RSS | PDA | Архив   Понедельник 20 Ноябрь 2017 | 1433 х.
 

Газиз Губайдуллин (1887–1937): судьбы государств и народов Евразии

20.06.2012 15:17

Не только «История татар»

28–29 июня в Москве в Институте востоковедения РАН запланирована конференция, посвященная 125-летию Газиза Губайдуллина. Эта фигура — ключевая в татарской историографии: он является последним в классической мусульманской традиции, берущей начало от Шигабетдина Марджани и Хусаина Фаизханова, и первым среди историков-татар, овладевшим классической русской и европейской традицией. Его работы не случайно связывали с традицией великого российского исламоведа Василия Бартольда. Формально Г. Губайдуллин стал первым из татар доктором исторических наук и ВАКовским профессором (1927). Причем на звание профессора его рекомендовали сразу две тюркских республики: Азербайджан и Узбекистан. В Азербайджанском университете с 1927 года он стал деканом восточного факультета и заведующим кафедрой истории тюрко­татарских народов. В Баку, но не в Казани: это тоже очень по­татарски. Впрочем, в Баку он будет расстрелян в год своего 50-летия.

В 1989 году впервые после его гибели в Казани вышел в свет сборник исторических трудов Г. Губайдуллина «Тарихи сэхифэлэр ачылганда» («Открывая исторические страницы»). Студент­первокурсник Казанского госуниверситета, я читал его работы одновременно с трудами классиков школы «Аналов» Анри Пиренна и Фернана Броделя. Теорию Г. Губайдуллина обычно сводят к теории «торгового капитализма» М. Н. Покровского. Но это не совсем так. У сына миллионера­торговца Газиза с юности было четкое практическое понимание, что экономический фактор объясняет далеко не все, что в истории действуют также люди. Он скорее ближе не к безличностным конструкциям Броделя и Покровского, а к «Средневековым городам Бельгии» Пиренна — великому гимну городской цивилизации и горожанам. У Г. Губайдуллина воплощена романтика великих торговых путей — Волжского пути и караванного пути из Оренбурга в Среднюю Азию.

В юности Г. Губайдуллин посвятил труды трем выдающимся персонажам: Ибн Халдуну, Марко Поло (дипломная работа) и Шигабетдину Марджани ( две статьи в сборнике «Марджани» 1915 года). Ибн Халдун сейчас рассматривается как отец социологии, автор исламской философии истории и идеолог городского патрициата — торгово-ремесленной верхушки. Венецианский купец Марко Поло открыл европейцам механизм функционирования Монгольской империи. Губайдуллин анализировал исторические труды Ш. Марджани, где тот изложил историю тюркской государственности Евразии.

В 1920-е годы наш герой под псевдонимом Г. Газиз вместе со своим двоюродным братом Г. Рахимом находит возможность вырваться за марксистские исторические схемы. Они создают «Татар эдэбияты тарихы» («Историю татарской литературы») из ряда частей, где пишут не только о Волго­Уральском регионе, но и Орхоно­Енисейских надписях, Кудатгу­билиг, уйгурской, мусульманской суфийской, чагатайской (т. е. тюркской центрально­азиатской) и сельджукской (т. е. тюркской малоазиатской) литературах. Им удается показать мусульманскую преемственность в татарской литературе, ее связь с героическим эпосом вплоть XIX века. Я придерживаюсь точки зрения, что по глубине и цельности осмысления татарское литературоведение ни до, ни после не создало ничего равного.

История уммы Повожья

Г. Губайдуллин был редким для татарской культуры и науки деятелем, выросшим в городе. Он, вслед за Ибн Халдуном и Марджани, рассматривает мусульманскую цивилизацию как прежде всего оседлую и городскую, противопоставляя ее кочевникам. Г. Губайдуллин в «Истории татар» начинает основу тюркской государственности с гуннов Атиллы. Но стабильное государство, прави телей, суд, городскую цивилизацию, торговлю и литературу он связывает с Хазарским каганатом. Характерно, что первое упоминание религии Ислама содержится в разделе «махкама» (суд). Здесь говорится, что в столице хазар суд состоял из двух судей­мусульман, двух христиан, двух иудеев и одного язычника. В спорной ситуации окончательный приговор оставался за мусульманским казыем. Историк указывает, что самым большим зданием в хазарской столице Итиле была Соборная мечеть, много мечетей было в Саксине.

По Г. Губайд уллину, массовое распространение Ислама среди булгар в IX веке произошло в городах и было связано с торговлей с мусульманскими странами. С принятием Ислама на государственном уровне в 922 году в булгарских городах началось строительство мечетей и мавзолеев. После этого началась борьба булгар с языческими шаманами, хадж булгар в Мекку, написание книг по истории, медицине, астрономии.

