RSS | PDA | Архив   Среда 5 Август 2020 | 1433 х.
 

Ахмет Тимер

14.09.2009 11:16

Весной 2003 года из Анкары пришла горестная весть — 19 апреля на 91 году жизни скончался выдающийся татарский ученый-тюрколог и монголовед Ахмет Тимер. С его уходом завершился век татарской гуманитарной науки высшей пробы — сейчас уже нет специалистов-татар, в совершенстве владеющих основными мировыми языками и способными читать тексты на древних и забытых языках. Именно все эти качества были присущи Ахмету Тимеру — в молодости Ахмету Яруллину, простому пареньку из татарского села Альметьево.  

 

 

Когда за год до его кончины я беседовал с Ахмет беем в его анкарской квартире, он начал разговор с расспросов о своем родном Альметьевске. Его интересовало все: как изменилась природа вокруг, что стало с лесом, с рекой, протекавшей рядом с его родной деревней. Ученый не мог скрыть волнения, у него перехватывало дыхание, с татарского он переходил на турецкий язык — время от времени уходил в спальню, чтобы немного передохнуть и принять лекарства. Уже тогда было видно, что Ахмет Тимер тяжело болен. Что сказать, годы (а ему тогда шел 90-й год) сделали свое дело — жизнь этого знаменитого татарина клонилась к закату. Добившись на своей новой родине максимальных успехов, он глубоко страдал от того, что никогда больше не увидит родной земли, что никогда не услышит журчания вод реки своего детства...

 

ИСТОКИ

 

Будущий ученый родился 14 ноября 1912 г. в с. Альметьево Бугульминского уезда Самарской губернии. Его отец - Рашид Ярулла служил имамом в 3-й махалле с. Альметьево. Он был хорошо образованным человеком, десять лет проучился в Саудовской Аравии, посетил Египет, Сирию, Ирак, Турцию. Вернувшись в Россию, он получил указ на право исполнения должности имам-хатыпа и мударриса. Его жизнь оборвалась трагически - в 1938 году. Рашид хазрат был расстрелян как враг народа. Мать Ахмета Тимера - Зайнап абыстай - дочь известного просветителя Абдульфаттах хазрата, родственница татарского историка Хади Атласи занималась преподавательской деятельностью и дожила до 90 лет. Ее могила находится в Астрахани. Старший брат ученого — Мухаммад (1908 г.р.) погиб на фронте, первый младший брат - Башир (1915 г.р.) умер в 1955 г., второй — Сагит (1923 г.р.), по профессии агроном, живет в Махачкале, третий младший брат - профессор-медик Амир (1926 г.р.) живет в Волгограде. Кроме того, у Ахмета Тимера есть сестра — Хавва (1919 г.р.), которая еще в середине 1990-х гг. проживала в Астрахани.

 

В 1919 г. мусульмане Бугульмы обратились к отцу Ахмета Тимера с просьбой возглавить мусульманскую общину их города и стать имамом городской мечети. Дело в том, что после начала Гражданской войны, местный мулла Ахмаджан хазрат ушел с белыми в Сибирь и его место пустовало. Конечно, для Рашида хазрата такое предложение было лестным и являлось своего рода повышением по службе. Таким образом, семья Яруллиных оказалась в Бугульме. Если в родном селе Ахмет обучался в татарской школе, то в Бугульме ему пришлось продолжить образование в русской гимназии. Несмотря на то, что мальчик уже закончил трехгодичный курс школы, из-за плохого знания русского языка, ему пришлось заново начать учебу с самого первого класса. Поначалу учеба давалась с большим трудом, но со временем он привык и стал учиться не хуже своих русских сверстников. Позже ему пришлось продолжить образование в других школах Бугульмы, но и там он показал себя с самой лучшей стороны. В школе он научился рисовать, играть на скрипке и пианино. Однажды ему доверили нарисовать картину "Ленин и дети", которую потом в качестве наглядной агитации повесили на самое видное место в классе.

