RSS | PDA | Архив   Суббота 15 Декабрь 2018 | 1433 х.
 

Москва златоглавая: азербайджанский след

08.08.2008 14:42

  Вам кажется такое словосочетание невероятным? И вы не догадываетесь, сколь много реалий московской жизни имеет восточные корни? Тогда откройте недавно вышедший энциклопедический словарь «Ислам в Москве» из серии справочников «Ислам в Российской Федерации», которую печатает Издательский дом «Медина».

 

Удивительно - в сердце России столько восточного, тюркского, исламского – и всё это вовсе не зарыто вглубь, и вовсе не секрет, но имеет вполне видимые следы! С 2008 года отношения России и Азербайджана выходят на новый уровень после первого зарубежного визита Президента России Дмитрия Медведева в Баку. Наши народы выходят на новый виток интеграции. Потому особо важно обернуться в прошлое: сколько же там общих корней, сколь основательными являются наши связи!

Представляем Вашему вниманию небольшую подборку статей из словаря «Ислам в Москве», посвящённую различным аспектам истории азербайджанской общины столицы и Подмосковья. В таком концентрированном виде эта тема представлена впервые.

Авторы предлагаемых кратких, сухих и точных (в соответствии с жанром) справок – ответственный редактор этого издания кандидат исторических наук, этнолог, публицист Дамир Зинюрович Хайретдинов, эксперт Федерации мигрантов России Дмитрий Витальевич Макаров и доктор исторических наук, старший научный сотрудник Института российской истории РАН Салават Мидхатович Исхаков.

Предлагаем полные тексты статей:

- Азербайджанцы; азербайджанская община в Москве и Подмосковье.

- Шииты в Москве в XVI-XIX вв.

- Дербентское - местность в средневековой Москве

- Асадуллаев Ага Шамси

- Асадуллаев Мирза Шамси оглы

- Керимов Гасым Мемеджан-оглы

- «Инам» мечеть

Азербайджанцы; азербайджанская община в Москве и Подмосковье.

Азербайджанцы в Москве стали проживать не позднее XV в., свидетельством чему являются как посольства из Ширвана, так и активные торгово-экономические связи московских купцов с азербайджанскими средневековыми государствами, наглядно описанными в известном «Хожении за три моря» Афанасия Никитина. Вероятно, память о той эпохе сохранилась в топониме Дербентское в районе станции метро «Тургеневская».

С нач. XVI в. Ширван входит в состав Сефевидского государства. В XVI-XIX вв. персидские подданные в Москве – явление крайне распространённое, однако в связи с невозможностью определить их точную этническую принадлежность, персы и азербайджанцы, будучи различными общностями, описываются в нашем Словаре в рамках одной статьи «Шииты в Москве в XVI-XIX вв».

В кон. XIX – нач. ХХ вв. азербайджанцы составляют небольшую, но весьма заметную часть мусульманской общины Москвы. Это связано с их финансовым благосостоянием. Среди самых видных азербайджанцев – купцы 1-й гильдии Оглы-Наджаф Исмаил из Шемахи, Измаил Зейналович Тагиев, Ага Шамси Асадуллаев и др. Фирмы, основанные азербайджанцами, занимались торговлей керосином («Тагиев и сыновья») и мазутом (Торговый дом Асадуллаева).

Памятник Низами в Москве у посольстваХотя инерция развития азербайджанцев в Москве до этого времени вела их к тесным связям с персами, под влиянием новых социально-экономических условий на рубеже «старого» и «нового» времени произошло их сближение с татарами. Так, именно поволжские, крымские и «кавказские татары» (т.е. азербайджанцы, как их называли в дореволюционной России), стали проводниками идей джадидизма в мусульманской среде.

Судя по имени, азербайджанцем являлся муэдзин и помощник имама Исторической мечети в 1873 г. Али-Асгар Мусагитов. Один из виднейших представителей азербайджанцев – А.Ш.Асадуллаев, вошёл в историю Москвы тем, что построил на свои средства четырехэтажный особняк в районе бывшей Татарской слободы, где разместилась светская школа для детей столичных мусульман. Это здание и по сей день носит имя своего основателя – Дом Асадуллаева.

Значительный вклад в историю азербайджанской общины внесли выпускники московских вузов (юридического факультета Московского государственного университета, Лазаревского института восточных языков) нач. ХХ в., принимавшие активное участие в I Всероссийском мусульманском съезде и других политических акциях, и занявшие видные места в истеблишменте Азербайджанской Демократической Республики (1918-1920 гг.): Векилов М., Гаибов Дж., Джафаров М.-Ю., Зиатханов А., Зиатханов И.-Х., Карабеков К., Хасмамедов Х., Хойский Ф.-Х.

