RSS | PDA | Архив   Вторник 21 Ноябрь 2017 | 1433 х.
 

История мусталитов

25.04.2007 17:31

Исмаилизм как течение зародился в недрах шиитского Ислама в VIII веке. Как это нередко происходило в шиитской среде до и после этого события, формальным поводом для раскола тогдашней общины стал вопрос признания в качестве имама того или иного потомка Пророка Мухаммада (с.а.в.).

После кончины в 765 году шестого имама Джаафара ас­Садика шииты разделились на две фракции: большинство признало законным, седьмым имамом его сына Мусу аль­Казима. Однако еще раньше часть шиитов признала имамат другого сына ас­Садика — Исмаила, умершего еще при жизни отца в 762 году, — они получили название исмаилитов. Имамом исмаилитов был признан сын Исмаила Мухаммад. После его смерти вновь произошел раскол: одни считали его последним, седьмым имамом, ожидая его возвращения в качестве обещанного аль­Каима или Махди. Другие продолжали признавать потомка Мухаммада, который при жизни бежал от преследования Аббасидов в Южную Персию. В условиях «сокрытия имама» в исмаилизме на первый план выходят проповедники (араб. ду’ат, в ед. числе — да’и), которые вещали от имени «скрытого имама». Впоследствии эта категория религиозных деятелей стала настолько значительной, что во многом подавляла и определяла линию поведения самих имамов, когда они «вышли из сокрытия».

Наиболее крупным и важнейшим государством не только для исмаилизма, но и для всей истории Ислама в целом был Фатимидский халифат. История его создания восходит все к той же системе пропагандистов, которые в конце IX века прибыли в Северную Африку из своего центра в Сирии с целью агитировать местные берберские племена признать имамат «скрытого имама Махди». Уже в самом начале Фатимидского государства оно столкнулось с конфликтом между ду’ат и имамом, который «вышел из сокрытия» и считал себя прямым наследником (через «скрытых имамов») Мухаммада ибн Исмаила, седьмого имама исмаилитов. Многие проповедники оказались не готовы к тому, что имамом Махди стал вовсе не ожидаемый ими Мухаммад ибн Исмаил, который должен был «выйти из сокрытия» через столетие после своего «ухода» в него, а его неизвестный потомок. Тем не менее корпорация ду’ат была крайне важна для Фатимидских имамов­халифов (Фатимиды, не признавая Аббасидов халифами, провозгласили в таком качестве себя). Дело в том, что ду’ат поддерживали правление Фатимидов путем постоянной, тщательно налаженной проповеди исмаилитских идей во многих концах исламского мира. Непосредственно в Северной Африке это было особенно важно — ведь здесь никогда не проживали не только исмаилиты, но и шииты вообще, то есть регион был совершенно не готов к восприятию исмаилитского учения и потому легитимность правителей была под угрозой. Только благодаря неустанной работе проповедников государственная идеология огромного региона Северной Африки была выстроена на столь экзотическом для суннитов вероучении.

Споры относительно признания того или иного наследника правящего халифа­имама привели исмаилитов к долговременному расколу. В конце 1094 года в Каире умер халиф аль­Мунтасир, и корпорация ду’ат разделилась во мнениях относительно его преемника. Последовавшие за старшим сыном Низаром вслед за военно­политическим поражением своего имама бежали в Персию; они получили название низаритов. Оставшиеся в Фатимидском государстве были названы мусталитами по имени своего имама аль­Муста’ли, младшего сына умершего халифа. Уже в 1130 году ситуация вновь повторилась: прямого наследника у очередного умершего халифа не осталось, хотя часть ду’ат полагала, что за несколько месяцев до убийства у халифа родился сын, нареченный ат­Тайибом, — о его последующей судьбе ничего не известно. Мусталиты разделились на тайибитов, вытесненных в Йемен, и хафизитов Египта.

Мусталиты­тайибиты сохранились, создав базу в Йемене, откуда постепенно мигрировали в Индию, особенно активно с XVI века. В отсутствие имама прямую ответственность за дальнейшую жизнь своей общины — не только фактическую ответственность, которая и до того лежала на них целиком и полностью, но и административную, взяли на себя ду’ат. Мусталиты признали ат­Тайиба своим «скрытым имамом», связь с которым поддерживается через да’и мутлак (араб. «да’и, имеющий абсолютную власть»). Очень скоро ду’ат разработали новую систему иерархии посвященных. В их руках оказался весь корпус литературы исмаилитов фатимидского периода, право на законодательные решения, обязательные для исполнения каждым членом общины, и одновременно исполнительная власть в рамках своей общины, вынос судебных постановлений и сбор финансовых отчислений. Такая система позволила мусталитам выжить и сохраниться в отсутствие собственной государственности.

