RSS | PDA | Архив   Понедельник 20 Ноябрь 2017 | 1433 х.
 

Фамильная хроника сибирских сайидов: Шаджара Рисаласи

07.02.2011 10:13

В истории ислама потомки Пророка Мухаммада (сайиды, шарифы) всегда играли особую роль. Нередкими были случаи, когда во главе государства оказывался представитель этой привилегированной группы. Письменные источники сохранили весомые доказательства того, что и в Западной Сибири, среди сибирских татар, имелись фамилии, связывавшие свое происхождение с Пророком. В их среде создавались рукописи, описывавшие раннюю историю рода, связанную с переселением из городов Мавераннахра на берега Иртыша. Такой фамильной хроникой влиятельных сибирских сайидов был «Трактат о генеалогии» («Шаджара рисаласи»). В статье представим некоторые итоги изучения этого сочинения. Содержание «Трактата» сводится к тому, что сибирский хан Кучум в 70-х годах XVI века дважды обращался к бухарскому хану Абдулле для присылки «по-мусульмански образованных лиц» шайха и сайида с целью «обучения народа религии» и кодификации святых мест (астана). Таковыми стали Ширбети-шайх, Йарым-сайид и Дин-Али-ходжа.

 

Текст сопровождает генеалогическая цепочка, восходящая от Дин-Али-ходжи к Пророку Мухаммаду и нисходящая в самых поздних списках до начала XX века. Первое упоминание о сочинении сохранил один из основателей отечественной исторической науки Г.Ф. Миллер (1705-1783).[1] Академику В.В. Радлову (1837-1918) во время своей экспедиции удалось записать продиктованный ему купированный вариант сочинения и даже приобрести фрагмент рукописи, оставшийся неопубликованным.[2] Знакомство с трудами оренбургского муфтия Риза ад-Дина б. Фахр ад-Дина (1859-1936) убедило меня в том, что в начале XX в. им проводился активный сбор материалов по истории сибирских мусульман. Действительно, помимо целого ряда других ценных источников корреспонденты прислали ему несколько списков «Трактата», ученый же при публикации решил перевести текст на литературный язык поволжских татар. В результате научная ценность его несколько снизилась, хотя название источника – «Шаджара рисаласи», отсутствующее в манускриптах, дано именно Ризой-казы.[3] Известный тюрколог М.А. Усманов ввел в научный оборот информацию о петербургской части архива муфтия, а в 1977 г. выявил дефектный Бегишевский список, дав позднее лишь краткую аннотацию и описание источника.[4] Несмотря на то, что в руках исследователей не было полной и близкой к архетипу рукописи, а лишь пересказы и переводы на другие языки, появилось немало работ, содержащих анализ «Трактата» в источниковедческом и даже текстологическом ключе.[5] Более того, эти исследования укрепили мнение, что «Трактат» донес до нас исключительно достоверные факты. Такой подход, по моему мнению, методически некорректен. В Институте восточных рукописей РАН (г. Санкт-Петербург) среди бумаг Риза ад-Дина б. Фахр ад-Дина, присланных им в 1935 г., мною было обнаружено несколько новых списков «Трактата». В результате к настоящему времени мне известны следующие копии сочинения:

 

1) Бегишевский список. Место хранения: Восточный сектор Отдела рукописей и редких книг Научной библиотеки Казанского государственного университета, шифр 3414 т. Объем: 7 л., 15 строк на странице. Размер листа: 23х17,2 см, текста – 16,2х10,5 см. Пагинация выполнена ручкой археографами. Имеются хафизы в левом нижнем углу оборотной стороны каждого листа, сохраняющие порядок текста. Бумага лл. 1-2, 5-7 синеватого цвета первого десятилетия XIX в. (филигрань на лл.5-6 «1806»). Листы 3-4 белого цвета, более ранние – конец XVIII в. Чернила черные. Почерк наста‘лик. Переплета нет. Рукопись дефектная (нет нижней части л.1, последнего листа с колофоном). Сгиб посередине списка делает некоторые слова 8-й строки почти всей рукописи не читаемыми. Список выявлен М.А. Усмановым в 1977 г. в селении Бегишев юрт (Тубысы) Вагайского района Тюменской области у Рабиги Гафуровой[6], не обладавшей конкретными сведениями о прежних владельцах. Текст сохраняет нумерацию параграфов, имевшуюся, очевидно, в авторской редакции.

 

2) Список Риза ад-Дина б. Фахр ад-Дина. Место хранения: Архив востоковедов Института восточных рукописей РАН (далее – АВ ИВР РАН). Ф. 131. Оп.1. №9. Материалы по вопросам семейного права и истории татар. Лл. 17-18. Размер листа: 35х21 см., текста – 32х19 см. Дата: 20-е годы XX в. Переписчик не указан. Чернила черные, бумага русская (штемпель в левом верхнем углу – «Успенской фабрики №5»). Почерк насталик. Нет колофона и генеалогической схемы, в начале текста имеются пропуски, связанные, очевидно, с дефектами протографа. Копия филологически очень близка Бегишевской, но списана не с нее. Нумерация параграфов имеется, но не последовательно.