 

В 1925 г. Ахмет Яруллин записался в шестилетнюю русскую гимназию, но проучился там чуть больше года. Наступил 1926 г., пришли другие времена. Сталин начал борьбу с классовыми врагами. В связи с введением коммунистическим режимом закона об изгнании из учебных заведений учащихся - представителей буржуазных семей, по школам прокатилась волна репрессий. Отголоски этой политики долетели до тихой Бугульмы. В школе, где учился Ахмет, начались проверки. В результате он и несколько других "неблагонадежных" учеников из семей служителей культа, участников различных национальных движений, купцов и, вообще, всех более или менее состоятельных людей были изгнаны из школы. С этого момента дорога в советские школы для юноши была закрыта, но он не отчаивался. В течение последующих двух лет Ахмет Тимер занимался самостоятельно, обучался заочно в ростовской школе "Полиглот", но диплом такой школы не имел никакой юридической силы.

 

Отец, видя мучения сына и переживая за него, однажды сказал: "Если ты не можешь получить здесь образование — тогда уезжай в Турцию". Он хорошо знал эту страну, был там два раза и знал, что говорил.

 

БЕГСТВО ИЗ СССР

 

Эти слова глубоко запали в душу молодого человека. Надо сказать, что по натуре он был человеком рискованным, готовым с легкостью пойти на любые авантюры, в то время любимой книгой юноши был приключенческий роман Даниеля Дефо "Робинзон Крузо", с большим увлечением он читал захватывающие романы Джека Лондона, Эдгара По, выписывал журнал "Вокруг света". Но легко сказать, трудно сделать. Тем временем желающих бежать в Турцию набралось пять человек. Но пять человек — это слишком много. Чтобы незаметно добраться до границы, ребята решили разбиться на две группы. В начале июня 1929 г. трое из этой группы выехали вперед. По плану все они должны были встретиться в Батуми. Когда десять дней спустя Ахмет со своим другом Ахатом Биккулом прибыл в Батуми, узнал, что их друзья арестованы и находятся в тюрьме. В принципе они сами были виноваты — плохо держали язык за зубами. Ведь в то время не то что побег, а даже сама мысль о побеге была крамольной. Как позже писал сам Ахмет Тимер, их план был сырым и непродуманным — почему они решили, что кто-то может находиться 10-15 дней в незнакомом городе и не попасть в поле зрения органов? Наученные горьким опытом предшественников, Ахмет с Ахатом не стали посвящать посторонних в свои замыслы и направились в сторону горных деревень. Там они нашли проводников, дали им денег и, в конце концов, оказались на турецкой территории. В те годы советские рубежи охранялись еще плохо и пересечь границу было не так сложно. И вот после тысячи приключений, 8 июля 1929 г. в 4 часа утра, перейдя границу у горы Шавшат, они ступили на землю Турции. На той стороне перебежчики попали в руки местных властей, которые в течение трех месяцев решали, что с ними делать. Никто в Турции не ждал их с распростертыми объятьями. Чтобы положительно решить судьбу беглецов потребовалось вмешательство казанского татарина Юсуфа Акчуры — уважаемого и влиятельного в Турции человека. Ребята направили ему телеграмму с просьбой о помощи. Ответ не заставил себя долго ждать. С помощью Акчуры вчерашних беглецов направили в учительскую школу в Трабзоне и обеспечили полным пансионом.

