RSS | PDA | Архив   Среда 22 Ноябрь 2017 | 1433 х.
 

Таврическое магометанское духовное собрание

18.04.2014 09:53

В 1774 г. по Кючук-Кайнарджийскому мирному договору Россия признала духовный авторитет турецкого султана «яко Верховного Калифа Магометанского закона» и конфессиональную зависимость от него мусульман-суннитов Тавриды – Крыма, ставших тогда политически самостоятельными. В 1783 г., ликвидируя Крымское ханство, Екатерина II в одностороннем порядке аннулировала эту статью данного мирного договора. Включив Крым и Кубань в состав Российского государства, Екатерина II в своем Манифесте 8 апреля 1783 г. провозгласила обещание мусульманам Тавриды «охранять и защищать их лица, храмы и природную веру, коей свободное отправление со всеми законными обрядами пребудет неприкосновенно».

Гораздо менее конкретно в последние годы правления Екатерины II было определено устройство духовной жизни мусульман Тавриды. Именной указ царицы от 23 января 1794 г. создавал в «Таврической области» новое учреждение – Таврическое магометанское духовное правление и назначал его главой – муфтием крымского кади-эскера Сейта-Мегмета эфенди. Ряд вопросов судебной деятельности Таврического муфтията, его участие в наследственных делах, а также освобождение всех членов Духовного правления от налогов определил Манифест Екатерины II от 16 сентября 1796 г. По данному же документу особо предусматривалась задача «утверждения» мусульманскими духовными лицами Тавриды своей духовной паствы в «непоколебимой преданности к власти Российской» и поощрялась традиционная для ислама практика милостыни – закята. В целом же можно констатировать, что решение о создании российского Таврического муфтията носило скорее чисто формальный характер: права и круг обязанностей новоучрежденного правления не были конкретно определены, отсутствовало четкое разграничение сфер применения русского законодательства и норм мусульманского права.

23 декабря 1831 г. Николаем I было принято «Положение об устройстве Таврического магометанского духовного правления» (ТМДП) и утвержден его штат. В данном законодательном акте ТМДП рассматривалось как «общее присутственное место», оно состояло «под непосредственным ведением» Таврического губернского правления и «высшим начальством» МВД. ТМДП получило право рассматривать и решать «по правилам своей веры» различные собственно «духовного рода дела магометан», как-то: о порядке «богослужения», об обрядах, исправлении «духовных треб» и «о заключении и расторжении браков». Положение 1831 г. сохранило традиционную для Крыма наследственную корпоративность мусульманского духовного сословия. В Таврической губернии были свободны от повинностей и податей, в т.ч. рекрутчины, следующие духовные служители «магометанского закона» – муфтий, его заместитель – кади-эскер, в каждом уезде по одному кадию, хатибы, имамы, муллы, мударрисы, начальники текий (дервишских обителей), шейхи, а также дети ряда мусульманских духовных лиц.

Под юрисдикцию ТМДП в 1831 г. были поставлены мусульмане Западных губерний: Виленской, Волынской, Гродненской, Ковенской, Курляндской и Минской. Здесь освобождались от податей и повинностей лишь муллы, пока они находились в «духовных должностях». Местные муллы не обладали также наследственным статусом.

В целом в Таврическом муфтияте была принята «двухуровневая» (губерния уезд) система организации управления. В состав Духовного правления входили председатель – муфтий, признававшийся «духовным главой магометан Тавриды и Западных губерний», его помощник – кади-эскер и по должности – симферопольский, феодосийский, перекопский, евпаторийский и ялтинский уездные кадии. Данные кадии рассматривали и решали «все возникающие в подведомственных им уездах дела по определенному… порядку на основании духовных магометанских законов». Местное «приходское духовенство» состояло из хатибов, имамов, мулл, муэдзинов и служителей при мечетях. К «магометанскому духовенству» Тавриды также были «причислены» мударрисы и другие преподаватели мусульманских учебных заведений, начальники текий (дервишских обителей) и шейхи. Необходимо отметить, что ни один представитель «магометанского духовенства» Западных губерний не был включен в состав ТМДП.

