RSS | PDA | Архив   Понедельник 20 Ноябрь 2017 | 1433 х.
 

Правительство и парламент в попытке диалога сто лет назад: П.А. Столыпин и российские мусульмане

09.06.2011 14:08

Текущий год стал в России годом Столыпина. В трудах и идеях этого российского государственного деятеля видят ориентиры для современного Отечества, одновременно стабильного и развивающегося. П.А. Столыпин рассматривается как человек, преодолевший революционный кризис 1905–1907 гг., проведший реформы, способствовавшие творческой самореализации российского крестьянского большинства, оказавшийся способным наладить диалог с парламентом. Цифры экономического и демографического роста, развития образования, увеличения числа собственников греют душу патриотам. Воспевается благодарность народа и монументы, воздвигнутые в честь Столыпина. Правда, меньше любят вспоминать преступную халатность (?!) его собственных подчиненных в день убийства премьера, последующую Первую мировую войну и Февральскую революции 1917 года, в первый месяц которой были свергнуты все памятники Столыпину.

 

Началом торжеств стала прошедшая 18 мая в Санкт-Петербурге конференция, посвященная 150-летию со дня рождения П.А. Столыпина. Она носила крайне актуальное название: «Идея правового государства в России: история и современность». Правовое государство, правоприменение понятий «справедливость» и «несправедливость», собственность и эффективный массовый собственник, компетентный и некоррумпированный чиновник — эти вопросы для правителей и простых граждан актуальны сегодня не менее, чем 100 лет назад. Искреннее желание решить эти проблемы объединяло П.А. Столыпина (премьер в 1906–1911 гг.) и депутатов Государственной Думы Российской империи.

 

По российским законам того времени императору принадлежал абсолютный контроль над составом правительства и право абсолютного вето на решения обеих палат парламента. Верхняя палата — Государственный совет, наполовину комплектуемый императором из отставных чиновников, — также обладала правом абсолютного вето и сводила на нет многие законопроекты Госдумы и лично П.А. Столыпина. Поэтому для проведения аграрной реформы российский премьер был вынужден жертвовать другими законопроектами, касающимися, в частности, свободы совести и прав нерусских народов. П.А. Столыпин отказался от проектов, гарантировавших равноправие всех граждан России и свободу выбора вероисповедания. Это было особенно актуально для многих мусульман-татар, многие из которых юридически считались православными. По избирательному закону 3 июня 1907 года права выборов в Думу были лишены мусульмане Средней Азии, Казахстана, большей части Северного Кавказа. В итоге вместо 36 мусульман, которые были членами II Госдумы (1907), их осталось только 10 в III Думе (1907–1912). Сложные отношения лично П.А. Столыпина с партией кадетов, с которой традиционно блокировалась мусульманская фракция, а также ухудшение отношений с Османским халифатом и возникающие жупелы панисламизма и пантюркизма также не способствовали улучшению отношений между премьером России и мусульманской элитой империи.

 

Вместе с тем столыпинское пятилетие (1906–1911) в российской истории является одной из выдающихся страниц не только в истории всей империи, но и российских мусульман. Речь идет о расцвете городского и частично сельского среднего класса, который был ключевым элементом особенно татарского общества, но также развивался и среди других мусульманских оседлых народов. Литература, созданная в эти годы, сегодня образует канон «золотого века» национальной словесности.

 

Несмотря на закрытие ряда джадидских школ и крупного медресе Буби, именно в годы Столыпина происходит расцвет джадидских медресе, по сути, превращавшихся в элитарные гуманитарные учебные заведения, совмещавшие религиозный и светский профили (чего не слишком успешно пытаются достигнуть сейчас). Именно в годы столыпинских преобразований были разработаны положения о негосударственных вузах, включая Народный университет имени А.Л. Шанявского. На его основе был создан устав оренбургского медресе «Хусаиния». П.А. Столыпин лично санкционирует завещание Ахмед-бая Хусаинова, обеспечивавшего финансирование как «Хусаинии», так и целого ряда других образовательных проектов. В период столыпинских реформ ассигнования на нужды начального образования выросли почти в четыре раза: с 9 до 35,5 млн рублей!