 

ПЕРВЫЕ УСПЕХИ НА НОВОЙ РОДИНЕ

 

Так началась жизнь в Турции. После пяти лет учебы в Трабзоне, два друга Ахмет и Ахат поступили в стамбульский лицей им. Хайдар Паши и через год закончили его. Перед юношами стал вопрос о получении высшего образования. В это время в Анкарском университете открылся новый факультет языка, истории и географии. Вчерашним выпускникам лицея показалось, что это наиболее подходящий для них вариант, и они отправились в Анкару. Надо сказать, что незадолго до этого Ахмет Тимер (фамилию "Тимер" он получил в Турции) встречался в Стамбуле с другим видным татарским ученым — Акдес Нигмет Куратом, который устроил ему экзамен по немецкому языку. Акдес Курат остался доволен знаниями Ахмета Тимера и порекомендовал ему обратиться к ведущему турецкому тюркологу, выходцу из д. Старый Узюм (ныне Атнинского района РТ) -Рашиду Рахмати Арату, который когда-то закончил Берлинский университет и имел связи в Германии. В Анкаре пути двух друзей — Ахата Биккула и Ахмета Тимера разошлись. Первый остался учиться в Турции и позже добился немалых успехов на новой родине — стал директором музея Топ Капы в Стамбуле, а Ахмет Тимер решил продолжить учебу в Германии.

 

УЧЕБА И ЖИЗНЬ В ГЕРМАНИИ, РАБОТА С ТАТАРСКИМИ ВОЕННОПЛЕННЫМИ

 

О немецком периоде своей жизни Ахмет Тимер написал отдельную книгу воспоминаний, которая вышла в Анкаре в 1998 году. С Германией связана значительная часть его биографии. Всего в этой стране до и после войны он провел около двенадцати лет. В декабре 1936 г. Ахмет Тимер из Анкары переводится в Берлинский университет, где получает специальность тюрколога и изучает восточные языки. Одновременно с этим он занимается теорией тюркских языков и готовится к защите своей докторской диссертации по тюркскому языкознанию, которую он защитил 17 июня 1941 г. в Гамбургском университете. После этого молодой и перспективный специалист был оставлен в Берлинском университете в качестве преподавателя татарского и других тюркских языков. Защита диссертации прошла за несколько дней до вторжения фашисткой Германии на территорию Советского Союза. Конечно, это событие не могло не сказаться на судьбе молодого ученого. Сам Ахмет Тимер не любил распространяться об этом периоде своей жизни, но все же история кое-что сохранила. Некоторые моменты из биографии Ахмета Тимера этого периода были прояснены благодаря кропотливой архивной работе в германских архивах казанского историка Искандера Гилязова, который в 1998 г. выпустил книгу "На другой стороне: Коллаборационисты из поволжско-приуральских татар в годы Второй мировой войны", посвященную истории татарских военнопленных.

 

Когда началась война, ученого привлекли для работы с татарскими военнопленными. Уже через месяц после начала военных действий на территории Советского Союза, немецкое командование собирает специальный комитет, на котором решает распределить военнопленных в лагеря по национальностям. Ответственным по набору в лагерь, куда отправляли военнопленных татарской, башкирской и чувашской национальностей становится член комиссии Ахмет Тимер. В конце 1941 г. Ахмет Тимер посещает около 15 лагерей с целью отбора людей для работы в отделе пропаганды. В конце года он передает дела в комиссии по делам военнопленных татарскому коммерсанту Абдурахману Шафи-Алмасу, происходившему из семьи казанских коммерсантов и одно время работавшему в Турецком посольстве в Москве. Таким образом, немецкое командование уже к концу 1941 г. создает из военнопленных красноармейцев так называемый "Остлегион" ("Восточный легион"), в который входили грузинский, азербайджанский и туркестанский легионы. В августе 1942 г. создается волжско-татарский легион, куда входят военнопленные татарской, башкирской и чувашской национальностей. Первоначально легион базировался в г. Седльце на территории оккупированной Польши. В составе подразделения служили 10 тысяч татар, башкир и говорящих на татарском языке чувашей. Легион состоял из семи батальонов.

 

В начале 1943 г. на фронт отправились три волжско-татарских батальона (№№825, 826, 827), а во второй половине 1943 г. еще четыре (№№828, 829, 830, 831). В конце 1943 г. часть волжско-татарских батальонов была переброшена в г. Манд (Южная Франция) и в Нидерланды.