В советский период азербайджанская община Москвы активно пополнялась главным образом за счёт интеллигенции. Азербайджанцы всегда были представлены в таких отраслях, как нефтедобыча и нефтепереработка. Немало азербайджанцев работало в советское время в дипломатической сфере, системе госбезопасности, органах прокуратуры и юстиции. В Москве проживало достаточно немалое количество азербайджанцев – учёных (в их числе Керимов Г.М.) и представителей творческой интеллигенции.

По переписи 1989 г. численность азербайджанцев в Москве по переписи 1989 г. составила 20.727 чел., в Московской обл. 5974 чел. Уже по переписи 1989 г. азербайджанцы являлись вторым по численности мусульманским этносом Москвы и Подмосковья после татар. По переписи 2002 г. численность азербайджанцев составила 95.563 чел., в Московской обл. – 14.651 чел. Изо всех крупных этнических групп Москвы азербайджанцы обнаружили наибольший прирост населения – в 4,8 раза, который обусловлен главным образом миграцией.

Азербайджанцы переместились в структуре населения Москвы с восьмого на пятое место, обогнав при этом евреев, белорусов и мордву. При этом следует учесть и то, что общее число постоянно находящихся в столичном регионе азербайджанцев, включая не вошедших в перепись, составляет 240 тыс., а с учётом мигрантов доходит и до миллиона проходящих через Москву, по данным самих азербайджанских организаций.

Азербайджанцы Москвы являются в значительно большей степени обрусевшими, чем азербайджанцы по всей России в целом, как наглядно видно из данных переписей (лишь 64% в 1979 г. и 74% в 1989 г. московских азербайджанцев назвали азербайджанский язык родным – сравните с соответствующими показателями в 86% и 84% по общероссийским данным).

Наиболее значительный приток азербайджанская община получила с конца 1980-х гг. Это произошло как за счёт беженцев от армяно-азербайджанской войны (из Карабаха, населённого до войны азербайджанцами Зангезура в Армении, Лачинского коридора и прочих оккупированных территорий), так и за счёт экономической миграции. В настоящее время миграционный прирост азербайджанской общины Москвы продолжается. В целом азербайджанскую миграцию в Москве следовало бы отнести к бизнес-миграции, но в последние 3 года появилась и трудовая миграция, в том числе состоящая из азербайджанцев, работающих по найму на стройках Москвы.

Для представителей азербайджанской общины характерна гиперактивность в экономическом плане; при этом до недавнего времени наблюдалась абсолютная пассивность в социальной сфере. Первые попытки преодоления этой пассивности были предприняты во время выборов в Государственную Думу 1999 г., когда несколько представителей азербайджанской общины кооптировались в ряды Движения «Нур». Тем не менее, как правило, социализация азербайджанской общины происходит под влиянием внешних факторов – угроза отъёма бизнеса, усиливающийся градус ксенофобии и т.д.

Дом Асадуллаева в Татарском переулке

В настоящее время основными СМИ азербайджанской общины Москвы являются газеты «Азеррос» (на рус. яз.) и «Азербайджан диаспору» (еженедельная, тир. 30 тыс. экз., выходит в Москве, на азерб. яз.), цветной журнал «Азербайджанский мир» (на рус. яз., тир. 999 экз.). Среди каналов столичного кабельного телевидения есть азербайджанский. У азербайджанцев российской столицы есть несколько национальных организаций, среди которых наиболее крупной является Московское отделение Всероссийского Азербайджанского Конгресса, пользующееся поддержкой И.Алиева; есть и другие, в том числе поддерживающие экс-президента Азербайджана А.Муталибова, проживающего в Москве.

В области экономики азербайджанцы значительно представлены в мелком и среднем бизнесе, хотя среди представителей этой общины есть и весьма крупные предприниматели – В.Алекберов, А. и Э.А.Агаларовы и др. Некоторые сферы предпринимательской сферы почти полностью контролировались азербайджанцами. Таковыми, например, была вся цепочка в торговле овощами и фруктами, из которой в последнее время азербайджанцы уходят, а их место занимают таджики и узбеки. Значительна доля азербайджанцев в торговле товарами народного потребления.

Весьма заметна доля азербайджанцев среди сотрудников турецких фирм; интересы иранского бизнеса в России представляют преимущественно азербайджанцы и таджики. Среди азербайджанцев в Москве немало представителей творческой и технической интеллигенции – учёных, юристов, врачей, дипломатов, инженеров, преподавателей вузов. Как правило, это люди – или из числа давно проживающих в России, или переселенцы из Баку, Гянджи, и других крупных городов Азербайджана. Практические проблемы социализации А. и интеграции их в российское общество решаются именно этими людьми.

В то же время есть и другая часть азербайджанцев Москвы и Подмосковья – это недавние переселенцы из сельской местности Азербайджанской Республики, как правило, плохо владеющие русским языком. Основное занятие их – мелкая и средняя торговля, в том числе на рынках и с лотков.