 

В 1910 году по инициативе П.А. Столыпина при Министерстве просвещения было созвано совещание по вопросу образования нерусских народов, закончившее свою деятельность в 1913 году. Большинство его членов из числа чиновников придерживались убеждения, что правительственная школа в принципе не должна быть «враждебной ко всему инородческому и иноверческому». Наоборот, она должна «располагать к себе» нерусское население путем включения в учебный курс изучения местных религий и языков, «имеющих письменность и литературу». Занятия по русскому языку по Правилам 1913 года заняли до 30% учебного времени. Совещание считало необходимым установить и провести четкую грань между общим и религиозным образованием. Национальные светские учебные заведения должны быть преобразованы в частные школы и подчинены правительственному надзору.

 

Правительство П.А. Столыпина не поддерживало идею о «тюрки» как едином литературном языке российских мусульман. При этом в законопроекте о всеобщем обучении, одобренном 19 марта 1911 года Госдумой, но отклоненном затем Госсоветом, признавалось лишь 10 «более культурных» языков. Из всех языков мусульманских народов здесь упоминался только татарский. Заметим, что в цензорских отчетах 1910 года указывалось: литературный татарский язык если и отличался от «тюрки», то лишь частью словарного запаса. Кроме ряда поэтических произведений, близких к народному наречию, это действительно так.

 

В реальности правительство боролось с иностранными учебниками и преподавателями-иностранцами, но достаточно спокойно относилось к обучению представителей других мусульманских регионов России в татарских медресе и к использованию учебной литературы, изданной в городах Волго-Уральского региона, по всей империи. Поэтому казанская азбука Ахмада-Хади Максуди «Муаллим авваль» разошлась более чем миллионным тиражом.

 

Сложнее обстояла ситуация в сфере политики. III Дума с ее помещичьим большинством считала, что полноправной должна быть только христианская правящая верхушка. Садри Максуди с его дипломом юридического факультета Сорбонны пытался объяснять: «Для России, состоящей из массы народностей, государственные интересы могут заключаться, так сказать, в равнодействующей интересов всех народностей, то есть в том, чтобы самые насущные интересы всех народностей были удовлетворены в такой мере, чтобы от этого государство не пострадало». В полемике с правыми депутатами С. Максуди стремился объяснить им, что «до тех пор, пока вы не поймете, что Россия — это государство сложное [голоса справа: поняли], где проживает масса национальностей, а не сплошное славянское государство, до тех пор, пока вы не поймете, что существующие в России национальности имеют такое же право на самостоятельное существование, как вы [голоса справа: нет], вы не в состоянии будете управлять государством».

 

1 мая 1910 года, защищая право мусульман отдыхать по собственному религиозному календарю, С. Максуди сказал пророческие слова в отношении правого большинства: «Можно игнорировать всех. Недавно вы игнорировали интеллигенцию по местному суду, недавно вы пренебрегли интересами поляков по вопросу о самоуправлении, пренебрегли недавно интересами туркестанцев. Вы пренебрегаете всеми, вы игнорируете поляков, нас, всех, но, господа, это отношение может иметь обратную сторону медали: если вы игнорируете целые категории населения, они тоже могут вас игнорировать». До Февральской революции оставалось менее семи лет...

 

Столыпинское пятилетие навсегда останется в истории России как период ее расцвета, объединивший государство и общество. К сожалению, даже экономическая аграрная реформа коснулась не всех крестьян. Политическая реформа только сделала первые шаги, важнейшим из которых стало доказательство возможности совместной работы парламента и правительства. П.А. Столыпин утверждал, что ему нужно двадцать лет для изменения России, превращения ее в стабильное и цветущее государство. В 1917 году Садри Максуди говорил то же самое о российских мусульманах. Но Столыпину оставалось только пять лет жизни и деятельности при нарастающем сопротивлении российских верхов. С. Максуди получил долгую жизнь, но не время для реформ...

 

Двадцать лет в этом году исполняется новой, независимой России. Но похоже, что все эти годы цели ее развития оказывались весьма далекими от ориентиров Столыпина и Максуди. И поэтому опять мы пытаемся вглядеться в прошлое в поисках путей для современности. Научит ли нас история хоть чему-то?

 

Айдар Хабутдинов, доктор исторических наук, профессор

 

Материал опубликован в газете «Ислам минбаре», №6-7 (187-188), июнь-июль 2011.

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/culture/legacy/16366/">ISLAMRF.RU: Правительство и парламент в попытке диалога сто лет назад: П.А. Столыпин и российские мусульмане</a>