 

В немецких документах Ахмет Тимер именовался руководителем тюрко-татарского отделения Института по изучению России (Ки8апс1-1п8и1и1). Перед ним была поставлена конкретная задача по составлению персональной картотеки деятелей науки, культуры, политики из представителей тюркских народов СССР; сбор материалов и демографической статистики о Татарстане и Башкирии. Также ему было поручено просматривать и анализировать СМИ тюркоязычных республик СССР. В своих обзорах он должен был выделять культурно-политический аспект, а более всего — последствия насильственного перехода тюркских народов на кириллицу, а также обобщал все кадровые перестановки в тюркских республиках. Но, видимо, роль Ахмета Тимера не ограничивалась одним лишь просмотром татарской прессы. Искандер Гилязов приводит несколько фактов активного участия Ахмета Тимера в татарских политических организациях того времени. Говорят, что молодому ученому даже прочили карьеру премьер-министра будущего, "свободного" Татарстана — но все эти детали покрыты мраком времени.

 

В прошлогодней беседе в Анкаре на мои расспросы о немецком периоде жизни ученый отвечал очень уклончиво — он с удовольствием рассказывал как он дегустировал бочонками немецкое пиво, организовывал с татарскими военнопленными концерты и творческие вечера, но уклонялся от прямых вопросов о своем участии в политической жизни Германии того времени. Все же, слово за слово, мне удалось вытянуть кое-какие подробности из этого периода жизни Ахмета Тимера. В частности, ученый подтвердил тот факт, что в годы Второй мировой войны он и в самом деле занимался военнопленными солдатами и офицерами из татар. По словам Ахмета Тимера, он прикладывал немало усилий, чтобы улучшить бытовые условия своих соплеменников, пытался добиться их освобождения из лагеря. Он часто встречался с земляками, беседовал с ними. Как утверждает сам Ахмет Тимер, среди татарских пленных было много тех, кого он лично спас от тюрьмы и даже от смерти. Например, среди них был Тамурбек Давлетшин, до войны работавший начальником юридического отдела при Президиуме Верховного Совета ТАССР, ставший впоследствии идеологом татарского освободительного движения в Германии. В Татарстане он известен как автор книги "Советский Татарстан", вышедшей в Лондоне в 1974 году. "В 1943 г., - говорит Ахмет Тимер, - меня отозвали в Турцию, пришло время отслужить в армии. В Германию удалось вернуться лишь десять лет спустя".

 

АХМЕТ ТИМЕР И МУСА ДЖАЛИЛЬ

 

Как видим, ученый не раскрыл и толики тех событий, в которых он участвовал. Зато на мой вопрос о роли Мусы Джалиля в организации подпольной работы среди татарских военнопленных, ученый ответил достаточно оригинально: "Да, я встречался с Мусой Джалилем, но не в лагере. Он уже был освобожден из-под стражи, но благодаря кому-то другому, не мне. Немецкое руководство создало специальное бюро для работы с освобожденными из лагеря бывшими татарскими военнопленными. В Берлине было место, где они собирались, общались, знакомились друг с другом, устраивали музыкальные и поэтические вечера. Туда приходили совершенно разные по своим взглядам люди. Однажды я встретил там Мусу Джалиля. Он исполнял на пианино отрывки из различных музыкальных произведений. В тот вечер мы долго проговорили с ним на разные темы. Это было в 1943 году. У меня создалось впечатление, что Муса Джалиль не вел никакой секретной, подпольной работы. Да это тогда и невозможно было. Он познакомился с татарским журналистом Галимджаном Идриси, который уже несколько десятков лет жил в Германии вместе с женой. В связи с этим среди татар начали распространяться всякие разговоры, сплетни, возникло какое-то непонимание. Именно в это время Муса Джалиль и был арестован. Что послужило причиной ареста — мне не известно, но точно знаю, что дело было несерьезное. И даже было подготовлено решение об освобождении Джалиля, которое уже лежало на столе Гитлера. И когда все ждали, что вот-вот Джалиля освободят, случилось покушение на Гитлера. Фюрер остался в живых, но очень взбесился и дал команду - никого из политических заключенных не миловать - всех расстрелять. Под горячую руку попался и находившийся в это время в тюрьме Джалиль. Обо всем этом я говорю со слов Казыма Миршана (ныне турецкий ученый-языковед, живет в г. Бодрум. — А.А.), который был близок к Джалилю и лучше знал тогдашнюю ситуацию. Это была обычная превратность судьбы, стечение неблагоприятных обстоятельств".

