские порталы[23], утверждающие, что после долгих лет запретов хадж возобновился только в 1945 г., ошибаются, в действительности, после долгих лет запретов со стороны руководства СССР, советские граждане выехали на хадж в 1944 г.

Ради исторической справедливости, необходимо отметить, разрешение на хадж, вплоть до 1990 г., вовсе не означало открытие для мусульман свободного доступа во внешний, большой мир. Сам хадж вовсе не означал неконтролируемое советскими властями общения между советскими и зарубежными мусульманами. На протяжении последующих лет, вплоть до распада СССР, не только свободный выезд, в любое удобное время, но даже и поездки на хадж и умру были мероприятиями, которые требовали каждый год особых разрешительных документов и сложных процедур, не позволяющих выехать даже 1% лиц, желающих стать хаджи. Исключением можно назвать только 1990 г. (примерно 1500 паломников из СССР) и в 1991 г. (примерно 2500 паломников из СССР), когда количество паломников в каждый из них превзошло суммарное количество паломников за период с 1944 г. по 1989 г.

Ахмадуллин Вячеслав Абдулович
Кандидат исторических наук, доцент

[1] Впервые большая часть этого материала была опубликована в журнале «Власть» 2013 г. № 6.

[2] Наумкин В. В. Ислам и мусульмане: культура и политика. – М., 2008. – С. 211.

[3] Наумкин В. В. Ислам и мусульмане: культура и политика. Статьи, очерки и доклады разных лет. – М., 2009. – С. 270.

[4] Ат-Турки, Маджид Бен Абдель Азиз. Саудовско-российские отношения в глобальных и региональных процессах (1926 – 2004 гг.). – М., 2005. – С. 52.

[5] ГАРФ, ф. 6991, оп. 3, д. 1. л. 22.

[6] ГАРФ, ф. 6991. оп. 3, д. 6, л. 6 – 12; д. 20, л. 87 – 88.

[7] ГАРФ, ф. 6991, оп. 3, д. 20, л. 82.

[8] ГАРФ, ф. 6991, оп. 3, д. 20, л. 80.

[9] ГАРФ, ф. 6991, оп. 3, д. 20, л. 91.

[10] ГАРФ, ф. 6991, оп. 3, д. 20, л. 88.

[11] ГАРФ, ф. 6991, оп. 3, д. 58, л. 74.

[12] ГАРФ, ф. 6991, оп. 3, д. 20, л. 81.

[13] ГАРФ, ф. 6991, оп. 3, д. 963, л. 9 – 12.

[14] См. Саидбаев Т.С. Ислам и общество. – М., 1984. – С. 190.

[15] См. Назаров А.Х. История религиозной жизни мусульман Таджикистана в 1941 – 1991 гг. Дисс. … канд. ист. наук. – Душанбе, 2004. – С. 72.

[16] ГАРФ, ф. 6991, оп. 3, д. 20, л. 139, 140, 142 – 166, 179 – 199; д. 45, л. 28, 53; д. 140, л. 141, 179 – 180, 186; д. 215, л. 21 – 36; д. 216, л. 14, 15, 19, 22; д. 535, л. 95; д. 1401, л. 21, 23, 24; д. 1402, л.117; оп. 4, д. 59, л. 1 – 5, 13, 23, 38, 42; д. 60, л. 4, 5.

[17] Мухаметшин Ф.М. Ислам в политической жизни России. Дисс. … д-ра полит. наук. – М., 1998. – С. 222.

[18] См. M. Aji Surya dan Frassminggi Kamasa. Geliat Islam di Rusia. Catatan Diplomat Indonesia. – Jakarta. 2012. – Н. 200.

[19] Королев А.А. Власть и мусульмане Среднего Поволжья: эволюция взаимоотношений. 1945 – 2000 гг. Дисс. … д-ра ист. наук. – М., 2008. – С. 146.

[20] Рой Я. Ислам в Советском Союзе после Второй мировой войны // Иордан М.В., Кузеев Р.Г., Червонная С.М. Ислам в Евразии: современные этические и эстетические концепции суннитского Ислама, их трансформация в массовом сознании и выражение в искусстве мусульманских народов России. – М., 2001. – С. 165.