«Положение 1831 г.» достаточно подробно определило порядок избрания таврического муфтия, кади-эскера, их утверждения в должности и их подсудности по уголовным делам. Так, муфтий избирался в центре Таврической губернии — Симферополе, причем сами выборы организовывались светской губернской властью. Выборщиками являлись «высшее магометанское духовенство и старшие из приходских чинов», губернский предводитель дворянства и мурзы всей губернии, волостные головы «магометанского исповедания, или, вместо них, депутаты сих волостей, по одному от каждой волости». Выборы открывались таврическим губернатором и происходили под надзором губернской царской администрации. По «Положению» 1831 г., в числе кандидатов могли быть «не только магометане духовные, но и другие достойные из магометанских дворян и мурз, хотя бы дотоле (они) не имели духовного звания». Тем самым, именно для ТМДП был впервые провозглашен принцип светского муфтия. Таврический губернатор доносил министру внутренних дел в Петербург о трех кандидатах на пост муфтия, получивших на выборах наибольшее число голосов, глава МВД ставил в известность об этих кандидатах царя, который назначал одного из них по своему усмотрению «Высочайшим» именным указом на должность муфтия. Муфтий был подсуден Правительствующему Сенату. Все «гражданские» служащие ТМДП (секретарь, 2 столоначальника, переводчик, архивариус) числились по МВД и получали казенное жалованье, имели право на выслугу лет и пенсионное обеспечение. Кроме них, при муфтияте состоял ряд «внеклассных» служащих. По материалам переписи 1835 г. в Крыму числились 1 муфтий, 1 кади-эскер, 5 кадиев, 454 хатиба, 1113 имамов, 931 муэдзин, 103 мударриса и 201 аджи (гочи).

«Положением» 1831 г. были определены порядок «присутствия» муфтия и членов правления на заседаниях, система выходных и праздничных дней. В подчинении Таврического муфтията находились: 1) мечети с учрежденными при них училищами и текиями; 2) принадлежащие этим мечетям и текиям вакуфы; 3) все «магометанское духовенство Тавриды и Западных губерний».

На протяжении последующих 20 с лишним лет законодательство о мусульманах Тавриды и Западных губерний пополнилось рядом новых правовых актов: «О разделах имений между наследниками таврических магометан и об учреждении опек над малолетними» от 22 декабря 1833 г., «О порядке производства в Таврическом магометанском духовном правлении дел о неповиновении родителям» от 30 октября 1834 г., «О магометанском духовенстве в Таврической губернии» от 28 мая 1848 г. и др.

Среди законодательных актов особое значение имел указ Николая I от 25 июня 1840 г., по которому дворяне – «западные татары» сохраняли в порядке исключения право на своих крепостных-христиан и на тех крепостных-мусульман, которые с переходом в христианство рассчитывали на освобождение от неволи. Данная мера позволяла самодержавию надеяться на поддержку дворян – литовских татар на неспокойных землях бывшей Речи Посполитой. 

Достаточно критически охарактеризовал положение дел в ТМДП в своем «всеподданнейшем отчете» за 1890 г. тогдашний таврический губернатор П.М. Лазарев. По его сведениям, в 281 мечети из 737 мечетей, действующих в Крыму, «богослужение» производилось людьми «неправоспособными», т.е. «не удовлетворяющими требованиям данного закона». По его мнению, лучшим выходом из этого положения, представлялось бы уничтожение «кастового начала» и разрешение «татарским обществам избирать на священнослужительские должности при магометанских мечетях татар – крымских уроженцев», не принадлежащих к «духовному сословию». Негативно оценивая деятельность тогдашнего ТМДП, таврический губернатор предлагал «перереформировать» его состав, изъять из его ведения все вакуфные и имущественные дела, а во всем остальном подчинить его деятельность «строгому и ответственному надзору губернской администрации». В то же время Лазарев был противником ликвидации ТМДП как института. Наоборот, он считал нужным «улучшить материальное положение чиновников его канцелярии», чтобы иметь в их лице «людей добросовестных». 24 мая 1904 г. «Высочайше» утвержденным мнением Государственного совета в Таврическом муфтияте были заметно повышены оклады его духовным и светским служащим, но само же штатное расписание сохранило сетку 1831 г.

 

Айдар Хабутдинов

Профессор, доктор исторических наук

Газета "Ислам минбэре"

На фото: Общий вид Карасубазара (Карло Боссоли)

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/culture/history/32028/">ISLAMRF.RU: Таврическое магометанское духовное собрание</a>