 

ЖИЗНЬ И НАУЧНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В ПОСЛЕВОЕННЫЙ ПЕРИОД

 

После войны Ахмет Тимер занялся сугубо научной и преподавательской деятельностью. После службы в 1943-1946 гг. в турецкой армии, он устраивается на работу в управление музеев при Министерстве национального просвещения Турции. Там он работает вплоть до 1951 года. В 1952-1954 гг. Ахмет Тимер вновь оказался в Германии — стране своей молодости. В эти годы в Гамбурге он преподавал татарский язык, получил звание приват-доцента (звание профессора он получил в 1962 г.). В 1955 г. он приступает к работе в Анкарском университете на факультете языка, истории и географии. Большой успех к Ахмету Тимеру пришел в 1961 г., когда ему с нуля удалось создать в Анкаре Институт исследований тюркской культуры. В этом институте он проработал в качестве одного из руководителей до 1975 года. Он был инициатором издательской деятельности института. Сотни книг, изданных институтом, стали большим вкладом в изучение тюркской культуры. Здесь Ахмет Тимер проявил себя прекрасным организатором издательской деятельности. Сам Ахмет Тимер в эти годы получил признание в научном мире Востока и Запада — его приглашали с лекциями лучшие университеты Европы, к нему обращались за консультациями светила мировой востоковедческой науки.

 

Как отмечает известный турецкий ученый татарского происхождения Надир Давлет, профессор Ахмет Тимер одним из первых в тюркологии отметил важность изучения монгольского языка. В Турции он был первым монголистом. Его научные работы имеют несколько основных направлений и особенностей. Во-первых, для ознакомления турецких ученых он написал свыше 50 научных рецензий на зарубежные научные работы, которые сами по себе являются самостоятельными исследованиями. Еще одно направление - переводы и издание на турецкий язык работ, имеющих большую ценность для турецкого языка и истории. Это работы, доступные лишь для очень ограниченного числа исследователей. Самая ценная из них - монгольский исторический источник -"Тайная история монголов", которую переводчик сравнил с переводами русского и немецкого изданий, подготовил научные комментарии и первое издание на турецком языке осуществил в 1948 г., второе издание объемом свыше 300 страниц вышло в 1968 году. Вторая работа, изданная в четырех томах в 1954-1957 гг. объемом в 1256 страниц - перевод с русского на турецкий язык исследования Вильгельма Радлова "Из Сибири". Это издание в сокращенном варианте под названием "Избранные цитаты из "Из Сибири", переиздавалось в 1976 и 1986 годах. В 1995 году переиздали заною все четыре тома. Говоря о переводческой деятельности Ахмета Тимера, надо отметить его совместную с Закиром Кадыри-Уганом работу - перевод сочинения средневекового арабского историка ат-Табари "История народов и царей" объемом в 3200 страниц. Помимо этого в 1971 году Ахмет Тимер перевел книгу немецкого писателя Теодора Шторма "Всадник с чалой лошадью" объемом в 175 страниц. Третье направление научной деятельности Ахмета Тимера - его оригинальные научные работы. Прекрасными образцами его научных поисков являются книги: "Юсуф Акчура" (Анкара, 1987), "Чингис хан в тайной истории монголов" (Анкара, 1989), "В. Радлов в истории тюркологии. Жизнь и деятельность ученого" (Анкара, 1991). Большую ценность представляют его работы по грамматике татарского и монгольского языков. Профессор Ахмет Тимер до сегодняшнего дня написал около 250 работ. Статьи, книги написаны на турецком, немецком, английском, французском и татарском языках.

