RSS | PDA | Архив   Суббота 18 Ноябрь 2017 | 1433 х.
 

Мухаммед­Амин — третий наиб Шамиля в Черкесии

25.04.2007 17:43

Мухаммед-­Амина «должны смотреть как на особого политического деятеля».

    Мухаммед­Амин — одна из ярких личностей периода Кавказской войны, третий и самый успешный наиб Шамиля в Черкесии. Его современник, царский генерал и историк Николай Карлгоф, которого трудно заподозрить в особых симпатиях к сподвижнику Шамиля, писал, что на Мухаммед­Амина «должны смотреть как на особого политического деятеля». Мухаммед­Амин — потомок казикумухских ханов, он стал мюридом Шамиля в 17 лет, до этого он получил образование у знаменитого дагестанского алима Абдурахмана Согратлинского.

    Шамиль делал особую ставку на Мухаммед­Амина: после посланных в Черкесию двух других наибов — Хаджи­Магомета (1842–1844) и Сулеймана­эфенди (1844–1846), практически не имевших успеха у адыгов, Шамиль возлагает надежды на своего талантливого приверженца, который заранее, в течение двух лет, изучал предания, обычаи, образ жизни черкесов.

    В 1848 году Мухаммед­Амин прибыл за Кубань. Первыми присягу на верность ему принесли абадзехи — представители одной из двенадцати адыгских субэтнических групп.

В ранний период своего пребывания в Абадзехии Мухаммед­Амин агитировал за вооруженное сопротивление царским войскам, прекращение всех форм сношений с гарнизонами русских военных крепостей. В качестве способа консолидации адыгов наиб Шамиля предлагал шариат. Наиб провел в Черкесии ряд реформ, аналогичных преобразованиям Шамиля в Дагестане. Вся территория Абадзехии была разделена на двенадцать участков, в каждом участке был создан махкама — орган управления, в ведении которого находились и светские, и духовные дела. Махкама состоял из пяти выборных лиц под председательством эфенди (духовного лица). В каждом махкама находились мечеть, суд, религиозная школа, яма для заключения преступников или противников нового порядка. Последних наиб Шамиля карал жестоко: он ввел систему наказаний, неизвестную адыгам, — отсечение рук, расстрелы и т. д. Каждый участок был обязан выставить по 100 всадников. На содержании населения находились всадники, выставляемые по одному с каждого двора. Они не имели права отлучаться из аула без разрешения и составили ядро постоянного войска наиба. Часто разъезжая по Черкесии со своими сторонниками, Мухаммед­Амин призывал вести вооруженную борьбу с Россией и сурово карал изменников. Реформы Мухаммеда­Амина являлись важным шагом на пути консолидации адыгских субэтносов в единый политический организм и способствовали быстрому распространению Ислама в Черкесии. Однако восприятие Ислама адыгами имело свои особенности: адыги не откликались на идеи «священной войны», сохраняя приверженность древнему кодексу: «адыге хабзе», единственному регулятору всей системы общественных отношений в Черкесии. Неудачный опыт его предшественников — Хаджи­Магомета и Сулеймана­эфенди — был в полной мере учтен третьим посланником Шамиля.

    Следует отметить, что адыги в их отношении к Российской империи подразделялись на «враждебных» и «мирных». К первым относились абадзехи, шапсуги, убыхи и основная часть натухайцев, остальные субэтнические группы формально признали власть России и управлялись русскими приставами. Именно покорные и мирные племена стали сферой приложения усилий Мухаммед­Амина, в течение 1849–1850 гг. он подчинил своему влиянию махошевцев, егерухаевцев, большую часть бжедугов, увел в горы темиргоевцев. 1850 год справедливо считается самым блистательным годом его карьеры: ценой его невероятных усилий ему присягнули шапсуги — одно из независимых и свободолюбивых адыгских племен, чей дух отчаянно и продолжительно сопротивлялся нововведениям наиба, не принимая норм новой религии и власти духовенства. В конце того года Мухаммед­Амин женился на дочери шапсугского князя Болотокова и таким образом укрепил свое положение среди мятежных шапсугов и родственными связями.