Индийская община мусталитов последовательно развивалась, начиная с XI века, в основном в Гуджарате. В Западной Индии новообращенные мусталиты стали известны под названием бохра? (от слова «торговать» на языке гуджарати). Считается, что бохра по своему происхождению принадлежали к торговой общине или особой касте; они и сегодня являют собой влиятельную торговую общину. Длительные периоды своей истории гуджаратские мусталиты не испытывали притеснений со стороны иноверцев. Однако в начале XV века с образованием независимого Гуджаратского султаната их положение значительно осложнилось. Вследствие этого ду’ат приняли решение широко использовать метод такийя — «благоразумного сокрытия своей веры». Длительное использование такийя привело к двойственному результату: с одной стороны, бохра сохранились как отдельная конфессиональная община, но с другой — их значительное число (более половины гуджаратских бохра) вышло из состава общины и приняло суннизм в период 1411–1442 годов.

Казалось бы, с «уходом» последнего мусталитского имама «в сокрытие» исчезла и почва для дальнейших расколов общины. Однако наличие двух географических центров, отдаленных друг от друга, — Йемена и Индии — наряду с желанием добиться абсолютного контроля над административными и финансовыми делами привели эту общину к новым дроблениям. В 1589 году смерть очередного да’и мутлак привела к спору относительно его преемника, следствием чего стало появление двух ветвей: йеменской и индийской.

В 1960­е годы клерикальной корпорации ду’ат бросила вызов группа реформаторов. Ее коренным отличием от предыдущих раскольников стал новый взгляд на проблемы развития бохра: реформаторы отказались от услуг ду’ат в принципе.

Прежде всего реформаторы выступали за светское образование и индивидуальные права членов общины. Далее они требовали демократизации учреждений ду’ат и введения финансовой подотчетности да’и мутлак общине.

Особой критике реформаторов подвергается непрозрачная финансовая политика клерикальной верхушки бохра. Мусталиты должны выплачивать в адрес ду’ат религиозные сборы по любому поводу в семейной и общественной жизни. Ду’ат поясняют: это не налог, ведь женщина платит их совершенно добровольно, осознавая себя полноценной частью общины и беря на себя тем самым определенные религиозные обязанности. Реформаторы возражают: тем самым любой, еще не родившийся ребенок из числа бохра, попадает в финансовый плен к клерикалам; его родители и он сам обязаны платить налоги в карман да’и мутлак по малейшему поводу. Племянник нынешнего престарелого да’и мутлак даудитов говорит в интервью индийской прессе: «Я вас заверяю, что Его светлость с самого подъема в 4.30 утра и до ухода на отдых примерно в полночь непрерывно молится о благополучии своей общины».

Тем сложнее реформаторам­бохра понять, как можно изменить образ жизни и религию большинства даудитов. Они пытаются воздействовать на разум членов этой 700­тысячной общины (более половины которых проживает в Гуджарате), апеллируют к общедоступному пониманию Корана, приводят в качестве доводов современные социально­политические реалии исламского мира, цитируют британского певца­мусульманина Юсуфа Ислама (до принятия Ислама — рок­звезда Кэт Стивенс), активно используют Интернет и прессу. Однако и их оппоненты­традиционалисты не дремлют, также популяризируя свою веру через Интернет, путем финансовых воздействий на общины в Индии, Пакистане, Восточной Африке и в странах Запада и, самое главное — через сеть верных и преданных «делу отцов» проповедников, членов клерикальной корпорации ду’ат. Чья сторона возьмет верх в этом споре — покажет будущее; пока же очевидно, что процессы, происходящие в сегодняшнем мире, выдвигают перед религиозными общинами вопросы, ответов на которые не было ни у одного из предшествующих нам поколений. Они пытаются в меру своих возможностей ответить на вызовы времени, и хотя между российскими мусульманами и этой общиной — колоссальные различия по всем пунктам, проблемы, стоящие перед нами, по большому счету — одни и те же.

Д. Хайретдинов

(Статья опубликована в газете «Медина аль-Ислам», № 27)

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/culture/history/74/">ISLAMRF.RU: История мусталитов</a>