RSS | PDA | Архив   Вторник 21 Ноябрь 2017 | 1433 х.
 

Татарин, создавший гимн Казахстана

25.11.2009 16:19

Латыф Хамиди. О чем говорит это имя современному читателю? Пожалуй, ни о чем. Даже во время прошлогодней казахстано-татарстанской встречи на высшем уровне в Казани имя Хамиди не упоминалось, по крайней мере, о нем не говорилось во всеуслышание. А ведь этот человек - один из создателей музыки к государственному гимну Казахстана, гимну, который звучит и поныне, хотя и с новыми словами. А "Казахский вальс" Хамиди, по мелодии которого казахов узнают во всем мире? А опера "Абай"? Не перечесть всех произведений, что были созданы Хамиди на новой родине, земле, которая приняла и пригрела отвергнутого соплеменниками композитора.  

 

ЮНОШЕСКИЕ ГОДЫ. ТАШКЕНТ И КАЗАНЬ

 

"...Я родился в 1906 году, 17-го июля, в бывшей Казанской губернии Свияжском уезде в деревне Бували, -писал Л.Хамиди в своей автобиографии. - Отец - из крестьян, нужда заставила его ездить в различные промышленные центры тогдашней России и работать шахтером, каменщиком, столяром и т.д...". В общем, судьба типичная для многих татар того времени, которые в поисках куска хлеба отправлялись за тридевять земель. В 1913 году семья Хамиди обосновалась в городе Каттакурган, что неподалеку от Самарканда. Они приехали не на пустое место - в Каттакургане жил старший брат матери Латыфа - образованный человек Калимулла Сагдеев. Джадидская школа к тому времени уже почти полностью вытеснила старометодную, и в одну из таких школ был отдан на обучение маленький Латыф. Занятия с дядей Калимуллой не прошли даром: способного ученика взяли сразу во второй класс. Самое главное, что в школе преподавали музыку. Приехавший из Москвы учитель Гимад Тимербулатов организовал кружок художественной самодеятельности - ребята ставили спектакли, пели хором, учились играть на музыкальных инструментах. Именно Тимербулатов научил Латыфа играть на мандолине. И еще удача - в школе преподавала знаменитая татарская поэтесса Захида Бурнашева, больше известная под псевдонимом Гиффат туташ. Она помогла будущему музыканту сделать первые шаги в поэзии, занималась с ним по русскому языку и истории.

 

Время шло. Свершилась Октябрьская революция, которая, впрочем, ничего не изменила в жизни молодого человека. Он продолжал учиться все в той же школе и в свободное время бегал слушать игру небольшого симфонического оркестра, исполнителями в котором были пленные австрийские солдаты. Были в Каттакургане и татары. "Особенно глубоко запечатлелось в моей памяти, как солдаты-татары дореволюционной царской армии пели о горькой судьбе, о разлуке. Эти песни под гармошку до сих пор звучат во мне, так сильно волновали они тогда мою детскую душу", - вспоминал Л. Хамиди.

 

Все это не могло не сказаться на его интересах и предпочтениях. Латыф уже не мог жить без музыки, хотя все еще не решался посвятить ей всю свою жизнь. Во многом сказывалось и отношение родителей, которые считали, что музицирование хорошо для развлечения, а в качестве "настоящего дела" необходимо избрать надежную, "серьезную" специальность. Эти доводы привели Латыфа Хамиди в 1920 году в Ташкент, в Татарский институт просвещения, Вообще-то в Татинпросе готовили учителей начальных классов, но де-факто студенты чуть ли не поголовно занимались художественной самодеятельностью. При институте действовал свой клуб, работал хор, оркестр русских и неаполитанских инструментов. Студенты занимались музыкой, писали стихи, рисовали - короче говоря, жили насыщенной творческой жизнью. В выходные дни в институте проходили литературно-музыкальные вечера, которые привлекали студентов из других вузов, а также представителей татарской интеллигенции города, видных артистов татарского драматического театра Ташкента. Постоянно бывал в гостях у студентов и читал свои стихи Хади Такташ, который в те годы жил в Ташкенте.