 

Еще одна интересная сторона деятельности Ахмета Тимера — музыка. Играть на скрипке и пианино он выучился еще в 10-летнем возрасте в Альметьевске. Позже, в Турции он не бросал своего любимого занятия и занимался усовершенствованием своих музыкальных знаний. В 1935 г. он даже подает документы для участия в конкурсе на место оркестранта Президентского симфонического оркестра, но интерес к науке оказался сильнее. И хотя Ахмет Тимер не стал музыкантом, в годы учебы в Турции и Германии он активно участвовал в самодеятельных концертах, а в последние годы опубликовал свое первое музыкальное произведение - "Концерт для пентатонической скрипки", написанное на основе татаро-башкирских народных мелодий.

 

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ АХМЕТА ТИМЕРА В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ЖИЗНИ

 

В 1982 г. Ахмету Тимеру исполняется 70 лет, и он выходит на пенсию. За три года до этого, в 1979 г. он чудом остается жив, после того, как один из турецких анархистов в Анкаре открывает по нему огонь из пистолета. Пуля прошла всего в нескольких миллиметрах от сердца. С тех пор он уже не мог так много работать как раньше. Тем не менее, Ахмет Тимер не бросает научно-преподавательской деятельности - в 1981-1983 гг. он работает в германском городе Майнц в качестве приглашенного профессора, а также один год служит в татарской редакции радио "Свобода" ("Азатлык") в Мюнхене. Кроме того, он часто выезжает в Германию и другие страны на различные конференции и научные собрания. С началом перестройки в Советском Союзе он включается в активную работу по разработке латинского алфавита для татарского языка, встречается с татарскими учеными в Турции, по мере возможности старается помогать им в их научных поиcках. Несмотря на неоднократные приглашения, он так и не решается приехать на свою историческую родину, в Татарстан. Как заметил в нашей с ним беседе сам Ахмет Тимер, возможно, кто-то на него за это и обиделся и даже разочаровался. Мол сколько звали, а он все не едет. Но я всегда говорил тем, кто меня звал: "Если я туда поеду, меня обратно не выпустят. Поэтому я решил, что пока подожду, а в будущем, возможно, что и поеду".

 

Даже в свои 90 лет, несмотря на болезнь, Ахмет Тимер продолжал активно работать: писал мемуары, помогал своими советами и консультациями молодым ученым, еще осенью прошлого года участвовал в научной конференции, посвященной 450-летию взятия Казани русскими войсками. Но годы есть годы, и большую часть времени Ахмет Тимер проводил в своей небольшой квартире в Анкаре с верной супругой Раной ханум (чеченкой по национальности). В разговоре со мной ученый говорил, что он мечтает дожить до ста лет и закончить трилогию о своей жизни, о друзьях и соратниках, уже ушедших в вечность. На мой вопрос о том, собирается ли он все же посетить свою историческую родину, он все отшучивался, что для этого, мол, еще не пришло время. На самом деле — это было главной мечтой его жизни, его несбыточной голубой мечтой, которая так никогда и не сбылась...

 

Татарского профессора похоронили в Анкаре, в мечети Коджатепи был прочитан намаз-дженаза. От правительства Республики Татарстан соболезнование прислала вице-премьер Татарстана Зиля Валеева. Так завершился жизненный путь Ахмета Тимера, который выбрал свободу, но потерял родину.

 

 

Азат Ахунов,

кандидат фил. наук

На фото: Ахмет Тимер

 

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/culture/legacy/9836/">ISLAMRF.RU: Ахмет Тимер</a>