RSS | PDA | Архив   Среда 22 Ноябрь 2017 | 1433 х.
 

Гаяз Исхаки: как шакирды становятся политиками

11.04.2013 17:12

История знает разные типы политических лидеров. Одни верны одной партии со всеми изгибами ее тактики, другие выбирают всего одну цель, но следуют ей всю жизнь. Имя Гаяза Исхаки навечно связано с идеей Идель-Урала — виртуального государственного образования, о котором он мечтал в свете известных событий 1917 г. Вначале Исхаки был сторонником компромисса с революционерами демократического толка, после прихода большевиков к власти пришел к мнению о невозможности союза с ними. От идеи субъекта Российской Федерации к идее независимого государства — лишь так менялось его кредо.

 

Г. Исхаки (1878–1954) учился в медресе Чистополя, затем в Апанаевском медресе Казани. В 1899 г. он стал одним из основателей кружка учащейся молодежи в Казанской татарской учительской школе, затем же перешел к социалистическим убеждениям. В начале 1905 г. в Казань прибыл основатель «исламского социализма» в России казый Габдеррашид Ибрагим. Весной 1905 г. шакирды объединились. Из Петербурга приехал меньшевик Ибниамин Ахтямов. Пик движения, по воспоминаниям Шакира Мухаммедъярова, выглядел следующим образом: «Создаем политическую партию. Ахтямов составляет политическую программу… Мы еще более левеем. Мы сейчас в партии эсеров».

 

В годы революции 1905–1907 гг. единственной группой, оказавшейся в состоянии перейти от радикальных ученических кружков к стабильному движению, чьи лидеры вошли в общенациональную элиту и обеспечили преемственность своих идей в 1917 г., стало движение «тангчылар». Оно получило название по имени своей газеты «Танг йолдызы» (Утренняя звезда). Исхаки и его соратникам принадлежала историческая задача — вывести шакирдское движение за его возрастные рамки и превратить его в часть движения общенационального. В мае 1905 г. они выступили наиболее активными инициаторами созыва I Всероссийского мусульманского съезда (прошел в Нижнем Новгороде в августе 1905 г.).

 

Гаяз Исхаки был одним из немногих членов татарского национального движения, который действовал на нелегальном положении. Впервые он был задержан в декабре 1905 г. В январе 1906 г. Исхаки был выслан на родину в Чистопольский уезд, но практически сразу же вернулся в Казань. В очередной раз Исхаки был арестован в декабре 1906 г. с целью воспрепятствовать его избранию во II Государственную Думу. В итоге в Думу он не попал.

 

18 мая 1906 г. в Казани вышел в свет первый номер газеты «Танг йолдызы». В редакционной статье «Казань. 18?го мая» дается следующая оценка ситуации, сложившейся в России и среди российских мусульман: «С одной стороны, народ сам начал брать свои собственные политические и экономические права. С другой стороны — бюрократия с помощью помещиков и богачей вступила в ожесточенную борьбу с народом». То есть «тангчылар» говорят о двух противостоящих друг другу силах: народе, под которым понимаются все средние и низшие слои населения, и объединенном блоке чиновников и высших слоев общества. Здесь же провозглашается требование о передаче всех религиозных и национальных дел в руки нации — по сути, программа религиозной и национально-культурной автономии, как и у либералов. Эти идеи Г. Исхаки выразил на III Всероссийском мусульманском съезде, прошедшем в Нижнем Новгороде в августе 1906 г.

 

В статье «Открытое письмо татарским членам Государственной Думы» Г. Исхаки требует от депутатов?татар добиваться роспуска Думы ради созыва Учредительного Собрания для решения земельного вопроса в соответствии с программой эсеров. «Тангчылар» называли себя социалистами-автономистами и сторонниками федерации. Они считали, что в случае победы революции «татарам легко будет получить свои права». «Тангчылар» были также принципиальными противниками единого государственного языка и требовали равноправия языков. Позднее Исхаки к своему ужасу поймет, что революционеры-большевики оказались душителями прав личности не хуже черносотенцев.

 

В первые месяцы своего существования «Танг йолдызы» сконцентрировалась именно на пропаганде своей партийной программы. В статье «Наша партия — социалистическая партия» Исхаки писал об ориентации «тангчылар» на потребности каждого человека и на защиту его прав: «Мы придаем крайне большое значение понятию «каждый человек», потому что мы хотим счастья для всех людей. Мы говорим, что пусть не только богатые и сильные будут счастливыми, но и бедные и бессильные. Мы не заботимся о богатых и сильных… Мы хотим, чтобы все люди были свободными, богатыми и образованными».

