RSS | PDA | Архив   Четверг 23 Ноябрь 2017 | 1433 х.
 

Ислам и политика идентичности: Уроки Филиппин

07.10.2008 14:23

Мир охвачен хаосом, «войной», которая идет во многих частях света и, в особенности – в так называемых странах «третьего мира».


В Юго-Восточной Азии несколько конфликтных точек: Восточный Тимор и Ачех в Индонезии, мусульманский вопрос в южном Таиланде и на Минданао (Филиппины), непрекращающийся конфликт между Индией и Пакистаном из-за Кашмира, и так далее. Конфликт на юге Филиппин получил широкую огласку благодаря моро (термин для обозначения мусульман на Филиппинах) – обособленной общине, численность которой достигает 5 млн. чел. Этот конфликт насчитывает более 300 лет и, как и в остальных странах Юго-Восточной Азии, объясняется этническими, религиозными, культурными причинами.

Данная статья – это скромная попытка описать этот конфликт с помощью нового подхода, отличного от концепции «столкновения цивилизаций», переосмыслить культурные теории конфликта, чтобы ответить на основной вопрос: «Почему эти люди восстали?». Я предполагаю, что ответ в значительной степени связан с вопросом идентичности, эталон которой суть социальное положение.

Политика идентичности

Если конфликт берет начало в этнических и культурных различиях, то последние формируют политику идентичности, заставляя обособленное сообщество или его членов заново утверждать свою уникальную идентичность. Иными словами, это борьба за определение политических и культурных категорий бытия/становления (здесь под ними подразумевается только этническая и религиозная идентичность). Идентичность – это ощущение бытия или становления, ярлык, отличающий людей друг от друга. Знаменитая фраза Декарта – «Я мыслю, следовательно, существую» – есть ключевой показатель возрастающего значения идентичности. Идентичность проявляется в принадлежности к какой-либо группе, культуре или религии. Религия, вероятно, играет центральную роль в формировании политики идентичности. Принадлежность к Умме (мусульманскому сообществу) определяет Исламскую идентичность. Джихад, который ошибочно понимают как «войну» между мусульманами и неверными, - в действительности является борьбой против зла, включая зло в человеческой душе. И, как известно, «большой» джихад – это именно внутренняя борьба.

Обращаясь к глобальной перспективе, необходимо осознать, что для большинства мусульман проблема идентичности является вопросом жизни и смерти.

Ислам пришел в Юго-Восточную Азию в XIII в. до появления «современных» веяний – западной концепции государства и других глобальных тенденций, обесценивающих все, что казалось священным. Центром образовавшегося около 1400 г. мусульманского сообщества стала Малакка, после чего Ислам распространился и на другие регионы, включая острова на территории современной Малайзии, Индонезии, южного Таиланда и южных Филиппин (Минданао).

Век спустя, к приходу западных держав в Юго-Восточную Азию, там уже образовались социальные институты, основанные на Исламе, - в сферах политики, экономики и семьи. Вероятно, наиболее осязаемым проявлением Ислама стал султанат. Однако западное влияние и глобализация разрушили этот институт, последним бастионом которого в Европе до определенного момента оставался Османский халифат. В Юго-Восточной Азии также существует султанат Бруней – единственный остаток этого института в современном мире – охваченный противоречиями между сторонниками светского и исламского путей развития.

Что касается Филиппин, то сообщается, что исламские проповедники, или махдумин, достигли южной оконечности Минданао (Тави-Тави) в 1380 г. К 1450 г. исламская форма правления (султанат) была установлена в Сулу и в Магуинданао. Два султаната вместе управляли значительной частью Минданао, свободно бороздили прибрежные моря и правили на суше. Однако к середине следующего века на Филиппины пришла Испания, и колонизация прервала процессы, инициированные распространением Ислама.
 
Колония, нация и три народа Минданао

В погоне за пряностями и торговыми прибылями Испания пришла на Филиппины в 1565 г. В 1578 г. в Сулу и на севере Борнео была впервые предпринята попытка искоренить Ислам на Минданао. Войны ознаменовали и последующую эпоху испанского правления (1579-1898), до тех пор, пока Филиппинские острова не оказались в лапах другого колонизатора, Соединенных Штатов, которые установили еще более жесткий колониальный режим, продержавшийся более тридцати лет (1899-1935). Все это время правители воспринимали Минданао как окраину своих колониальных империй, оттесняя Ислам на задний план. Мусульмане становились «посторонними».