 

В Татинпросе Латыф Хамиди выучился играть на фортепьяно, выпустил свой первый сборник стихов.

 

Он понял, что его больше интересует музыка, чем педагогика. "Я был и пианистом-аккомпаниатором во время большинства выступлений в клубе. И именно тогда возникла у меня мысль создать вальс и марш, в которых звучала бы татарская музыка. После долгих поисков мне ото удалось... Успех моих первых скромных произведений окрылил меня, и я решил основательно заняться музыкой", - писал позже Л. Хамиди.

 

Он решает ехать в Казань получать профессиональное музыкальное образование. В Казанском музыкальном училище не оказалось композиторского отделения, на которое мечтал поступить юноша, и Хамиди становится студентом класса виолончели. В ожидании начала занятий он подрабатывал музицированием в одном из музыкальных салонов города, где за кружкой пива собирались известные татарские писатели и деятели искусства. С некоторыми из них Латыф Хамиди подружился. Эта дружба (например, с Мусой Джалилем) позже переросла в творческое сотрудничество.

 

ЛАТЫФ ХАМИДИ И МУСА ДЖАЛИЛЬ

 

Композитор оставил серию воспоминаний о Мусе Джалиле (в причесанном и сокращенном виде они были опубликованы в 1966 году), которые ценны тем, что автор описывает его не как знаменитость, а как самого обыкновенного человека, близкого друга: "... Весной 1924 года я приехал в Казань, где мы встретились. Я почему-то представлял Мусу высоким, солидным человеком в пенсне, полагая, что едва ли он захочет со мной даже разговаривать. Но он оказался обаятельным и простым, темноволосым, небольшого роста юношей. На нем, как и на мне, была белая косоворотка. Оказалось, что мы с ним одного года рождения. Беседа наша сразу приняла дружеский характер. Заговорили о стихах, на которые можно было бы написать музыку... Мой новый друг ввел меня в круг литераторов, познакомил с членами кружка молодых татарских писателей: Кави Наджми, Аделем Кутуем, Ахметом Исхаком. Тогда я еще не был устроен с жильем, приходилось ночевать где попало. Неоднократно оставался у Кави, который жил в гостинице".

 

Несмотря на то что у Латыфа Хамиди завязались кое-какие отношения с татарскими писателями, которые могли бы помочь ему обустроить свою жизнь в Казани, он принимает решение вернуться в Ташкент. Все-таки молодой музыкант хотел стать композитором, а не виолончелистом. В 1926 году Латыф Хамиди получает диплом Татарского института просвещения, оставляет Ташкент и через год едет в Москву поступать в Первый Московский музыкальный техникум. Его многолетняя мечта осуществилась - он стал студентом композиторского отделения музыкального учебного заведения.

 

Почти одновременно с Хамиди в столице появился и Муса Джалиль, который стал студентом филологического факультета МГУ, а также редактором татарского детского журнала. Друзья вновь встретились. "Он переехал в наш дом и поселился у рабочего типографии Газиза Усалиева. Муса всегда очень рано вставал, делал зарядку, обтирался мокрым полотенцем и, наскоро позавтракав, убегал на работу. Целыми днями его не было дома, возвращался он лишь к девяти-десяти вечера и тут же садился заниматься: писал, читал, правил рукописи. Распорядок его рабочего дня был примерно таким: с утра - работа в редакции, потом - в типографии, позже - лекции в университете или какое-нибудь совещание в райкоме... Он всегда был деятелен, полон творческой энергии. Не заставая его дома, я оставлял записки на столе в его комнате. Чаще всего это были просьбы о новых текстах для детских песен. На другой же день он успевал занести готовое стихотворение! Прежде чем оставить, прочтет сам и спросит: "Ну как, подходит?" Я был счастлив! Стихи Джалиля всегда очень легко ложились на музыку, и, конечно, я с радостью принимал их. Несмотря на это он забежит через день-другой, подправит что-то, заменит то или иное слово, иногда даже перепишет все заново", - писал Латыф Хамиди.

