RSS | PDA | Архив   Воскресенье 19 Ноябрь 2017 | 1433 х.
 

Памяти Раузы Ахмедовны Кастровой (1911-2012)

06.08.2012 16:05

3 августа в Москве в возрасте 100 лет скончалась Рауза Ахмедовна Кастрова – мемуарист, хранительница истории ислама в России, внучка основателя Московской Соборной мечети Салиха Ерзина.

 

Вспоминается прошлогодний сентябрь. Москва начала XXI века. Малый Татарский переулок. Дом Асадуллаева. В присутствии известных представителей общественности, многочисленных родственников торжественно отмечалось 100-летие Раузы Ахмедовны Кастровой. Уникальность вечера подчеркивалась символичностью места. Рауза Ахмедовна проводила свой вековой юбилей в исторических стенах, где прошла её юность. Было много поздравлений, исполняли классическую музыку и татарские песни; при всей торжественности события юбилей был устроен очень искренне и тепло. В конце вечера Раузу Ахмедовну просили сказать несколько слов собравшимся. Она вспомнила знаменитого политического деятеля Мирсаида Султан-Галиева (1892-1940), женатого на её двоюродной сестре Фатиме Ерзиной. В начале 1920-х гг., Султан-Галиев, находившиеся в зените славы, сказал юной Раузе, что теперь наступила новая эпоха и важнейшей задачей татар является приобщение к образованию. Однако пришедшее время принесло семье многочисленные страдания и трагедии. Но век Раузы Кастровой – это и дружба с великими людьми, чьи дела и имена стали вехами татарской истории.

 

Рауза Ахмедовна Кастрова родилась 13 сентября 1911 года в старинном городе Касимов Рязанской губернии в семье промышленника и мецената Ахмеда Хайрулловича Кастрова. По самому факту своего рождения она принадлежала к элите татарского общества — к богатейшим касимовским мурзам.Среди предков Раузы Ахмедовны – сеиды и промышленники Шакуловы, чья родословная восходит к пророку Мухаммеду (Да благословит его Аллах и приветствует).

 

Обладая значительными доходами, татарские предприниматели строили в Касимове и в окрестных селах собственные дома. Во многом, именно богатые татары повлияли на формирование купеческого облика города. Ахмеду Кастрову принадлежал двухэтажный дом на Ханской площади. Именно в этом доме, украшающем Касимов и сейчас, родилась и провела детство Рауза Ахмедовна Кастрова.

 

Получая значительные оборотные прибыли, Кастровы выделяли средства на содержание Ханской мечети, были членами Касимовского мусульманского благотворительного общества. Они являлись попечителями Кастровского медресе в Касимове. Название медресе связано с тем, что с 1868 году попечителем этого учебного заведения стал Сайфулла Мурсалимович Кастров. В последующем семья Кастровых продолжала содержать медресе, построила здание для него неподалеку от Ханской мечети.

 

Однако самым знаменитым предком Раузы Ахмедовны Кастровой по праву является её дед по материнской линии – Салих Юсупович Ерзин (1833-1911). Уроженец известного среди татар села Азеево (ныне Ермишинского района Рязанской области), выходец из бедной крестьянской семьи, в отличие от других её предков начал свое дело с нуля. К концу жизни Салих Ерзин стал крупным предпринимателем, купцом I гильдии, владельцем величественной усадьбы в Климентовском переулке в Замоскворечье (где находилась и его контора) и еще нескольких особняков в округе.

 

Именно Салих Ерзин в 1904 году полностью оплатил постройку мечети в Выползовом переулке в Мещанской части Москвы (ныне Московской Соборной мечети).

 

После национализации имущества, дома, земельных владений Рауза с родителями, сестрами и братьями оставалась в Касимове; жили у разных родственников, а после смерти отца покинули родной город. В 1921 году Рауза Кастрова переехала в Москву, в Малый Татарский переулок. Здесь, в Замоскворечье, в бывшей Татарской слободе, Рауза Кастрова проживет до 1967 года, эти места станут для неё второй родиной.

 

В 1920-е гг., когда отношение к исламу еще не перешло к тотальнымгонениями, Рауза посещала мектеб при мечети на Большой Татарской улице, где среди учителей выделялся знаменитый Муса Бигеев. Рассказывал Муса Бигеев о хадже. Рауза Ахмедовна помнит, что в доме Асадуллаева Муса Бигеев участвовал в диспуте с татарским активистом-антирелигиозником и, разумеется, обладая полемическим даром, победил. Основным преподавателем в мектебе был близкий к Ерзиным и Кастровым уроженец Касимова имам-хатыб мечети Абдулла-хазрят Шамсутдинов, учивший чтению Священного Корана и хадисам.