Так началось противостояние, в основе которого лежит этнический вопрос, связанный с формированием наций. В наши дни многие моро не воспринимают себя как филиппинцев, думая, что вовсе не принадлежат к этой нации. (Лозунг “Исламского фронта освобождения моро” гласит: “Мы моро, а не филиппинцы”). Они заявляют о том, что еще до прихода колониальных держав представляли собой отдельный народ, впоследствии ошибочно включенный в состав государства, в строительстве которого они не принимали ни малейшего участия. Попытки восстановить “потерянную идентичность” начались в 1968 г. с образованием “Движения за независимость Минданао” в области Котабато. Несколькими годами позже группа молодых специалистов основала “Фронт национального освобождения моро” (ФНОМ).

Концепция нации с единой территорией пришла на Филиппины в начале прошлого века в период американского колониального правления. До 1898 г. Минданао был рубежом, который предстояло завоевать. Земля, которую Испания уступила Америке по Парижскому договору 1898 г., была спорной территорией, которая частично подверглась испанской колонизации, а по большей части находилась под контролем моро.

Одним из неоспоримых последствий колонизации Минданао стало формирование трех народов: моро, лумадов и филиппинцев-католиков. В значительной степени конфликт разворачивается именно между ними, в особенности – между моро и католиками, поскольку последние ассоциируются с филиппинским правительством (т.е. католическим государством).

Возмущение моро можно понять, если мы осознаем, что колонизация угрожала самой их идентичности. Из правителей они превратились в обособленную группу, сконцентрированную на небольшом участке Минданао и архипелага Сулу. Борьба моро за идентичность – это также попытка возродить свое отечество, Бангсаморо, которую “Национальный фронт освобождения моро” предпринял в начале 1970-х гг. Мы еще вернемся к этому вопросу позднее.

Основные направления государственной политики

Главной целью филиппинского государства является распространение единой национальной идентичности среди всех граждан. По этой причине легко понять, почему моро отказываются перенимать филиппинскую идентичность. Со времени испанского колониального режима и до настоящего дня филиппинское государство проводит политику национального строительства на основе принципа интеграции. Иными словами, единство государства зиждется на принципе «одна нация, одна идея» («исанг банса, исанг дива»). Однако моро считают, что такая политика направлена на ассимиляцию и превращение их культуры в подобие культуры католического большинства.

В области образования на Филиппинах проводят политику по интеграции мусульман в основные общественные институты, что, прежде всего, подразумевает изучение филиппинского языка на всех уровнях. В высших учебных заведениях преподается и английский. Вместе с тем, в рамках национальной образовательной системы действуют мусульманские школы, что, несомненно, способствует налаживанию стабильности в регионе.

А вот в экономике – включение Минданао в состав филиппинского государства ознаменовало появление множества программ по «развитию южного рубежа», которые, однако, многими жителями были восприняты негативно. Последние посчитали, что правительство вступило в сговор с ТНК, чтобы выкачивать из Минданао прибыль, оставляя людям – в особенности, коренному населению (моро и лумадам) – жалкие гроши.

В политическом плане также возник конфликт – исламская форма правления (султанат) сменилась современной государственной системой, повторяющей государственное устройство колонизаторов, в данном случае республиканскую модель. С ее введением султанат фактически прекратил свое существование и «возрождался» только на официальных приемах, служа источником гордости для тех, кто носил традиционные титулы султана, дату, хаджи и т.д. В последнее время, однако, государство формально признало автономию «мусульманского Минданао», основанную на культуре, традициях и идентичности. Конституция автономии 1987 г. подготовила почву для обсуждения Договора в Триполи в 1976 г. между ФНОМ и правительством Филиппин, условия которого были успешно выполнены 20 лет спустя. Так, в 1996 г. было заключено мирное соглашение, предписывавшее создание автономного региона мусульманского Минданао.

Проявления конфликта идентичностей

Этническое/расовое измерение. С момента получения Филиппинами независимости в 1946 г. ситуация на юге вызывала тревогу из-за мятежа моро. Наиболее известным событием стало восстание в Камплоне на Сулу, произошедшее в 1950-х гг. Начиная с 1970-х гг. волнения переросли в полномасштабный конфликт, проблема которого не решена и по сей день. «Фронт национального освобождения Моро» объявил правительству войну, продлившуюся три десятилетия. Согласно мирному соглашению 1996 г., была создана Мусульманская автономия, однако ее существование не принесло ожидаемых плодов, и лидер ФНОМ объявил о нечестности намерений правительства, не соблюдающего условия соглашения. После подавления мятежа, вспыхнувшего в 2001 г. на Сулу, он попытался скрыться, но был пойман полицией и доставлен на Филиппины.