В конфессиональном плане азербайджанцы расколоты на две части – шиитов и суннитов. В местах коренного расселения азербайджанцев – Азербайджане, а также граничащих с ним районах Ирана (Южный Азербайджан), Грузии (Мингечаур, Борчалы), Армении (главным образом Зангезур) и Дагестана (Дербент) распределение шиитов и суннитов выглядит следующим образом: сунниты проживают главным образом на севере республики, остальные регионы населены в основном шиитами. Среди азербайджанского населения дагестанского Дербента более развит шиизм.

В целом для азербайджанцев, проживающих в диаспорах, характерен следующий конфессиональный выбор – выходцы из суннитских районов сохраняют свою принадлежность, в то время как среди выходцев из шиитских районов разнообразия существенно больше. Среди них наблюдается две различных тенденции – как сохранение шиизма, так и смена его на суннизм. По мазхабу все азербайджанцы-шииты – джафариты, азербайджанцы-сунниты – традиционно ханафиты.

Встречающиеся азербайджанцы-шафииты – как правило, либо переписанные в азербайджанцы дагестанцы джаро-белоканской зоны (лезгины, аварцы, андо-цезские народы), либо курды. В последнее время появились азербайджанцы – шафииты из числа нурсистов. Имеются внемазхабные азербайджанцы-сунниты; как правило, это выходцы из шиитских семей, ставшие суннитами.

Среди новообращённых суннитов наибольшее количество ханафитов, далее по убывающей следуют шафииты и внемазхабные саляфиты. Среди азербайджанцев-суннитов значительно распространены сторонники Саида Нурси, последователи различных турецких суфийских тарикатов (накшбандийа, мевлевийа, сулейманджилер и др.). Если для других регионов России (Тюменская область и другие области Сибири, Урал, Поволжье, Центральная Россия) суннизация азербайджанцев является повсеместно распространенным явлением и неразрывно связана с их приходом к практическому соблюдению исламских норм и интеграции в мусульманское сообщество, то для Москвы это условие неочевидно. Это связано с наличием здесь шиитских центров консолидации в Соборной мечети и мечети «Инам» в Отрадном. Тем не менее, процесс суннизации азербайджанцев-шиитов наблюдается и в Москве, и имеет достаточно большие масштабы.

Наиболее последовательно шиизма придерживаются не столько сами этнические азербайджанцы, сколько талыши Ленкоранской зоны. Среди азербайджанцев-шиитов Москвы есть получившие серьёзное религиозное образование в Куме (Иран). Ввиду протурецкой ориентации руководства Азербайджанской Республики официальное религиозное образование в ней носит преимущественно суннитский характер, шиизм же имеет характер «народного ислама», практикуемого на бытовом уровне. Многие протестные группы религиозной направленности в Азербайджане также связаны с шиизмом (поддержавшие Ису Гамбарова и его партию «Мусават» и др.).

Среди азербайджанцев-шиитов сильны проиранские позиции. Ввиду постоянного миграционного процесса азербайджанской общины Москвы из Азербайджанской Республики и тесной связи московских азербайджанцев со своей родиной, все моменты этнополитической ситуации в Азербайджане чрезвычайно важны, так как находят отражение в этой общине.

При этом азербайджанцы продолжают относиться к одной из наименее исламизированных мусульманских этнических групп Москвы, хотя движение в сторону десекуляризации происходит достаточно мощное. Религиозность среднего поколения азербайджанцев заметно слабее по сравнению с другими мусульманскими народами. Вероятно, религиозная индифферентность представленных в Москве азербайджанцев объясняется, отчасти, их социальной структурой, отчасти – неукоренённостью в чуждом для них городе.

В вопросах брака азербайджанцы всё же отдают предпочтение собственной этнической среде. Имеющиеся исключения, как правило, или относятся к числу интеллигенции, проживающей в Москве с советских времён, или же связаны с преобладанием мужского населения среди азербайджанской общины Москвы и Подмосковья. Имеют место полигамные браки.

Несмотря на стремление многих азербайджанцев обрести российское гражданство, 52% из учтённых переписью азербайджанцев сохраняют гражданство Азербайджана. Замечена несколько повышенная концентрация азербайджанцев в некоторых районах Москвы, таких, как Чертаново, Бирюлёво, Сабурово, Дегунино, Преображенское, Измайлово, Гольяново, Соколиная Гора, Вешняки, где доля азербайджанцев в 4-5 раз превышает их долю в населении Москвы в целом и достигает почти 5% населения отдельных микрорайонов. При проживании в этих и в других районах Москвы и Подмосковья, азербайджанцы предпочитают селиться компактно, покупая или снимая жильё, находящееся по соседству – в ближайших квартирах или хотя бы домах.