[21] См.: Малашенко А.В. Исламское возрождение в современной России.М., 1998. – С. 58 (автор арабист, исламовед, доктор исторических наук, профессор, член научного совета Карнеги центр); Резван Е. Хаджж из России. // Ислам на территории бывшей Российской империи. Энциклопедический словарь. Выпуск 1. – М., 1998. – С. 98 (автор арабист, исламовед, доктор исторических наук, профессор, главный редактор международного журнала Manuscripta Orientalia, заместитель директора Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамеры) РАН); Силантьев Р.А. Мусульманская дипломатия в России: история и современность. – М., 2010. – С. 144 (российский религиовед, социолог и историк религии, исследователь ислама, кандидат исторических наук, доцент Московского государственного лингвистического университета, автор более 100 публикаций, в т.ч. 10 книг по исследованию и ислама, исполнительный директор Правозащитного центра Всемирного русского народного собора, заместитель председателя Экспертного совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации.); Синенко С.Г. Мусульманское духовное собрание. Художественно-документальное повествование. – Уфа, 2008. – С. 223 (автор кандидат филологических наук); Сулаев И.Х. Мусульманское духовенство Дагестана и власть: история взаимоотношений (1917 – 1991 гг.). Дисс. … докт. ист. наук. – Махачкала, 2009. – С 365; Синицын Ф.Л. Советское государство и ислам во время Великой Отечественной войны (1941 – 1945 гг.) // Мир и политика. №06 (57). Июнь 2011. URL: //mir-politika.ru/203-sovetskoe-gosudarstvo-i-islam-vo-vremya-velikoy-otechestvennoy-voyny-19411945-gg.html (дата обращения: 21.04.2012), (автор кандидат исторических наук, сотрудник ИРИ РАН); Восстановление традиции хаджа в Советском Союзе. URL: http://www.idmedina.ru/ussr/?1076 (дата обращения: 25.09.2012).

[22] См.: Левитин Л.И. Узбекистан на историческом повороте. Критические заметки сторонника Президента Ислама Каримова. – М., 2001. – С. 144; Левитин Л.И. Узбекистан. Эпоха Каримова. Критические заметки сторонника Президента Ислама Каримова. – М., 2003. – С. 164 (автор доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки и заслуженный юрист Кыргызской Республики); Мурзахалилов К., Маматалиев К., Мамаюсупов О. Ислам в условиях демократического развития Кыргызстана: сравнительный анализ // «Центральная Азия и Кавказ». Журнал социально-политических исследований. «Центральная Азия и Кавказ» Центр стратегических исследований Швеция, Институт стратегических исследований Кавказа Азербайджанская Республика. № 3 (39) 2005 г. – С. 55 (авторы эксперты Центра изучения проблем мировых религий в Кыргызстане); Усманходжаев А. Жизнь муфтиев Бабахановых: служение возрождению Ислама в Советском Союзе. – М., – Н.Новгород, 2008. – С. 57 (автор является Председателем правления Нижегородского Общественного «Фонда муфтиев Бабахановых» и родственником первых трёх Председателей САДУМ).

[23] См. более подробно: Бабаханов Ш. Муфтий Зияуддинхан Ибн Эшон Бабахан. Жизнь и деятельность. – Ташкент, 1999. – С. 39. Бабаханов Шамсуддин (1937 – 2003 гг.) внук Эшана Бабахана ибн Абдулмажидхана, сын Зиявуддинхана. После смерти отца, он возглавлял САДУМ в 1982 – 1989 гг., кандидат филологических наук, свободно владел несколькими языками, дипломат; Асадуллин Ф.А. Москва мусульманская: история и современность. Очерки. – М., 2004. – С. 129. Автор кандидат филологических наук, заместитель Председателя Духовного управления мусульман Европейского региона России, член Совета муфтиев России, советник Председателя Совета муфтиев России; Якупов В. История организации хаджа в России. Выступление на II Международной конференции по хаджу «Хадж: прошлое и настоящее». URL: http://www.e-islam.ru/newsall/public/?id=2061 (дата обращения: 19.04.2012); Якупов В. История организации хаджа в России. URL: http://www.info-islam.ru/publ/statji/istorija_organizacii_khadzha_v_rossii/5-1-0-11282 (дата обращения: 19.04.2012), (автор кандидат исторических наук, занимал должность заместителя муфтия Татарстана); Амин аль-Касим, Дилявер Сейдахметов. История хаджа крымских татар. URL: http://islam.com.ua/articles/meet_islam/forgotten_history/1187/ (дата обращения: 08.05.2013).

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/culture/history/31602/">ISLAMRF.RU: Деятельность советского государства по организации хаджа советских мусульман в 1944 году [1]</a>