Другие организации моро на Минданао продолжали свою деятельность, причем некоторые из них переходили все границы дозволенного. Так, например, печально известная организация «Абу Сайяф» совершала преступления, убивая и похищая христиан, иностранцев и туристов, прикрываясь религиозной риторикой и служением во имя веры. Другая подобная организация – это группировка «Пентагон», занимающаяся похищениями и бандитизмом. [Отметим, что, как и во многих других случаях, например, в Алжире, существует весьма обоснованное мнение о тесных связях подобных группировок со спецслужбами, причем как своего, так и зарубежных государств – прим. ред.]

Борьбу продолжила и другая крупная организация моро. «Исламский фронт освобождения Моро», который до последнего момента оставался в тени, заключил мирное соглашение с правительством в 1998 г. Хрупкое перемирие было нарушено в 2000 г., когда разразилась война с повстанцами, и еще раз – в 2003 г., когда правительственные отряды провели крупную операцию против ИФОМ.

Территориальные споры. Минданао – спорная территория, поскольку многие мусульмане считают его землей, традиционно принадлежавшей им. Мусульмане составляли большинство на Минданао и Сулу до начала колониального периода, однако превратились в обособленное меньшинство после 1960 г. Сегодня они составляют лишь около 20% от населения Минданао, преобладая в пяти провинциях, находящихся под юрисдикцией Автономного региона мусульманского Минданао (АРММ).

Идеология. По словам Бозона, “на Филиппинах конфликт идентичностей между Исламом и христианством заглушает свист пуль и пушечную канонаду”. Раскол между светским “Фронтом национального освобождения моро” и религиозным “Исламским фронтом освобождения моро”, а также борьба между ИФОМ и правительством – вот лишь некоторые проявления противостояния светского и религиозного.

Наблюдения/выводы
 
Конфликт идентичностей в Минданао не прекращается: кажется, нет света в конце туннеля. “Исламский фронт освобождения Моро” ведет мирные переговоры с филиппинским правительством при посредничестве Малайзии. Экстремистские группировки сеют ужас терактами, однако они значительно ослаблены действиями правительственных сил. Умеренные же мусульмане, составляющие большинство мусульманской общины Филиппин, осуждают зверства экстремистов, которых они считают “не мусульманами”. В любом случае, все свидетельствует о том, что исламская идентичность на Филиппинах существует и активно утверждает свое присутствие – хотя и очень по-разному.

Что же касается планов по созданию в Юго-Восточной Азии регионального правительства для мусульман, то можно отметить, что это символическая попытка возвратить славное прошлое, примерами которого являлись Малакканский султанат, а также султанаты Сулу и Магуинданао на Минданао. Ностальгия по былым временам стала основной чертой их идентичности, будучи связанной с “лучшим”, по словам ученого-моро Салаха Джубайра “периодом их жизни”. Также можно сказать и том, что исламская идентичность здесь больше сопряжена с сохранением Уммы, т.е. с бытием, а не со становлением.

Любые попытки искоренить причины конфликта достойны похвалы, особенно если они предпринимаются с достаточной дипломатичностью. Однако необходимо отличать терроризм от законных требований, позволяя справедливости совершиться. Также важно поощрять диалог как основу для действий по урегулированию насилия и нестабильности, сопряженных с этническими конфликтами. Религиозные организации наподобие Форума епископов и улемов, а также инициативы населения по созданию “мирных зон” (демилитаризованных областей на Минданао) – показатель того, что мир по-прежнему дорог людям больше, чем война.

Но самое важное – это правительственные реформы, которые должны облегчить страдание нуждающихся мусульман в тех странах, где последние составляют меньшинство. Это в особенности относится к Филиппинам и Таиланду, в связи с их упрощенным воинственным подходом к решению конфессионального вопроса. Неудачи на этом направлении огорчают Умму и дают повод для «джихадистских» настроений, увеличивая шансы на конфликт в ущерб миру.

Автор: Федерико В. Магдалена

Перевод с английского: Екатерина Андерсон

www.hawaii.edu

Послесловие переводчика:
Отмечу, что в статью не попало описание и того периода филиппинской истории, когда в стране зверствовал режим Маркоса. Согласно неофициальной статистике тогда репрессиям и гонениям подверглись тысячи людей, и больше всего от рук диктаторского режима страдали именно мусульмане. Очевидно, что это также наложило отпечаток на историю взаимоотношений моро с правительством, хотя данное обстоятельство и не может служить оправданием экстремизму. В то же время надежды на умиротворение конфликта достаточно высоки, о чем свидетельствуют и мирные инициативы, причем как на уровне правительства, так и со стороны простых жителей.

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/culture/islam-world/4954/">ISLAMRF.RU: Ислам и политика идентичности: Уроки Филиппин</a>