RSS | PDA | Архив   Пятница 24 Ноябрь 2017 | 1433 х.
 

Хусаин Фаизханов о власти

28.01.2014 17:10

Хусаин Фаизханов известен, прежде всего, как богослов и востоковед, предтеча джадидизма и начинатель целого ряда научных направлений в историографии. Будучи историком и разрабатывая планы реформ в исламском образовании, он не мог не уделять внимания в своих трудах краеугольным вопросам татарской истории. Х. Фаизханов писал как о власти светской в тюркских государствах – власти хана, так и о власти религиозной и образовательной, когда в 1862-1865 годах решался вопрос о кандидатуре на пост муфтия – председателя Оренбургского магометанского духовного собрания, а также об участии мусульман в земском самоуправлении.

 

Х. Фаизханов о власти светской

Следует особо отметить, что в татарских исторических трудах до Ш. Марджани и Х. Фаизханова главной являлась история не государства, а религиозных деятелей, преимущественно в лице суфиев, причем мусульманские государства и их религиозные (муфтии, казыи) и светские лидеры рассматривались с отрицательной точки зрения.

Именно поэтому исторические труды Ш. Маржани и Х. Фаизханова противостоят данной, антигосударственнической идеологии. Однако это не значит, что историография этих двух авторов менее критична по отношению к прежним правителям. Х. Фаизханов в 1860-е годах писал в начале «Истории Казани»: «Казанское ханство (после того как благополучию Сарая, известного как Алтын тахет – «Золотой престол», пришел конец) обосновалось в одном из уголков той империи и, получив независимость, просуществовало один-два века. Оно жило под страхом неизбежных в будущем нашествий русских воинов, а также, будучи не в силах преодолеть разобщенность внутри страны».

Х. Фаизханов занимался историей тюркской государственности в регионе на примере Булгара, Казанского и Касимовского ханств. Именно здесь берет начало создание историй татарской государственности региона. Поэтому Х. Фаизханов ведет поиск причин поражения Казанского ханства и виновников этого. Как указывалось выше, он говорил, что казанцы оказались «не в силах преодолеть разобщенность внутри страны». Что же вызвало этот раскол? Наиболее четкий ответ дается в труде «Касимовское ханство»:

«Из русских источников выясняется следующее: Касимовское царство никогда не было самостоятельным государством, подобно другим татарским ханствам. Но такой титул (хана – А.Х.), в действительности, был лишь пустым звуком, так как он не давал права на чеканку монет, использование своего флага, других государственных символов и атрибутов – того, что делает царство независимым. Кроме этого: доказательством того, что эти правители не были полноправными и независимыми ханами, служил тот факт, что они не имели права по наследству занимать столь высокий пост… Право на правление после смерти того или иного хана в Касимовском царстве переходило не от отца к сыну или его родному брату, а к совершенно иному человеку, не имеющему к данному хану никакого отношения, а взошедшему на престол по воле русских царей. В этом вопросе никакой роли не играло волеизъявление местных мусульман и мурз. Русские цари по политическим соображениям ставили во главе ханства нужных и отвечающих их интересам людей».

Политика Москвы у Х. Фаизханова – это классическое «разделяй и властвуй»: исходя из того, что в самой традиции престолонаследия у татар заключались неразрешимые сложности, а татарских наследных принцев с легкостью можно было перетянуть к себе, московские цари противопоставляли могуществу того или иного ханства силу самих татар, созданную ими искусственно. Таким образом, они всячески старались столкнуть между собой эти две силы, а сами занимали при этом стороннюю позицию, играя роль третейского судьи. С этой целью они отвели землю у себя на Руси для маленького княжества, которое на самом деле было фиктивным.

Х. Фаизханов приводит последний и самый решительный аргумент: «если бы русские цари решились двинуться в военный поход против Казанского ханства, и было снаряжено войско от имени царя, то насколько малочисленными бы ни были татарские воины, – они брали верх своим бесстрашием в бою, религиозностью и способностью сражаться до последней капли крови. Поэтому взятие Казани представлялось очень проблематичным. Однако, если во главе русского войска будет идти претендент на казанский престол, достойный получения высокого титула хана, а за ним – войско из тысячи-другой русских воинов, то татары восприняли бы своего противника в лице «ханского войска», а самого предводителя как единоверца, человека из древнего ханского рода (мол, нам и он сгодится в ханы). Тогда, быть может, татары не стали бы так самоотверженно воевать и жертвовать собой».

Ш. Марджани в своем труде «Мустафад ал-ахбар фи ахвал Казан ва Болгар» («Кладезь сведений о делах Казани и Булгара) фактически дословно повторяет раздел Х. Фаизханова, посвященный Касимовскому ханству, без указания автора. Для Ш. Марджани касимовские ханы также не были истинными властителями, а всего лишь оружием в руках московских великих князей и царей. Причем Ш. Марджани уже самостоятельно видит конец этого процесса ликвидации тюрко-татарских ханств Восточной Европы в уничтожении Крымского ханства в царствование Екатерины II в 1783 году.

 

Власть религиозная и светская 

Х. Фаизханов так оценивает положение ОМДС: «Одним из законов российского государства, правильность которого подтверждена многими веками, является помощь религиям. В частности, много возможностей дано исламу. В совсем не мусульманской стране для решения вопросов уммы Мухаммада открыты суды, назначены муфтии и кадии из мусульман, им назначено жалование из государственной казны. И им разрешено исполнять мусульманские нормы».

Наряду с функционированием ОМДС как государственного института обеспечивается деятельность системы образования на его территории: «Богатые люди оказали во славу религии помощь ученым, и они вновь начали распространять знания и просвещение… Среди нас есть богатые люди, владеющие миллионами рублей. Они без какого бы то ни было принуждения выплачивают вмененный им шариатом закят, помимо этого добровольно жертвуют большие суммы. Также усилиями наших богачей и мулл год от года в каждой деревне строятся мечети и медресе… Стараниями мулл треть мужчин и женщин из простонародья, даже половина из них, умеет писать и читать».

Реформы Александра II предоставили реальную возможность для развития светских институтов татарского общества. Поэтому Х. Фаизханов делает основную ставку на имамов, параллельно получивших религиозное и светское образование: «Сегодня государство хочет передать дела, касающиеся народов, всего общества, в ведение самих людей. Поэтому сейчас создаются земства. В каждой области будут собраны народные представительства, которые будут заниматься делами общества… Если муллы будут владеть русским языком, то, зная наши цели и задачи, они смогут защищать их. От этого было бы много пользы и для нашей религии, и для нашей жизни». Кстати, здесь возникает внешне парадоксальная идея, когда в органах светского сельского самоуправления мусульман должны представлять их духовные лидеры.

Таким образом, Х. Фаизхан писал о власти татарских ханов, полномочиях ОМДС, мусульманской системе образования и участии мусульман в земствах. Вопросы изучения и развития институтов татарского общества всегда были приоритетными для него.

 

Айдар Хабутдинов

доктор исторических наук, профессор

Газета "Ислам минбэре"

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/culture/legacy/30891/">ISLAMRF.RU: Хусаин Фаизханов о власти</a>