RSS | PDA | Архив   Вторник 21 Ноябрь 2017 | 1433 х.
 

Азербайджанский хан — генерал российской армии

25.04.2007 16:59

С самого момента вхождения азербайджанских ханств в состав России их аристократическая верхушка стала верой и правдой служить великой северной империи. Не так давно вошедшие в ее подданство, в своей храбрости и самоотверженности они не уступали коренным ее жителям. История российской армии обогатилась богатой коллекцией имен отпрысков азербайджанских дворянских родов. Красноречивым примером тому может служить воинский путь наследника нахичеванского престола генерала императорской армии Исмаил-хана Нахичеванского — одного из героических сынов азербайджанского народа, участника и руководителя знаменитой обороны крепости Баязет.

Вот что рассказывают о боевом генерале скупые строчки его личного дела, хранящегося в Военно-Историческом архиве:

Извлечения из послужного списка и высочайших приказов состоящего при войсках Кавказского военного округа, числящегося по армейской кавалерии генерал-лейтенанта Исмаил-хана Нахичеванского

Родился 5 января 1819 года. Происходит из ханов Нахичеванских Эриванской губернии. Получил общее образование в Тифлисской дворянской гимназии, а военное — во время службы.

Получает жалование — 2034 рублей в год.

В службу поступил наибом в Кавказский конно-мусульманский полк 1 мая 1839 года.

За отличие по службе 28 октября 1840 года произведен в прапорщики, а 27 декабря 1841 года — в поручики. За отличие по службе 20 марта 1844 года произведен в штабс-капитаны.

Высочайшим Приказом от 3 марта 1845 года назначен состоять при Отдельном Кавказском корпусе. Шахом персидским 10 августа 1845 года пожалован орден Льва и Солнца 3-й степени.

31 июля 1847 года Высочайшим повелением состоящий по кавалерии штабс-капитан Исмаил-хан назначен начальником Кенгерлинского племени.

Учитывая заслуги покойного отца генерал-майора Эксан-хана, 23 августа 1848 года Высочайше повелено производить штабс-капитану пожизненный пансион 245 рублей в год.

За отличие по службе 5 февраля 1853 года произведен в чин капитана. После упразднения 8 июля 1853 года Кенгерлинского войска назначен состоять при Кавказской армии, а 10 ноября 1853 года назначен начальником Бекской дружины в составе Эриванского отряда.

С 1 мая по 5 декабря 1854 года — помощник командира Конно-мусульманского полка № 4 в составе Эриванского отряда.

4 августа 1855 года за отличие в сражении против турок состоящий по кавалерии и при Отдельном Кавказском корпусе капитан Исмаил-хан переводится в лейб-гвардии казачий полк ротмистром, с оставлением при Отдельном Кавказском корпусе.

Высочайшим приказом от 13 октября 1856 года — награжден орденом Святого Станислава 3-й степени.

Высочайшим приказом от 3 апреля 1860 года за отличие по службе ротмистр Исмаил-хан производится в полковники.

За выслугу в офицерских чинах 25 лет 22 сентября 1867 года награжден орденом святого Владимира 4-й степени с бантом, для мусульман установленный. 23 января 1868 года шахом персидским пожалован орден Льва и Солнца 2-й степени со звездою.

За отличие по службе 28 сентября 1872 года пожалован орден святого Станислава 2-й степени с Императорскою короною.

Приказом по Кавказскому военному округу от 5 мая 1877 года назначен командиром Эриванского Конно-Иррегулярного полка.

За отличие в делах против турок 19 декабря 1877 года произведен в генерал-майоры, с зачислением по армейской кавалерии и с оставлением при Кавказской Армии. За таковое же отличие 31 декабря 1877 года Всемилостивейше награжден орденом Святого Великомученика и Победоносца Георгия 4-й степени. Сдал должность командира Эриванского конно-иррегулярного полка 28 января 1878 года.

Женат вторым браком на Шовкят-ханум, дочери Абас-Кули-хана Эриванского. Имеет детей: от первого брака — сына Бекман-хана, родившегося 2 сентября 1851 года, дочерей: Ториан-ханум — 30 октября 1848 года, Хадыр-ханум — 15 июля 1850 года, Сатанат-Бегум — 20 сентября 1855 года и Сена-Бегум — 20 февраля 1859 года. Жена и дети магометанского вероисповедания.

Походы — Турецкая кампания 1877 года. В 1877 году — против турок, в составе войск Эриванского отряда и участвовал 7 апреля при переходе границы с отрядом под начальством генерал-лейтенанта Тергукасова у Чингильского перевала; 18 апреля — при занятии Баязета; 6 июня — в деле подполковника Пацевича под городом Баязет; 7 июня — при обложении Баязета турецкими войсками; с 7 по 28 июня при обороне Баязета капитаном Штоквичем и 28 июня — в сражении под Баязетом и освобождении гарнизона оного от блокады.

Вместе с гарнизоном он засел 6 июня 1877 года в крепости Баязет, где пробыл 22 дня. Исмаил-хан выказал в крепости много энергии и присутствия духа, несмотря на все те лишения, которым был подвержен.

Ранен и контужен не был.

Награжден шестью боевыми орденами Российской империи, двумя персидскими орденами и пятью медалями: серебряной «За проезд государя императора по Кавказу в 1837 году», светло-бронзовой «В память войны 1853–1856 гг.», «В память войны 1877–1878 гг.», серебряной «В память царствования Императора Александра III» и «В память царствования императора Николая I».