 

Происхождение рукописи неизвестно.

 

3) Радловский список. Место хранения: Отдел рукописей и документов Института восточных рукописей Российской академии наук (Санкт-Петербург), шифр В4609. Объем: 1 л. Размер листа: 35,5х21,5 см, текст сплошной в 32 и 35 строк. Пагинация отсутствует. Дата: Конец XIX в. (плохо читаемый штемпель в правом нижнем углу). Чернила черные, почерк наста‘лик. Лист согнут пополам, и был, видимо, вырван из книги или широкоформатной тетради. Этот фрагмент списка хранится в папке с рукописями разного времени и формата «из коллекции ак. Радлова». Список не имеет начала и конца, но нумерация параграфов в тексте сохранена.

 

4) Сеитовский список. Место хранения: АВ ИВР РАН. Ф.131. Оп.1. №8. Папка 2: «Материалы к истории сибирских деревень, родословные». Лл. 13-18. «Родословные деревни Хаджа-аул». Размер тетрадных листов в линейку: 21х13 см. Кустоды, а также арабская постраничная нумерация от 1 до 10. Чернила черные, почерк насталик. Дата: начало XX века. Нет пронумерованных параграфов, но соблюдается русская пунктуация. Наиболее полный список с указанием владельца и развернутой родословной. Сохранность отличная. Владельцем оригинала, с которого снята эта копия, был указный мулла Мухаммад-ходжа б. Науруз-ходжа Ибн-Йабинов (род. 1837 г.)

 

5) Список Абд ар-Рашида Ибрагимова. АВ ИВР РАН. Ф.131. Оп.1. №8. Папка 2: «Материалы к истории сибирских деревень, родословные». Лл. 19-25. «Родословные фамилий тарских и барабинских». Размер листа: 22х18 см. Количество строк разное. Чернила черные. Кустодов нет. Автограф Абд ар-Рашида с обращением к «дорогому Риза-эфенди» (л.1а). В левом нижнем углу л. 7а – штемпель «Успенской фабрики №6». Текст без параграфов, но с генеалогическим древом и описанием дел потомков Дин-Али- ходжи до начала XX в. Очевидно, это дополненная копия Сеитовского списка, на что указывает идентичная родословная муллы Ибн-Йабинова. Язык рукописи близок к турецкому, что было в моде того времени. Именно этот список лег в основу публикации Риза ад-Дина б. Фахр ад-Дина.

 

6) Список в составе сочинения «Мусульмане в Сибири». Место хранения: АВ ИВР РАН. Ф. 131. Оп.1. №8. Папка 2: «Материалы к истории сибирских деревень, родословные». Лл. 4а-8б (пагинация сплошная по всей единице хранения). Размеры листа: 22х18 см. Кустодов нет. Л.4а чистый. Дата переписки – 1893 год. В левом нижнем углу л. 8б находится штемпель (***ФАБРИКА №6). Анонимное краеведческое сочинение о бухарцах, инородцах и ясачных татарах в Сибири; содержит выдержки из «Шаджара рисаласи».

 

Источник интересен как в историческом, так и в филологическом плане, но, не будучи лингвистом, замечу лишь частое употребление арабо-персидской лексики, потребовавшей в поздних списках комментария. Три рукописи XIX и XX вв. сохранили имевшуюся, вероятно, в архетипе разбивку текста на пронумерованные параграфы (в Бегишевском списке их сохранилось двадцать четыре). Уточним датировку сочинения. Предполагаемый автор – тобольский ахун Ходжам-Шукур, отец которого, Йусуф, «был бием во времена Кучум-хана». По данным, собранным тобольским этнографом И.В. Беличем, священная могила в поселке Сузгун близ Тобольска принадлежит как раз таки Ходжам-Шукуру[7]. Верхним хронологическим рубежом является упоминание в прошедшем времени правления в Касимовском ханстве Арслана б. Али – внука Кучума (1614-1626). Поэтому, несмотря на приведенные в тексте показания Ширбети-шайха и других лиц, живших при Кучуме, датировку определяем II-III четвертью XVII века. Более поздняя дата маловероятна в связи с упоминанием Г.Ф. Миллером, а также с фиксацией в рукописи мусульманского летоисчисления, практически вытесненного в памятниках письменности сибирских татар XVIII-XIX вв. христианской эрой[8]. Скорее всего, «Трактат» изначально был создан или по крайней мере использовался с целью легитимации того высокого социального статуса, который обрели в Сибири ранние переселенцы из Хорезма и Мавераннахра. Возводившие свой род к Пророку Мухаммаду, породнившиеся с Кучумом сибирские ходжа и шайхи уже в XVII веке имели огромную земельную собственность, совмещали роль духовных лидеров с очень успешной предпринимательской деятельностью. В этой связи возникает вопрос, поставленный еще самим академиком В.В. Бартольдом[9] – не подделка ли перед нами?