 

Годы жизни в Москве стали периодом активного творчества для молодого татарского композитора. Вместе с Мусой Джалилем они создали немало детских песен, сочинили первый татарский вальс, первый татарский марш и ряд других произведений, которые вошли в сокровищницу татарского музыкального искусства.

 

ВОЗВРАЩЕНИЕ В КАЗАХСТАН

 

Прошли годы учебы. Пришло время думать о том, что делать дальше. О нем не забыли в Казахстане и в 1933 году пригласили на работу в Казахский государственный театр драмы. Началась насыщенная творческая жизнь. Латыф Хамиди писал музыку к спектаклям, выступал в концертах. Говоря иначе, всеми силами развивал национальное казахское музыкальное искусство. Рожденный татарином, он так глубоко проникся специфичной казахской музыкой, казахским менталитетом, что сумел максимально точно передать в своих произведениях все нюансы национального характера этого степного народа.

 

В начале 1934 года в Алма-Ате был организован музыкально-драматический театр. Группа ведущих артистов и часть музыкантов оркестра ушли в новый театр. Таким образом, объем музыкальной работы в драмтеатре резко сократился, должность композитора была упразднена. Хамиди перешел в Семипалатинский театр, труппа которого большую часть времени проводила в гастрольных поездках по районным центрам области. Композитор не терял времени даром - на гастролях он собирал фольклорный материал. Известный казахский писатель Мухтар Ауэзов организовал ему встречу с племянником Абая - Архамом Исхаковым, со слов которого ему удалось записать и сохранить для истории 18 песен великого казахского поэта. Позже эти песни вошли в собрание сочинений Абая и здорово помогли Хамиди, когда он писал оперу "Абай".

 

Что говорить - Казахстан стал для татарского композитора второй родиной, где его понимали и предоставляли все условия для полноценной творческой жизни.

 

ВНОВЬ В МОСКВЕ

 

Рос профессионализм композитора, вместе с тем возрастал и объем работы, которая требовала новых знаний, новых профессиональных навыков. В 1936 году Латыф Хамиди вновь едет в Москву и приступает к учебе в татарской оперной студии при Московской консерватории. Два года учебы пролетели незаметно, Тесное общение с татарскими композиторами и писателями, которые в те годы жили или учились в Москве (Назиб Жиганов, Муса Джалиль, Ахмед Файзи, Ахмед Ерикей и др.), надежды на скорое создание Татарского оперного театра в Казани вновь приблизили его к родной татарской культуре. В качестве дипломной работы Латыф Хамиди пишет "Татарскую сюиту" для оркестра и где-то в глубине души надеется, что его знания и опыт будут востребованы на родине. После окончания консерватории он едет в Казань и в Министерстве культуры пытается узнать о перспективах своей работы в Татарстане. Чиновник, к которому он обратился со своей просьбой, выказал грубое пренебрежение к личности маэстро. И ранимому музыканту не оставалось ничего другого, как повернуться и окончательно и бесповоротно уехать в Казахстан...

 

ЗАСЛУЖЕННЫЙ АРТИСТ КАЗАХСКОЙ ССР

 

Казахстан встретил композитора с распростертыми объятиями. По рекомендации Мухтара Ауэзова его сделали руководителем казахского оркестра народных инструментов. Именно Хамиди обучал казахских музыкантов нотной грамоте, а позже написал первый в республике учебник "Школа игры на домбре", стал заведующим кафедры казахских народных инструментов Алма-атинской государственной филармонии. Латыф Хамиди постепенно становится одним из ведущих казахских композиторов. После написания "Казахского вальса" и песни "Булбул" ("Соловей") его популярность возрастает в геометрической прогрессии. Он востребован, его приглашают и привечают повсюду.