 

Для «тангчылар» была характерна определенная недооценка творческого потенциала татарского общества, причем основную причину отсталости татар они видели в многовековом нахождении в составе самодержавного государства. Но Исхаки в то время критиковал татар, которые призывали не верить русским. Он считал, что только в едином союзе татары и русские могут уничтожить самодержавие.

 

Татарские социалисты не были противниками государства, не выступали они и против налоговой системы. Для «тангчылар» наихудшим врагом народа являлась бюрократия: «Большая часть собранных с народа денег уходит на то, чтобы платить долги иностранным богачам… Несчастному же народу с каждым днем жить становится все хуже». «Тангчылар» безошибочно нащупывали болевые точки татарского общества: отсутствие традиций политической культуры, низкая квалификация и заработки тружеников города, отталкивание татарской элитой рабочих русских заводов.

 

Сам Гаяз Исхаки к 1906 г. имел уже немалый политический опыт и представлял себе расклад сил в татарском обществе, адекватно оценивая рамки, диктуемые государством. Для него, как и позднее для Мулланура Вахитова и Мирсаида Султан-Галиева, революция представлялась единственным способом обеспечения полноценного развития татар по европейским стандартам. Он никогда не упрекал либералов за их реформы, но всегда — за незаконченность и половинчатость этих реформ.

 

Революция 1905–1907 гг. завершилась историческим поражением российских либералов. Они не смогли реально войти во власть. Уже II Государственная Дума имела радикальное и социалистическое большинство. Хотя среди мусульман в этой Думе большинство составляли члены умеренной мусульманской фракции, но среди них уже 6 депутатов?трудовиков, 5 из которых были татарами. Если учесть, что мусульман Волго-Уральского региона в Думе было 16 человек, то соратники Исхаки имели почти треть мест.

 

На следующий день после роспуска III Думы, 4 июня 1907 г. Исхаки вновь был арестован и выслан на три года в Архангельскую губернию. После этого «тангчылар» как политическое движение распадается.

 

Исхаки и после поражения революции 1905–1907 гг. оставался практически единственным активно действующим лидером татарского социалистического движения. В 1908–1911 гг. он находился в Стамбуле, в 1910 г. побывал по подложному паспорту в Петербурге. Арест Исхаки в конце 1911 г. в столице и нахождение в ссылке в течение всего 1912 г. привело его к отстранению от активного политического движения в Казани. С 1913 г. он редактирует периодически закрываемые газеты «С?з» и «Иль» в Петербурге и Москве.

 

Сразу после Февральской революции 1917 г. среди мусульман поднялась волна митингов, подачи петиций и организации комитетов. 2 марта 1917 г. 15 тысяч мусульман Москвы под руководством Гаяза Исхаки митингуют перед Московской городской думой. Это выступление и послужило началом подъема послефевральского национального движения.

 

В 1917–1918 гг. Гаяз Исхаки был единственным депутатом Миллет Межлисе (Национального Собрания тюрко-татар) от Москвы. Он принадлежал к фракции тюркистов — сторонников единства тюрок России и Идель-Урал Штата. 4 января 1918 г. от имени этой фракции он призвал ориентироваться в создании Штата на экономику (основной артерией государства должна была стать Волга), и не обращать внимания на процент мусульманского населения в Штате. Он высказался за включение в Идель-Урал южных губерний с тем, чтобы получить выход к Азербайджану, Туркестану и Каспийскому морю. В ответ Исхаки получил вполне резонное замечание о нереальности этого плана.

 

В своих статьях Исхаки безжалостно критиковал власть большевиков, которых он сравнивал с черносотенцами и завоевателями времен Ивана Грозного. Большевики закрыли его газету «Иль» одной из первых. Затем наступили годы эмиграции.

 

Исхаки чужды были метания, он всегда твердо верил в одну идею и служил ей. Вначале это была российская революция как освободительница народов, позднее — несбыточная мечта об Идель-Урале. Мысли Исхаки необходимо анализировать критически, а его труды проверять фактами: все же он был идеологом, а не исследователем. Но широта его выводов, способность видеть болевые точки татарского общества, страстность призыва к осуществлению своих идеалов не может не восхищать нас и сегодня.

 

Айдар Хабутдинов,
доктор исторических наук, профессор

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/culture/legacy/26998/">ISLAMRF.RU: Гаяз Исхаки: как шакирды становятся политиками</a>