 

Ведь в угоду конъюнктуре события «Трактата» могли быть вымышлены. Попробуем ответить на этот вопрос, рассмотрев два эпизода: происхождение владельцев рукописи от шайха Сайид-Ата и два письма Абдуллы Кучуму.

 

«Трактат» начинается с того, что предком Дин-Али-ходжа был легендарный среднеазиатский святой Сайид-Ата. Никто из исследователей не обратил на это внимания, а американский исламовед Девин ДеВис даже написал, что имя Сайид-Аты «совершенно не известно в исторической и агиографической литературе, созданной в Золотой Орде или ее государствах-наследниках»[10]. Между тем, оказывается, что в центральноазиатской литературе этот легендарный суфийский шайх является символом обращения в правоверие всего Дашт-и Кыпчака. А цепь духовной преемственности (силсила) привязывает его к братству Йасавийа и городу Ургенчу, в котором его потомки занимали высокий милитаристский пост накиба[11]. В персоязычном источнике XV века «Шаджарат ал-атрак» Сайид-Ата в 720 г.х. (1320) обращает золотоордынского хана Узбека в ислам[12], что, по мнению Т.И. Султанова подтверждают монеты: уже с 721 г.х. (1321) на них появляется мусульманское имя «Султан Мухаммад Узбек-хан»[13]. Легенда гласит, что суфийскую мудрость святой шайх познавал в Ташкенте у знаменитого Занги-Ата (ум. 1258). Фигура Сайид-Ата упоминается и в агиографии Сулеймана Бакыргани (ум. 1186), т.к. их мазары находятся по соседству. В позднем сочинении «Темур-наме» есть рассказы о многочисленных чудесах (карамат) Сайид-Ата[14]. Все эти данные подчеркивают мощный духовный авторитет, которым обладал Сайид-Ата – видимо, лицо историческое.

 

Но возведение родословия к нему вполне могло быть либо фикцией, либо признанием только мистической преемственности, принадлежности к йасавийской традиции. На мусульманском Востоке такие цепочки с «затерявшимися» в дали веков звеньями не были редкостью. Однако понять, мнимое это или действительное родство, можно лишь с помощью среднеазиатских материалов, т.е. эту линию поиска придется отложить вплоть до изучения соответствующих источников на месте.

 

 

Текст 1

 

Почти невероятно, но сам факт прибытия из Ургенча Дин-Али-ходжи в Искер, ко двору Кучума, находит неожиданное подтверждение в актовых источниках, поскольку Кучум и Абдулла вели активную переписку. В канцелярском переводе письма узбекского хана сибирскому правителю, датирующемся серединой 1590-х годов, читаем:

 

«… Послали есмя Али Ходзою (выделение мое – А.Б.) он тебе зять, а мой богомолец и ты б ему веря подлинное свое раденье прислал…»[15]. В «Трактате» дочь Кучума выдается за Дин-Али – члена духовной элиты государства Шибанидов. Дин-Али-ходжа находился в посольстве бухарского хана и, очевидно, был в Сибири к 90-м годам XVI века не в первый раз. Если верить «Трактату», то первая поездка будущего Кучумова зятя состоялась около 980 г.х. (1572). Получается, что Дин-Али-ходжа был знаком с документами ханской канцелярии не понаслышке. Интрига в том, что в тексте «Трактата» приведены два письма Абдуллы-хана хакиму города Ургенча Хан-сайиду.

 

Содержание их идентично[16] (текст 1).

 

«Фатвой муфтиев [и] благородным законом[17] приказ. Вам, хакиму Хан-Сайиду [да] будет известно: [когда] это письмо с печатью придет, Йарым-сайида и Ширбети-шайха отправьте в Сибирь, передав послу Кучум-хана с условием: с уважением и почестью Хан- сайид ходжа [пусть] проводит потомка сайида с шайхом…». Дело в том, что, как и в любых документах, в посланиях и ярлыках эпохи Улуса Джучи и постордынских государств имелся определенный формуляр, со временем изменявшийся. Следуя методу дипломатического анализа[18], разбиваем текст на части и сравниваем с оригиналами сохранившихся документов:

 

Начальный протокол

 

Статья мотивировка: «Фатвой муфтиев [и] благородным законом приказ».

 

Эта часть в грамотах Чингизидов содержит религиозные формулы, указание на адресанта, а также непосредственно формулу «приказа». В оригинальных документах Джучидов это тюркское sözümüz «слово наше», монгольское yarl?γ «приказ», а в данном случае – buyurgunce[19]. Специалист по персидской дипломатике Л. Фекете считал, что термин buyuruk идентичен по смысловой нагрузке sözümüz и употреблялся членами правящей династии, но не верховным правителем.[20] То есть документ Абдуллы-хана, несмотря на долго сохранявшийся статус правителя при отце, не мог содержать этой вокабулы. Мотивировка включает высочайшую волю правителя, освященную религиозным законодательством, но собственно богословские формулы опущены.