 

Хамиди становится заслуженным артистом Казахской ССР. В 1944 году совместно с А. Жубановым он пишет монументальную оперу "Абай". Если уж татарину доверили такое ответственное дело, как написание оперы об Абае, это говорит о многом. Мало того, в том же 1944 году Латыфа Хамиди вместе с композиторами Муканом Тулебаевым и Евгением Брусиловским привлекают к написанию музыки к государственному гимну Казахской ССР. Это говорило о полном признании мастерства и таланта композитора.

 

Латыф Хамиди успешно справился с задачей - в музыке к гимну нашли отражение трагедия великой войны, дух приближающейся победы, дружба народов, трудовой энтузиазм, характерный для людей той исторической поры.

 

В начале 1992 года был объявлен конкурс на музыку и текст к новому гимну Республики Казахстан. В отборочную комиссию было направлено около 750 проектов. В ходе обсуждения общественность высказала мнение о необходимости сохранения музыки прежнего гимна, дорогого и близкого сердцу каждого казаха. Все это еще раз говорит о том, что настоящее произведение не стареет и не подвержено веяниям эпох.

 

ХАМИДИ В ВОСПОМИНАНИЯХ СОВРЕМЕННИКОВ

 

Образ Хамиди был бы неполным без описания его человеческих качеств, которые сохранились в воспоминаниях друзей, коллег и родственников. Так, педагог Охан Абдуллаев дает нам представление об особенностях характера композитора: "Я общался с Латыфом Хамиди в 70-е годы, работая в аппарате Министерства просвещения. Ко мне в методсовет обращались многие композиторы, в том числе и Латыф Абдулхаевич. Прежде всего бросалась в глаза его внешность: худощавый, почти хрупкий, одетый в светлые тона, в очках, безупречно чистый и подтянутый, он сразу привлекал внимание своей неповторимостью. Когда же Латыф Абдулхаевич начинал говорить, все невольно прислушивались к его негромкому голосу и неторопливому темпу речи. Даже небольшое заикание не мешало восприятию его слов. А говорил Хамиди остроумно, содержательно, красочно. Я в те годы был очарован его интеллектуальностью и врожденной интеллигентностью".

 

О значимости его творчества для казахского народа пишет народный артист Казахстана Ермек Серкебаев: "Когда я учился в консерватории им. Курмангазы, Латыф Абдулхаевич преподавал там композицию. Худощавый, маленький, всегда доброжелательный. Безусловно, коронное произведение Л. Хамиди - "Казахский вальс". Его исполняют в Европе, России, Узбекистане, Киргизии. Говорят, он написал этот вальс в Казани, возможно, хотел назвать "Татарским", но судьбе было угодно, чтобы вальс стал принадлежностью Казахстана. Л. Хамиди стал для нас родным человеком, он пропитался атмосферой Казахстана. В то же время его музыка обладает яркой индивидуальностью: она полна красивейшей мелодичности и акварельной прозрачности. Композиции Л. Хамиди полны света, они очень запоминающиеся".

 

Ценные воспоминания о своем отце оставил его сын Радик Хамиди.

 

"У отца было три основных увлечения: кинокамера с фотоаппаратом, магнитофон и работа на земле. На домашнем участке отец выращивал все: и фрукты, и цветы, и овощи. Земля его манила, давала силу и бодрость.

 

Еще отец был великолепным юмористом. Его фразы всегда содержали то намек, то игру слов, то второй, забавный смысл. Он называл это смехотерапией. Возможно, благодаря такой искрометности отец до 77 лет был свеж лицом, неугомонен.

 

Похороны отца (Л. Хамиди умер в 1983 году. - А.А.) всколыхнули не только музыкальную общественность. Множество народа прощалось с ним в Казахском драмтеатре. Оркестр исполнял его произведения. Республика с большим почтением отдала дань последнего уважения своему сыну-татарину".

 

 

Азат Ахунов,

кандидат фил. наук

 

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/culture/legacy/10800/">ISLAMRF.RU: Татарин, создавший гимн Казахстана</a>