    В 1851 году среди адыгов начинается колебание: поднимают мятеж шапсуги — они сжигают здание махкама, вновь водружают прежние кресты, жгут лес, предназначенный для строительства мечети. От наиба, принося присягу царю, отпадают темиргоевцы, бжедуги, большая часть наиболее преданных ему абадзехов. Весной 1852 года на народном собрании абадзехов он произносит речь, которая произвела колоссальное впечатление на присутствующих, вести о ней вскоре распространились по всей Черкесии. Наиб страстно говорил об осложнении отношений между Россией и Турцией, о неизбежной русско­турецкой войне, о том, что турки полны решимости защищать независимость кавказских мусульман, и он призывал горцев сплотиться под его властью на основании шариата. Резонанс этой речи был настолько огромен, что, казалось бы, уже обреченный, Мухаммед­Амин получил еще один шанс — ему снова подчинились абадзехи и убыхи, а после продолжительных совещаний на народных собраниях ему присягнули шапсуги и натухайцы. Наиб вновь прошелся по восточной части Черного моря, низвергая кресты и восстанавливая деятельность махкама. Таким образом, отверженный всеми в 1851 году, наиб восстановил свое влияние практически по всей Черкесии.

    Частью внешнеполитической программы посланника Шамиля было установление связей с европейскими странами — Англией и Францией, способными, по мнению наиба, поддержать народы Северного Кавказа в противостоянии с Россией. В 1853 году Мухаммед­Амин пишет письмо королеве Виктории, в котором просит помочь Северному Кавказу и таким образом задержать продвижение России на Ближний Восток.

    Начавшаяся русско­турецкая война способствовала небывалой дипломатической активности европейских держав на Кавказе — сюда прибывают многочисленные дипломатические и военные миссии, с Мухаммед­Амином связывается представитель французского маршала Сент­Арно, контактов ищет и адмирал английского флота Лайонс. Европейские посланники предлагают наибу различные маршруты наступления — либо через Грузию в Крым, либо действовать в Анапе и Суджук­Кале. Наиб критически рассматривает оба предложенных варианта, при этом настаивая на помощи в виде десанта англо­французских войск в количестве 2 000–3 000 человек. Со своей стороны наиб обещал выставить 6 000 человек.

    Крымская война изменила положение Мухаммед­Амина в худшую сторону: наиб конкурировал в Черкесии с Сефебеем Заном, представителем древней адыгской княжеской фамилии, на которого также делала свои ставки Порта. Если Мухаммед­Амин проповедовал равенство мусульман, то его оппонент поддерживал интересы адыгской аристократии, потерявшей свои привилегии.

    Под руководством Мухаммед­Амина адыги совершили ряд успешных боевых операций. Одно из самых крупных и впечатляющих военных предприятий Мухаммед­Амина — поход десятитысячного войска на Карачай в августе 1855 года с целью подчинить карачаевцев, пройти на Кабарду и Осетию и выйти на соединение с Шамилем. Несмотря на то, что поход закончился неудачей — путь войску наиба преградил граф Евдокимов, — попытка соединения с Шамилем имела колоссальное значение: в критические дни Севастополя наиб оттянул часть русских войск, приковав их к центру Кавказской линии.

    В июне 1857 года Мухаммед­Амин вместе с абадзехской делегацией едет в Стамбул, чтобы добиться помощи прежде всего от Англии, но по требованию русского правительства его высылают в Дамаск. В декабре наиб вновь возвращается на Западный Кавказ.

    В августе 1859 года перестал существовать имамат Шамиля, покорение Северо­Восточного Кавказа дало возможность царскому правительству перебросить силы в Черкесию. Известие о пленении Шамиля подействовало на его преданного наиба — после переговоров с генералом Филипсоном он объявил о прекращении борьбы. Русское правительство позволило Мухаммед­Амину выехать в Турцию, где он предпринимает последние усилия для организации сопротивления империи — заключает с центром польской эмиграции в Стамбуле договор о деятельности польских легионов в Черкесии, причем каждому польскому легиону предоставлялся бы участок земли в 5 га. Однако эти планы остались нереализованными.

    В конце жизни мудрый наиб понял бесполезность противостояния России и призвал представителей делегаций шапсугов, натухайцев и абадзехов, посетивших его в Стамбуле в 1862 году, спасти адыгов, воспрепятствовав их переселению в Османскую империю.

    Подводя итог политической деятельности Мухаммед­Амина в Черкесии, следует безусловно выделить его усилия по консолидации адыгов в единый государственный организм в период Кавказской войны. Его государственное устройство, основанное на шариате, было интереснейшим опытом теократического государства на Западном Кавказе.

 

Наима Нефляшева, к. и. н.

(Статья опубликована в газете «Медина аль-Ислам», № 28)

 

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/culture/history/77/">ISLAMRF.RU: Мухаммед­Амин — третий наиб Шамиля в Черкесии</a>