Именно на «баязетском сидении» и хотелось бы остановиться подробнее. Собственно, Исмаил-хану Нахичеванскому никто не отдавал приказов о назначении его в баязетский гарнизон. Напротив, его, командовавшего только что сформированным Эриванским конно-иррегулярным полком, узнав о том, что турецкие части подступили к Баязету, отправил на выручку к русскому гарнизону его брат генерал Келб-али-хан Нахичеванский, командовавший бригадой в Игдыре. И случилось это как нельзя вовремя — именно прибытие иррегулярной кавалерии Исмаил-хана Нахичеванского спасло отряд российских войск, отправившийся в рискованную экспедицию и включающий в себя практически все силы гарнизона, от полного разгрома.

Из кого же состоял полк, которым командовал азербайджанский аристократ? Из примерно пятисот только что набранных по деревням, необученных, необстрелянных безусых юнцов, ценой жизни которых был спасен от полного разгрома вышедший из-под защиты крепостных стен русский гарнизон. Прибыв в Баязет и узнав от оставленных в нем немногочисленных солдат, явно недостаточных для удержания города и крепости, о грозившей отряду подполковника Пацевича опасности быть полностью уничтоженными войсками Фаик-паши и курдскими ополченцами, полк Исмаил-хана, даже не спешиваясь, отправился на выручку несколько авантюрной экспедиции. Что ж, как говорят, «подвиг всегда — следствие чьего-то разгильдяйства». И подвиг действительно был совершен — пятьсот азербайджанских новобранцев спасли от неминуемой смерти основные силы баязетского гарнизона. Неожиданный удар по курдским ополченцам заставил последних повернуть оружие в сторону нового противника и отвлек их силы. Но цена подвига была также очень велика — в крепость Баязет пришло лишь несколько десятков всадников во главе со своим командиром Исмаил-ханом. В их числе был и его тяжелораненый сын. Большинство же кавалеристов оказались рассеянными по окрестностям и были истреблены местными жителями-курдами, стекшимися служить в войске Фаик-паши. Их положение значительно усугубилось за счет того, что в момент появления отступающих войск и преследующего их неприятеля у ворот крепости последовал приказ не брать с собой в крепость лошадей. Лишь немногочисленные отдельные конники добрались до своей родной Эриванской губернии, где и поведали обо всем случившемся в Баязете.

Что же происходило в самой крепости? Отступивший в панике гарнизон совершенно не был подготовлен — не были сделаны необходимые запасы воды, продуктов, медикаментов и перевязочных средств. Положение усугубилось тем, что в первые же часы осады турки отрезали поступление воды в крепость, и за водой приходилось ходить к ручью за ее пределами. Каждый такой поход приносил несколько ведер воды и вырывал несколько жизней. Внутри самого гарнизона также были некоторые трения, которые объяснялись предыдущей чехардой на посту его коменданта. Конечно же, здесь явно не хватало единого лидера, которому бы все добровольно подчинились, — ни один из старших офицеров гарнизона эту роль выполнить никак не мог. Оставалось ждать и медленно умирать.

Во время одного из турецких штурмов уже на третий день осады подполковник Пацевич принял решение о сдаче цитадели… Но не все согласились с его решением — одна из рот гарнизона готова была обороняться до конца. Наибольшую же верность присяге в этой сложной обстановке проявил не кто иной, как полковник Исмаил-хан Нахичеванский — именно он обратился к солдатам и офицерам (напомним — в гарнизоне почти не было его подчиненных) с призывом не допустить капитуляции. По воспоминаниям, слова аристократа были таковы: «На то ли мы принимали присягу, чтобы малодушной сдачей опозорить себя и русское оружие?! Стыдно!» Как же не хватает подобного благородства нашим современникам. Подполковник Пацевич был смертельно ранен в завязавшейся перестрелке, и командование гарнизоном разделилось. Отныне у Баязета стало два коменданта — официально назначенный ранее подполковник Штоквич и неофициальный, который был душой осажденных, — полковник Исмаил-хан Нахичеванский. А впереди было еще 19 суток тяжелейшей блокады…

Наконец 28 июня 1877 года силами Эриванского отряда под командованием генерала Тергукасова осада Баязета была снята, и российский гарнизон покинул крепость. Казалось бы, справедливость должна восторжествовать: герои должны быть достойно награждены, а трусы — наказаны. Но в концепцию образа героя Российской империи не особенно укладывался аристократ-мусульманин, ценой потери многих своих солдат-единоверцев спасающий жизни нескольким тысячам российских солдат и офицеров, а впоследствии вырывающий белое знамя капитуляции у православного офицера. Россия вела ту войну «за освобождение братушек-славян» (как показали последующие события — не всегда по их желанию), и ей такой герой был не нужен. Поэтому образ героя вылепили из подполковника Штоквича, ничем себя особенно не проявившего. Исмаил-хану же достались награды и звания, но уже без активной «раскрутки». Верный слуга Отечества, служивший не ради почестей, он достойно принял все это. Самым обидным оказалось то, что некоторые не слишком добросовестные авторы уже сейчас пытаются еще более принизить его, пытаясь представить едва ли не изменником, — это уже не умалчивание, а прямая фальсификация.

Нужно ли сегодня ворошить ворохи старых газет и архивов, сдувая с них многолетнюю пыль? Нужно. Это необходимо именно сегодня, когда стране не хватает героев и не хватает понимания между ее столь разными гражданами.

Д. Макаров

Автор благодарит Р. Н. Иванова, автора книги «Оборона Баязета: правда и ложь»,
благодаря кропотливой работе которого в архивах стала известна правда о тех событиях.
Без материалов этой книги написание данной статьи было бы невозможно.

(Статья опубликована в газете «Аль-Хаят», №3)

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/culture/history/67/">ISLAMRF.RU: Азербайджанский хан — генерал российской армии</a>