Начало монгольского периода Г. Губайдуллин описывает как трудное время для мусульман, так как был нанесен удар по торговле, го родам, земледелию. Принятие Ислама Берке­ханом в 1261 году связывается с его противостоянием с монгольским правителями Хулагуидского Ирана (ильханами) и стремлением заключить союз с мусульманами Египта и Сирии. Г. Губайдуллин особо отмечает принцип свободы вероисповедания в Золотой Орде. Расцвет Ислама историк связывает с правлением Узбек­хана (1313–1342). Именно в это время работают знаменитые алимы и факихи, умножается число шакирдов, строятся мечети. Среди алимов Г. Губайдуллин называет имена (Мухаммед) Котбуддина ар­Рази, шейха Сагдуддина ат­Тафтазани, Саита Джалялетдина, (Мухаммед) Хафизуддина (ибн Баззаза). Во времена Узбека и Джанибека столица Орды Сарай была центром науки и просвещения. Следует отметить, что столь объективная и высокая оценка Ислама дается в 1920-е годы в стране, где правит атеистический режим. Поэтому ссылки Г. Губайдуллина на теорию «торгового капитализма» М. Н. Покровского являются эффективным камуфляжем.

Однако власти в Казани не дремали. Историк в свое время активно занимался политикой. В 1917–1918 годах Г. Губайдуллин был депутатом Миллят Меджлисе (Национального Собрания мусульман тюрко­татар), членом Коллегии по осуществлению Идель­Урал Штата (КУВШ). На этом посту он резко возражал против фактической капитуляции части КУВШ перед советским режимом. В 1917 году Г. Губайдуллин возглавил «Бютенрусия тюрек­татар укытучылар иттифакы» (Всероссийский союз тюрко­татарских учителей), активно создает национальные школы. После ликвидации национальных организаций Г. Губайдуллин формально зани мается только наукой, закончив в 1921 году аспирантуру при Казанском университете. В 1922–1925 он преподает в Восточном пединституте, работает в Академическом центре Наркомата просвещения Татарской АССР, Научном обществе татароведения. Именно тогда выходят в свет его труды по истории и литературе татар. Однако после ареста М. Султан­Галиева в 1923 году следует смещение так называемого «правого» правительства ТАССР, начинается изгнание джадидов из системы образования. По воспоминаниям А. Губайдуллиной, Газиз а арестовывают в 1925 году: «Обвинение было нелепейшим: будто он участвовал в краже имущества где­то в Средней Азии. Газиз в те года из Казани никуда не выезжал». Но дело сделано, и историк покидает родной город. Характерно, что злоключения Газиза начинаются, когда Академцентр, то есть фактически татароведение, возглавит Г. Ибрагимов, его ключевой политический оппонент в вопросе Идель­Урал Штата в начале 1918 года.

 

На берегах Каспия и Зерафшана

24 августа 1925 года Г. Губайдуллина назначили председателем Ц ентрального бюро просвещения при Академцентре Наркомпроса Узбекской ССР. Историк создал «Из экономической истории Бухары», где излагал основные сведения по истории Бухарского эмирата середины XIX века. В 1927 году он сделал диссертационный доклад на тему « Проблема происхождения узбекского народа». В 1928 году в Узбекистане вышли небольшого объема «Материалы к истории узбеков». Фундаментальная работа — «История узбекского народа» (рукопись объемом около 300 страниц) — при аресте была изъята НКВД, ее след утерян. Историк участвовал в написании монографии о племени кипчаков. Среди его работ и «Падение империи Тимуридов и период узбеков» (1928).

В Баку в 1925–1926 годах на основе документов архива он подготовил к печати такие оригинальные труды, как «Азербайджанские беки и подвластные им крестьяне», «Феодальные классы и крестьянство в Азербайджане в XIX веке», «Вакуфные имущества Азербайджана». В первой из них были опубликованы не только подлинные тексты ханских грамот, но и протоколы заседаний парламента Азербайджанской Демократической Республики. В 1920-е годы Г. Губайдуллин неоднократно останавливался на роли джадидов и И. Гаспринского: в статье «К вопросу об идеологии Гаспринского» он сравнивает модернизацию у мусульман России с аналогичными процессами во всем исламском мире.

Проблемы, поднятые Г. Губайдуллиным, являются крайне актуальными: это роль среднего класса и буржуазии; формирование государств, наций, национальных литератур; модернизация; положение женщин; вакфы; парламентаризм в мусульманском мире. Он анализировал развитие уммы на огромных пространствах современного СНГ, прежде всего в лице России, Узбекистана и Азербайджана. Сегодня нам нужно перечитать труды Г. Губайдуллина, выучить его уроки и применить их на практике при создании Евразийского союза…

 

Айдар ХАБУТДИНОВ,
доктор исторических наук

Газета "Медина аль-Ислам"

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/culture/legacy/22576/">ISLAMRF.RU: Газиз Губайдуллин (1887–1937): судьбы государств и народов Евразии</a>