 

Статья обращение: «Вам, хакиму Хан-Сайиду [да] будет известно».

 

Оборот «ведомо бы было» является устойчивой формулой в дипломатической практике сотрудников Посольского приказа, калькировавших тюркское словосочетание «маалум бола».[21] Это элемент абстрактного формуляра ордынских документов второй половины XV-XVI вв. и в частности – индивидуального формуляра послания сибирского хана Сайид Ибрагима Ивану III от 1493 года.[22] Заметим, что золотоордынские жалованные грамоты XIV в. этой формулы не имеют. По мнению С. Фаизова, сочетание могло возникнуть как элемент равноправных посланий, а затем перешло в ярлыки (по крайней мере, в Крымском ханстве).

 

Основная часть

 

Статья распоряжение: «[когда] это письмо с печатью придет, Йарым-сайида и Ширбети-шайха отправьте в Сибирь».

 

Указание на наличие печати (хакам, нишан, мухр) являлось неотъемлемой частью удостоверительной статьи ханских документов, но проставлялось оно в самом конце. В данном случае формула смещена в другой контекст, что вызывает сомнение в дословности передачи текста ярлыка в «Трактате».

 

Текст Сеитовского списка

 

 

 

 

 

 

 

Статья условия распоряжения: «передав послу Кучум-хана с условием: с уважением и почестью Хан-сайид ходжа [пусть] проводит потомка сайида с шайхом».

 

Это маркировка особого отношения хана к мусульманскому духовенству, вполне подходящая сочинению, созданному в этой среде. Конечный протокол с датировкой отсутствует. А все приведенные выше несоответствия, хотя и с близкой структурой документа, приводят к выводу о фантастичности текстов посланий.

 

Таким образом, рассмотрев образ основоположника знатного рода Сайид-Аты и проанализировав тексты посланий Абдуллы-хана в «Трактате о родословии», приходится отказаться от видения в нем источника по истории Сибирского юрта. Несмотря на достоверность сведений о Дин-Али-ходже, «Трактат» следует рассматривать как памятник того, в каком свете хотели видеть конец существования ханства потомки этого человека, жившие в середине XVII века и добившиеся больших успехов. Это в первую памятник своего времени, ценный именно в этом качестве, но не как свидетельство о реальных отношениях между правителями.

 

Перевод текста Сеитовского списка

[«Трактат о генеалогии»]

 

Л.1 а

1-3) Родословная и история ходжей, пребывавших в деревне с названием Ходжа-аул Тобольской губернии, Тарского уезда.

4-5) Переписаны из старых истории и родословной, находившихся на руках у муллы упомянутой деревни, имама Мухаммада б. Навруза ал-Ибн-Йабини.

Л.1 б

1) Сын Сайид-Аты – Тобучак-сайид. Его сын – Ала ад-Дин-сайид.

2) У этого Ала ад-Дин-сайида [было] два сына, имя старшего – Йарым-сайид,

3) имя младшего – Мир-Али-ходжа. Сын Мир-Али – Дин-Али

4) ходжа. Этот Дин-Али-ходжа прибыл из Тары в город Тобол

5) [и сказал:] «Наша родословная в смуту Ермака в Иртыше

6) утонула, теперь я отправлюсь в Ургенч для получения родословия».

7) В то время мы, бедный сын Йусуф бия Ходжам-Шукур,

8) в городе Тобол были ахуном и ответили этому Дин-Али-ходже:

9) «Если бы [Вы] раньше отправились, [то] дорога была нормальной, а сейчас [она] опасна.

10) Однако нам нет никакой надобности в поездке, поскольку Вы известный человек,

11) [ибо] направление ханом Бухары Абдулла-ханом хану Искера Кучум-хану сайида

из Ургенча для обучения сибирского народа исламской вере

12) миру известно и почитаемо.

13-14) [В связи с этим] мы Вам здесь напишем родословие на основе свидетельства всего народа и со слов и свидетельства прибывшего с Вами Ширбети-шайха»,

15) – [так мы] сказали. Дин-Али-ходжа эти слова счел разумными

16) и поездку в город отменил.

17) Затем позвали Ширбети-шайха и старых людей.

18) [Ходжам-Шукур-ахун сказал:] «Наш отец Йусуф был бием во времена хана Кучума.

19) Наш отец из этого мира переселился, но от него

 

Л.2а

1-3) мы, Ходжам-Шукур-ахун, слышали о прибытии для обучения исламской вере Дин Али-ходжи, а также [что] его происхождение от Сайид-Аты…»

4) Затем спросили Ширбети-шайха и присутствовавшего

5) старшего собрания. Ширбети-шайх дал ответ: «Если спросите,

6) что я знаю и видел, скажу: действительно, этот Дин-Али-

7) ходжа [происходит из рода] Хашима. Их прирожденный [статус] – потомки сайида,

8-9) а их родственники – имамы великих [людей] в Бухаре и Ургенче, чалма [у них] –

зеленого [цвета], у молодых людей

10) растут у обоих ушей волосы. Это считается приметой потомков сайида.