 

Рауза Ахмедовна, выросшая в семье с прочными джадидскими традициями, оставаясь глубоко религиозным человеком, активно восприняла формирующуюся на её глазах татарскую советскую культуру. Дом Асадуллаева, являвшийся центром культурной жизни и находившийся в двух шагах от особняка Хасана Ерзина, стал её родным местом. Вероятно, конец 1920-х — начало 30-х гг. — самое светлое время жизни Раузы Кастровой. Именно тогда она подружилась с молодыми, талантливыми композиторами Сарой Садыковой и Назибом Жигановым, с поэтом Ахмедом Ерикеем, с одной из первых татарских оперных певиц Зюгрой Байрашевой. Особая, грустная и одновременно светлая страница воспоминаний Раузы Ахмедовны связана с Мусой Джалилем — тогда журналистом, позднее сотрудником Татарской оперной студии при Консерватории.

 

Семья Кастровых, как и другие их родственники, по конституции 1924 года являлись «лишенцами», (то есть лишенными избирательных прав как потомки имущих в прошлом семей); её братья не могли получить высшее образование, их выгоняли из институтов. Однако время трагических испытаний только разворачивалось. В 1936 году статус «лишенцев» отменили, но Рауза Ахмедовна вместе с матерью и несколькими родственниками была выслана из Москвы в маленький степной городок Акбулак Чкаловской (ныне Оренбургской) области. До этого Рауза Ахмедовна смогла получить профессию бухгалтера, и все годы ссылки работала в машинно-тракторной станции, а потом на почте. Возможно, ссылка в Акбулак спасла Раузу Ахмедовну от еще более тяжелых событий. Дело в том, что в 1937 году была арестована и позднее расстреляна Эмина Акчурина (1897—1937) — родственница Раузы, работавшая переводчиком в посольстве Турции в СССР и жившая с Кастровыми в одной коммунальной квартире.

 

Рауза Ахмедовна вернулась в Москву в 1940 году, всю войну проработала в городе. Потом были годы новых испытаний и потерь, но её всегда спасала глубокая религиозность. Возвратившись в Москву из ссылки, Рауза Кастрова вплоть до самых последних лет оставалась прихожанкой Московской Соборной мечети, основанной её великим дедом.

 

Долгие десятилетия Рауза Кастрова хранила память о своих родственниках. Все это было лишь её частной историей. И только с конца 1980-х гг. началось возрождение, казалось бы, навсегда утраченного. Вновь стала действовать Историческая мечеть, возродился Дом Асадуллаева. Потом пришел черед вновь громко зазвучать именам её великих предков. В 1999 году на фасаде Московской Соборной мечети была торжественно открыта мемориальная доска, посвященная основателю — Салиху Юсуповичу Ерзину. Все больше исследователей стали обращаться к Раузе Кастровой. Полученные благодаря ей материалы активно публиковались, звучали в выступлениях на авторитетных научных конференциях. Сама она давала интервью до последних недель (последнее, телевизионной группе из Татарстана в июне этого года). Особым событием стал обширный материал о ней, напечатанный летом 2011 года в модном московском журнале «Большой город», благодаря чему имя РаузыАхмедовны стало широко известно и за пределами мусульманской общины.

 

Благодаря её воспоминаниям большие пробелы в истории ислама в России стали исчезать. Образы многих имамов, меценатов, общественных деятелей предстали в новом свете, наполнились яркими подробностями. И это не случайно. Судьба Раузы Ахмедовны Кастровой, вместила в себя всю историю XX века. Сама она считала себя счастливым человеком, кому довелось встретить на своем долгом жизненном пути стольких неординарных людей. Хорошо знающие её, вероятно, замечали, что Рауза Ахмедовна, рассказывая о великих, всегда скромно оценивала свою роль в их жизни, искренне считая себя простым человеком, единственное преимущество которого заключается в длинной жизни. Мало кто знает, что её ценили как собеседника и преданного друга выдающиеся представители отечественной культуры; что она восхищала умом и благородством многих известных людей своей эпохи.

 

С уходом Раузы Ахмедовны Кастровой прервалась живая нить, непосредственно связывающая нас с великими и очень разными людьми: идеологами джадидизма; купцами-меценатами, знаменитыми имамами; деятелями татарской советской культуры. Однако она успела передать очень многое. Значительную часть из мемуарного наследия Раузы Ахмедовны еще предстоит изучить и ввести в научный оборот.

 

Рауза Ахмедовна Кастрова – одна из представителей татарских сеидов, глубоко верующая мусульманка завершила свой столетний земной путь в пятничный день, во время Священного месяца Рамадан…

 

Марат Сафаров, кандидат педагогических наук

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/culture/legacy/23313/">ISLAMRF.RU: Памяти Раузы Ахмедовны Кастровой (1911-2012)</a>