RSS | PDA | Архив   Четверг 23 Ноябрь 2017 | 1433 х.
 

Присоединение Средней Азии к Российской империи и система мусульманского управления в крае

25.03.2015 12:58

12 февраля в 1865 года по старому стилю, т.е. 24 февраля по новому, в составе Оренбургского генерал-губернаторства была образована Туркестанская область, во главе которой был поставлен генерал М.Г. Черняев. В область вошли только что присоединенные регионы Средней Азии, которые находились под контролем Кокандского ханства (и сегодня в основном расположены на территории Южного Казахстана). Хотя Ташкент был завоеван чуть позже, а отдельное Туркестанское генерал-губернаторство образовалось в 1867 году, формально именно эту дату можно считать началом административного вхождения Средней Азии в состав Российской империи.

 

От Крымской войны 1853-1856 годов до русско-турецкой войны 1877-1878 годов Россия и тюрко-мусульманский мир находились в состоянии определенной конфронтации. Реформы Александра II привели к роспуску Казанской Татарской Ратуши и усилению контроля над Оренбургским магометанским духовным собранием. У мусульман Европейской России и Сибири с того же 1865 года пост муфтия занимают светские деятели. Таким образом, уничтожается экономическое единство татарского мира, а муфтий перестает быть религиозным лидером миллета (этнорелигиозной общины). В итоге создается вакуум единой общенациональной власти.

 

Отсутствие дееспособного муфтия, Правила 1870 года, устанавливающие контроль над мусульманскими школами, введение системы Ильминского, направленной на создание татарского христианского чиновничества, духовенства и интеллигенции, новая волна христианизации совпали с экономическим кризисом татарского общества, выразившемся в упадке промышленности и потере исключительного положения в торговле с Казахской степью и Туркестаном. В результате идеологический кризис совпал с кризисом экономическим. Если ранее власти рассматривали мусульман России (кроме Крыма и Закавказья) как единую этнорелиозную общину-миллет, то теперь курс взят был на ее расчленение на этносословные группы.

 

Худшим было положение мусульман Крыма, которые впервые стали меньшинством на полуострове в итоге массовой миграции, последовавшей за Крымской войной 1853-1856 годов.

 

К концу 1860-х годов позиции мусульманской элиты в Казахской степи были в значительной степени сокращены. Система относительно автономного «султанского правления», учрежденная в 1822 года М. Сперанским, была отменена. На смену ей пришла более зависимая от царской власти структура волостных старшин.

 

Российские генералы понимали, что в Туркестане мусульмане составляют подавляющее большинство, и с ними необходимо искать компромисс. После овладения штурмом в 1865 году самым большим городом Средней Азии – Ташкентом, глава вновь образованной Туркестанской области генерал М.Г. Черняев занял в данном вопросе достаточно толерантную позицию и считал полезным выстроить «терпимые» отношения с местными мусульманскими кругами при условии контроля над ними.

 

В 1867 году было создано Туркестанское генерал-губернаторство, подчиненное военному министерству. Главой края (и одновременно командующим войсками Туркестанского военного округа) был назначен занимавший этот пост до 1882 года инженер-генерал К. П. фон Кауфман.

 

По Уставу духовных дел иностранных исповеданий 1857 года, мусульмане русской Средней Азии должны были быть подчинены уфимскому муфтию. К.П. фон Кауфман не считал нужным создавать в крае какое-либо специальное управление «по мусульманским делам» и, более того, добился в 1880 году от МВД того, чтобы последнее запретило ОМДС (Оренбургскому муфтияту) вмешиваться в дела среднеазиатских мусульман. Существовавшие какое-то время в Туркестане (до 1867 года) «указные» муллы потеряли какое-либо значение.

 

По «Положению» об управлении Туркестанского края 1867 года функции, которые раньше выполняли мусульманские духовные лица – заключение и расторжение браков, решение вопросов о неповиновении детей родителям, наследственные дела и др. – были изъяты из рук конфессиональных кругов и переданы в ведение «народного суда» в «целях ограничения действия шариата в духовном быте мусульман Средней Азии». Таким образом, в русском Туркестане мулла превратился в «частное лицо», не имел официального статуса и мог существовать лишь за счет верующих.

 

По настоянию Кауфмана, улемы одобрили проект Положения 1867 года об управлении Туркестанским краем. Кауфман добился получения фетвы (заключения), признававшего этот документ не противоречившим основам шариата. После этого Кауфман решил в дальнейшем не считаться с мусульманской духовной элитой. Распоряжением генерал-губернатора были упразднены должности казы-калона (главного судьи), шейх-уль-ислама, раисов и др. В начале своего правления в крае Кауфман какое-то время предполагал все же создать свой суннитский муфтият. Однако, судя по всему, он опасался, что поскольку существовавшие к тому времени в стране муфтияты находились в ведении МВД, то данное ведомство пожелает подчинить себе и вновь организуемое Туркестанское мусульманское духовное правление. В условиях постоянных споров между Военным министерством и МВД о праве контроля над Туркестаном Кауфман стремился избежать всяческих контактов с ОМДС, и сознательно отстранял мусульманских духовных лиц от контактов с имперской администрацией

 

В 1884 году в Петербурге была создана особая комиссия из представителей министерств для обсуждения вопросов гражданского управления Туркестанским краем во главе с директором Азиатского департамента МИД генерал-адъютантом графом Н.П. Игнатьевым. В ней участвовали представители Военного министерства, Министерства внутренних дел, Министерства финансов, Министерства путей сообщения, канцелярии государственного контроллера. Именно она создала Положение об управлении Туркестанским краем, высочайше утвержденный в 1886 году. По нему управление Туркестаном оставалось в руках Военного министерства, а не передавалось МВД, как предлагал Ф. Гирс. Соответственно, это обозначало контроль военных над всей системой управления и отсутствие единых судебных органов в регионе. Ситуация в Туркестанском краем продолжала коренным образом отличаться от территорий округов Оренбургского и Таврического духовных магометанских собраний, подчиненных МВД и находившихся на территориях, управляющихся губернаторами (они также находились в ведомстве МВД).

 

В 1899 году администрация туркестанского генерал-губернатора С.М. Духовского разработала «Временные положения» об управлении духовными делами управления для мусульман Туркестана, мусульманскими учебными заведениями и вакуфами, расположенными на территории края. Годом ранее в августе 1898 года С.М. Духовский предлагал создать «Особое Туркестанское Духовное правление» во главе с председателем – этническим русским. Такого рода экстравагантный проект был отвергнут Департаментом духовных дел иностранных исповеданий (ДДДИИ) МВД. Однако и проекты мусульманских лидеров о создании единого Духовного управления для Туркестана, наиболее явно излагавшиеся на Всероссийских мусульманских съездах 1906 и 1914 годов, также были отвергнуты администрацией.

 

Проекты джадидов возродил лишь советский лидер Иосиф Сталин, когда в 1943 году в Ташкенте было создано единое Духовное управление мусульман Средней Азии и Казахстана (САДУМ), повторившее судьбу СССР. Сегодня обсуждаются проекты единства мусульман СНГ при условии сохранения независимых Духовных управлений в каждом из государств. Может быть, это новое единство даст новый импульс и для увеличения сотрудничества России и государств региона.

 

Айдар Хабутдинов,

 

Член Высшей аттестационной комиссии, д.и.н.

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/culture/history/36206/">ISLAMRF.RU: Присоединение Средней Азии к Российской империи и система мусульманского управления в крае</a>