11) Если эту примету увидит [кто бы то ни было], будь то потомок падишаха

12-13) или бек, [то] в том же месте остановившись, приносит благословление

Пророку, [да будет] мир над ним. u1053 Нас вместе с этим Дин-Али-ходжой хан Бухары

14-15) Абдулла-хан доставил из Ургенча и отправил [к нам] брата Кучум-хана Ахмад-Гирай-султана.

16) Сюда, к Кучум-хану, вместе прибыли», – [так] сказал, [а] присутствовавшее собрание

17) единогласно сказало: «Действительно!»

18) Затем Ширбети-шайх и вместе прибывший

19) Баба-Абдал, и старые люди [рассказали], как этот Дин-Али-ходжа из Ургенча

 

Л.2б

1-2) прибыл и как Абдулла-хан [их] отправил. [Они это рассказали], рядом с Ходжам-Шукур-ахуном сидя, и мы записали в тетрадь. Получился такой рассказ.

3) В лето около девятьсот восьмидесятого (980) года в Искерском городе

4-5) Кучум хан отправил посла к хану Бухары Абдулла-хану, [чтобы тот] прислал

еще одного шайха.

7) Затем Абдулла-хан сказал в Бухаре своему хакиму

7-8) ходжа Йакубу: «Позовите одного потомка сайида и одного шайха из благочестивых (изгелер) людей для распространения исламской веры [среди сибирского] народа.

9) Затем хаким Бухары ответил: «Непременно нужно отправить

10) Йарым-сайида из города Ургенча, [он] наш родственник и

11) ургенчскому хакиму Хан-сайиду-ходже – тоже родственник.

12) Он – мудрый учитель. Может, его отправите?»

13) Абдулла-хан хакиму сказал: «Шайха откуда пошлем?» Ходжа

14) Йакуб-хаким ответил: «Шайха тоже из Ургенча пошлем –

15) происходящего от Имама Джафара Ширбети-шайха». Абдулла-хан

16) сказал: «Ладно, [да] будет так».

17) Затем Абдулла-хан приказал хакиму: «Иди в диван-

18) хане, пиши письмо с моей печатью ургенчскому хакиму Хан-сайиду.

19) [Пусть он] отправит для обучения исламской вере этого потомка сайида

 

Л.3а

1) Йарым-сайида и этого потомка шайха Ширбети-шайха».

2) Затем ходжа Йа‘куб хаким написал письмо и

3) отправил прибывших от Кучум-хана послов в Ургенч.

4-5) Затем, [в письме говорилось, что] от сибирского хана Кучум-хана прибыл посол [с] письмом к хану города Бухары: «Для обучения исламской вере сюда

6-7) пришлите одного потомка шайха и одного сайида». [‘Абдулла-хан диктовал:]

«Теперь же приказ фетвой муфтиев, благородным законом (шариа) Вам, хакиму Хан-

сайиду,

8) [да] будет u1080 известно: [когда] это письмо с печатью придет, Йарым-сайида и

9-10) Ширбети-шайха отправьте в Сибирь, передав послу Кучум-хана с условием

(шарт): с уважением и почестью Хан-сайид

11) ходжа [пусть] проводит потомка сайида с шайхом, все необходимые в дороге расходы

12) [пусть] выдаст из казны (бейт-уль-маль) и десять человек им в дорогу попутчиками

13) даст из хороших людей; отправленные люди средних лет

14) [пусть] будут, не старыми и не слишком молодыми».

15-16) Затем посол Кучум-хана привез данное Абдулла-ханом письмо ургенчскому хакиму Хан-сайиду. [С соблюдением] обычая уважения и почести

17) к Абдулла-хану письмо вручили. Он (т.е. хаким – А.Б.), взяв письмо,

18) рассмотрел [его] и прочел полностью. Этот хаким Хан-сайид ходжа пошел в диван-

19) хане и обоих, Йарым-сайида с Ширбети-машайхом, позвал в диван-

Л.3б

1) хане. «Это пришедшее письмо читайте», – сказал. Хан-сайид ходжа

2) дал Йарым-сайиду. Йарым-сайид, прочитав, дал Ширбети-шайху.

3) Ширбети-шайх тоже прочитал. «[Если] Кучум-хан позвал для открытия [людям] веры потомка сайида

4) и одного шайха и, кроме того, Абдулла[-хан] приказывает ехать

5) для открытия [людям] исламской веры, то мы поедем», – сказал [Ширбети-шайх].

6-7) Затем, приготовив [все] необходимое в путешествии, отправились в город

[=столицу] сибирского народа Искер. Спустя несколько дней приблизились к Искеру,

8) [что] на берегу Иртыша. Прибывший с нами вместе

9) посол отправил весть: «Прибыли потомок сайида с шайхом».

10) Кучум-хан со своими нукерами, сев в лодку, переплыл Иртыш

11-12) и встретился [с нами]. Посадив нас вместе с ханом в лодку, направились в Искер.

13-14) Затем Кучум-хан приказал сделать под своим покровительством хакимом, блюсти благородный закон (шариа) и суд. Мы, Ширбети-шайх,

15) в этом Тоболе делали известными (байан) астана почтенных усопших (йар азизлер йаткан астана).

16) После этого этот Йарым-сайид жил два года, спустя два года

17) умер. После смерти Йарым-сайида

18) мы, Ширбети-шайх, из этого Искера вернулись в Ургенч.

19) [Когда] мы ушли, Кучум-хан вновь отправил посла из Искера

 

Л.4а

1-2) в Бухару: «Йарым-сайид ушел из мира, Ширбети-шайх вернулся на родину, в Ургенч. [Чтобы] вновь блюсти при нас благородный закон (шариа) и суд

3) и учить [народ], пришлите одного потомка сайида и заново одного шайха» – [с такими словами] отправил посла.

4) Абдулла-хан указал хакиму: «Отправь одного потомка сайида и одного шайха».

5) Ходжа Йакуб-хаким ответил: «Этот Йарым-сайид ездил. Теперь его

6) родного младшего брата, сына Мир-Али-ходжи, Дин-Али-ходжу

7-8) отправь туда. Поскольку я слышал, [что там] еще есть астана, [пусть] Ширбети-шайх вместе с ним вернется в Искер, их известными (байан)

9) сделает», – сказал. «Поэтому отправьте вдвоем вместе», – сказал.

10) Затем Абдулла-хан поручил хакиму Йакуб-ходже:

11) «Иди в диван-хане, пиши письмо с моей печатью

12) хакиму Ургенча Хан-сайиду. [Пусть] отправят на место умершего Йарым-сайида

13) для обучения исламской вере этого потомка Хашим-сайида Дин-Али-ходжу

14) и этого потомка шайха Ширбети-шайха», – сказал.

15-17) Затем хан Бухары написал письмо: «От хана сибирского народа Кучум-хана прибыл посол, [чтобы] сюда прислали одного потомка сайида и одного шайха для обучения исламской вере вместо умершего Йарым-сайида.

 

Л.4б

1) Теперь, фетвой муфтиев, указанием благородного закона (шариа) Вам, хакиму

2) Хан-сайиду, [да] будет известно: [когда] это письмо к Вам придет, Дин-Али-

3-5) ходжу и Ширбети-шайха отправьте в Сибирь, этому, прибывшему от Кучум-хана, послу поручите их с условием, чтобы они проводили шайха с достойными уважением и почестью, дорожные расходы выдайте из казны (бейт-уль-маль)

6) и предоставьте десять человек им попутчиками в дороге

7) из хороших людей; посланные люди [пусть] будут средних лет,

8) [но] не будут старыми или слишком молодыми».

9) Письмо дали в руки послов. Послы в Ургенч робко

10) выдвинулись.

11-12) Затем эти послы отдали с уважением и почестью письмо ургенческому хакиму

Хан-сайиду. Хан-сайид ходжа [письмо] взял в руки, посмотрел.

13-14) Хаким сам пошел в диван-хане и позвал в диван-хане Дин-Али-ходжу и

Ширбети-шайха. Мы, Ширбети-шайх, были дома, [поэтому]

15) пришли в диван-хане. С отправленных людей спросили:

16) «Где Дин-Али-ходжа?». Эти отправленные люди сказали: «В школе

17) дает урок». Затем вновь отправили одного человека:

18) «У дома выждав, [когда он] выйдет из школы, сюда приведи».

19) Этот человек пошел, выждал у дома, после выхода из школы

 

Л.5а

1) этого Дин-Али-ходжу привел

2) в диван-хане. Присланное Абдулла-ханом письмо дали в руки Дин-Али-ходже.

3) Дин-Али открыл, прочитал, нам, Ширбети-шайху, в руки отдал, мы тоже

4) прочли. Хаким Ургенча Хан-сайид ходжа спросил: «Какой ответ даете?»

5) Тогда Дин-Али-ходжа ответил: «Сделаем доброе дело. Через неделю

6) ответ дадим». Хан-сайид ходжа сказал: «Будет хорошо».

7) Через неделю мы дали ответ: «Нас с этими послами обратно

8) верни, из Бухары точно поедем», – сказали. Ургенчский

9) хаким сказал: «[Да] будет так».

10) Затем отправились в путь. Дорожные расходы взяли из казны (бейт-уль-маль),

11-12) направились в Бухару. Ургенчский хаким проводил [нас до] первой остановки в пути и, достигнув гор, Хан-сайид ходжа вернулся. Мы

13) через несколько дней прибыли в Бухару. О приезде сообщили

14-15) Абдулла-хану. ‘Абдулла-хан сказал: «Я ведь вас послал из Ургенча, [чтобы] ехали [в Искер]; сюда по какой причине пришли?»

16-17) Мы, Дин-Али-ходжа, дали ответ: «В это время дорога стала опасной, [поэтому] непременно поручите с нами вместе для пути

18) отправить попутчиком брата Кучум-хана Ахмад-Гирай-султана».

19) Затем [Абдулла-хан] отправил Ахмад-Гирай-султана. Еще

 

Л.5б

1) послал сто человек. Прибыли вместе с послами Кучум-хана

2) сюда, в Искер.

3) После этого Кучум-хан свое ханское место

4) отдал Ахмад-Гирай-султану. Он власть держал.

5) Этот Ахмад-Гирай-султан ханствовал четыре года, затем

6-7) Ахмад-Гирая убил отец его собственной жены – хан народа кочевых казаков Шигай-хан.

8) Затем Кучум-хан вновь в Искере стал ханом.

9-10) За этого Дин-Али-ходжу Кучум-хан выдал дочку, ханшу по имени Лейла. Первый год жили в этом городе Искер.

11) Затем этот юрт рухнул, Кучум-хан умер.

12-15) В Москве великий падишах дал юрт Керман сыну Кучум-хана Арслан-султану. Они жили в Керманском юрте.

16-18) У этого Дин-Али-ходжи и ханши Лейлы было три сына. Имя старшего – Султан-Мухаммад-ходжа, имя второго – Сайид-Мухаммад-ходжа, имя третьего – Ак-сайид-Ходжа.

 

19) Сами [они потом] жили в городе Тара. А знание у Аллаха.

 

Л.6а

1-2) В городе Искер был Кучум-хан, [который] взял дочь хана кочевых казаков Шигай-хана ханшу Лайлу-бек. От Кучум-хана и

3) ханши Лайлы-бек был один сын, именем Арслан-султан,

4) и одна дочь, именем ханша Лейла. Эту Лейлу за Дин-Али-ходжу

5) отдал.

 

 

Бустанов А. К.
аспирант Университета города Амстердам (Нидерланды)

 

 

Примечания:

[1]   Миллер, Г.Ф. История Сибири/ Г.Ф. Миллер. – М., 1999. Т.1. С. 196.

[2]   Радлов, В.В. Образцы народной литературы тюркских племен, живущих в Южной Сибири и Джунгарской степи. Ч.IV. Наречия барабинцев, тарских, тобольских и тюменских татар/ В.В. Радлов. – СПб., 1872. С. 217-220; Radloff, V.V. Proben der Volksliteratur der Türkischen Stämme Süd-Sibiriens. IV. Teil. Die Mundarten der Barabiner, Taraer, Toboler und tümenischen Tataren. St.-Petersburg, 1872. S. 267-271.

[3]   Байбулатова, Л. Ф. Источниковая база биобиблиографического свода «Асар» Р. Фахреддина/ Л.Ф. Байбулатова. – Казань,2004.

[4]   Усманов, М.А. Татарские исторические источники XVII-XVIII вв./ М.А. Усманов. – Казань, 1972. С. 167-168; Усманов, М.А., Шайхиев, Р.А. Образцы татарских народно-краеведческих сочинений по истории Западной и Южной Сибири // Сибирская археография и источниковедение/ М.А. Усманов, Р.А. Шайхиев. – Новосибирск, 1979. С. 86-87.

[5]   Белич, И.В., Селезнев А.Г., Селезнева И.А. Культ святых в сибирском исламе: специфика универсального/ И. В. Белич. – Москва (в печати); Исхаков, Д.М. Сеиды в позднезолотоордынских татарских государствах/ Д.М. Исхаков. – Казань, 1997. С. 53-64; Яхин, Ф.З. Отражение истории древнего Тобольска в «Генеалогическом древе саидов Сибирского ханства»/ Ф.З. Яхин // «Сулеймановские чтения – 2005»: Материалы VIII межрегиональной научно-практической конференции. – Тюмень, 2005. С.191-197.

[6]   Из других рукописей у госпожи Гафуровой имелась татарская книжка XIX века на 40 листах, ее содержание определено специалистами как «Дини», т.е. религиозное (шифр в хранилище Казанского университета 5733 т.)

[7]   Белич, И.В. Культ «святых» и астана сибирских татар в истории Сибири/ И.В. Белич// Влияние ислама на культуру народов Сибири. – Тюмень, 1998. С. 38.

[8]   Подробнее: Бустанов, А.К., Мухаметшин, Д.Г. Кайрак из аула Себеляк: новый памятник сибирско-татарской эпиграфики/ А.К. Бустанв, Д.Г. Мухаметшин// Сулеймановские чтения: материалы X Всероссийской научно-практической конференции (Тюмень, 18-19 мая 2007 г.). – Тюмень, 2007. С. 19-20.

[9]   Бартольд, В.В. Иртыш // Сочинения в 9-ти тт. Т. 3. Работы по исторической географии/ В.В. Бартольд. – М., 1965. С. 435.

[10] DeWeese, D. Islamization and the Native Religion in the Golden Horde. Baba Tukles and Conversation to Islam in Historical and Epic Tradition/ D. DeWeese. – Pennsylvania, 1994. P. 104.

[11] Накиб ведал устройством, снаряжением и расположением войск во время похода, передвижений и войны. Подробнее см.: Описание Бухарского ханства, составленное Н. Ханыковым. СПб., 1843. С. 182; DeWeese, D. The Descendants of Sayyid Ata and the Rank of Naqib in Central Asia/ DeWeese// Journal of the American Oriental Society – New-York – New Haven, 1995, №115. P. 612-634. Кроме того, по данным Дж. Мирзаева (Термез, Узбекистан), изложенным автору устно, накибом именовали главу сайидов. В этой связи значимость рода Сайид-Аты крепнет еще более.

[12] The Shadjrat ul Atrak or genealogical tree of the Turks and Tatars; Transl. C. Miles. London, 1838. P.231-232. По этому изданию выполнен русский перевод В.Г. Тизенгаузена: Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. Т.2. Извлечения из персидских авторов // Золотая Орда в источниках. Т.1. М., 2003. – С. 390.

[13] Султанов, Т.И. Чингиз-хан и Чингизиды. Судьба и власть/ Т.И. Султанов. – М., 2006. – С. 240. См. также: Федоров-Давыдов, Г.А. Денежное дело Золотой Орды/Г.А. Федоров-Давыдов. – М., 2003. С. 165, 233; Френ, Х.М. Монеты ханов Улуса Джучиева или Золотой Орды/ Х.М. Френ. – СПб., 1832. – С. 7.

[14] Жандарбек, З.З. Йасавийа и этническая история населения Дашт-и Кыпчака (по материалам казахских шеджере)/ З.З. Жандарбек// Подвижники ислама: Культ святых и суфизм в Средней Азии и на Кавказе. – М., 2003. – С. 328, 332, 334.

[15] Цит. по: Зияев, Х.З. Экономические связи Средней Азии с Сибирью/ Х.З. Зияев. – Ташкент, 1983. – С. 22. Это и другие письма сохранились в Российском государственном архиве древних актов (Москва). Ф. 131. Оп. 1. 1598 г. Дело 1. Л. 3. Датировку послания см.: Трепавлов, В.В. История Ногайской Орды/ В.В. Трепайлов. – М., 2001. – С. 374.

[16] Текст приводится по Сеитовскому списку. АВ ИВР РАН. Ф.131. Оп.1. №8. Папка 2. Л. 3а.

[17] Речь идет, конечно, о шариате, но в данном случае сохраняем буквальный смысл арабского слова «шариа» – закон. Впрочем, Г. Херрманн аналогичное сочетание в персидском письме эмира Байтмыша (1288) «хукм шариа» переводит как «религиозный закон» (Herrmann G. Persische Urkunden der Mongolenzeit. Text- und Bildteil. Wiesbaden, 2004. S. 47).

[18] Каштанов, С.М. Русская дипломатика/ С.М. Каштанов. – М., 1988; Herrmann, G. Persische Urkunden… S. 9-10.

[19] Есть, кстати, мнение венгерской исследовательницы Марии Иванич о генетической связи терминов ярлык и буйургунче (см.: Ivanics, M. Formal and Linguistic pecubiaritie of 17th century Crimean tatar Letters addressed to princes of Transylvanis/ M. Ivanics// Acta Orientalia Academiae Scientiarum Hungaricae. Budapest, t.XXIX (2). P. 213-224).

[20] Fekete, L. Einführung in die persische Paläographie. 101 persische Dokumente/ L. Fekete. – Budapest, 1977. S. 26, 40-41.

[21] Kurat, A.N. Topkap? Saray? Müzesi Ar?ivindeki Alt?n Ordu, K?r?m ve Turkestan hanlar?na ait yarl?k ve bitikler/ A.N. Kurat. – Istanbul, 1950. B. 84. Есть и персидская калька: Herrmann, G. Persische Urkunden… S. 46.

[22] Посольская книга по связям России с Ногайской Ордой. 1489-1508 гг. М., 1984. С. 48 и др.; Султанов, Т.И. Письма золотоордынских ханов/ Т.И. Султанов// Тюркологический сборник. – 1975. М., 1978. С. 250; Ярцов, В.О. Ярлыки крымских ханов/ В.О. Ярцов// Записки Одесского общества истории и древностей. Т.2. Отд.1. Одесса, 1848. – С. 675-678.

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/culture/legacy/14991/">ISLAMRF.RU: Фамильная хроника сибирских сайидов: Шаджара Рисаласи</a>