Литература: Адрес-календарь Москвы, изданный по официальным сведениям. – М., 1873. Т.1; Адрес-календарь Москвы, изданный по официальным сведениям к 1 января 1874 г. – М., 1874; Итоги Всероссийской переписи населения 2002 г. – http://www.perepis2002.ru/ct/doc/TOM_04_03.xls; Малькова В., Остапенко Л., Субботина И. Москва многонациональная: конфликт или согласие? Части I и II. – М.: Институт этнологии и антропологии, серия «Исследования по прикладной и неотложной этнологии», 1998; Материалы архивов Ассоциации «Собрание» и личного архива В. Садура; Материалы архивов движения «НУР»; Народы России. Энциклопедия. – М., 1994; Садур В.Г. Татарское население Москвы (1860-1905 гг.).// Этнические группы в городах Европейской части СССР (формирование, расселение, динамика культуры). – М., 1987; сайт Центра демографии и экологии человека Института народнохозяйственного прогнозирования РАН - http://www.demoscope.ru/center/center.htm; Хайретдинов Д.З. Этнический состав мусульманской общины Москвы. //Мусульмане изменяющейся России. – М., 2002; Хождение за три моря Афанасия Никитина в 1466-1472 гг. – М., Л., 1958; http://www.polit.ru/research/2007/01/19/demoscope271.html – электронная версия бюллетеня «Население и общество».

Дмитрий Макаров, Дамир Хайретдинов.

Шииты в Москве в XVI-XIX вв.

Для Москвы не представляется возможным определить точную этническую принадлежность персидских подданных в XVI-XIX вв., в связи с чем иранцы и азербайджанцы, будучи различными общностями, изучаются ниже в рамках одной статьи.

Начиная с XVII в. усилившиеся дипломатические связи России с Персией сопровождались торгово-экономической активностью персов и азербайджанцев в Москве. В это столетие в Китай-городе существовал и особый Персидский двор; по другим сведениям, «кизыльбашских купцов» размещали на Гранатном каменном дворе за Никитскими воротами. Кизылбаши (так именуются в документах XVII в. все выходцы из Персии) вели в Москве торговлю, в том числе, и специфическими товарами – в частности, золотом и серебром, табаком и др., в связи с чем они время от времени попадали под запретительные меры правительства, наряду с другими восточными купцами: тезиками (смотри: таджики), бухарянами, черкасами, кумыками, крымцами и др.

В сочинении Эрколе Зани от 1690 г. персидский посол-резидент в Москве описан как «прекрасный человек, с одетою по-персидски челядью; он жил богато и пышно, пользовался почётом». Оседавшие в XVII в. и даже ранее в Москве выходцы из Ирана ассимилировались, приняв крещение. Так, персом или армянином по происхождению, родом из Исфахана, был известный приказной деятель В.А.Даудов (Али-Марджан Бага-оглы, ок.1620 – ок.1701 гг.). Некоторые из них попадали сюда ещё в отрочестве или в детстве; многие из них после крещения работали на шелкоткацких фабриках Московского региона.

В более поздние времена возможностей сохранить этническую и религиозную самобытность у шиитов из Персии и Азербайджана было несравненно больше. В результате «успешных войн России с Ираном и Турцией» во второй половине 20-х – первой половине 30-х гг. XIX в. торговля Москвы с Закавказьем и Персией активизировалась. Основным занятием шиитов в Москве по-прежнему выступает торговля, при этом очевидно, что купцы из Азербайджана и Персии должны были иметь значительное состояние, чтобы вести здесь прибыльный бизнес. Так, в 1826 г. среди крупнейших купцов Москвы мы видим Мегдиева Ага Али, проживавшего в Городской части.

К сер. XIX в. персы и азербайджанцы выступают как наиболее активные и многочисленные в Москве купцы с Востока; их большая часть проживала в самых престижных частях города – Мясницкой и Городской, и никто – в Пятницкой, где традиционно проживали татары и некоторые из бухарцев. Многие из купцов-шиитов живут в одних и тех же домах, и, проявляя между собой «коллегиальность», держатся особняком от татар и бухарцев, которые также проживали более-менее компактно. Торгуют они в основном шёлком, шерстью, хлопком, различным восточным товаром.

Большинство из купцов – подданных Персии в XIX в. подолгу не задерживались в Москве. Но были и исключения: так, в 1880-е гг. среди московских купцов видное место занимал купец 1-й гильдии Ашим Мирза Нигматулла, который уже через 10 лет стал вице-консулом Персии. Местожительство этого человека в разные годы менялось: сначала – в Тверской части в Неглинном проезде, затем – в Басманной части в Сыромятниках, позже – по Садовнической улице.

Большим событие в жизни москвичей-подданных Персии стал визит в Россию шаха Насер эд-Дина (правившего в 1848-1896 гг.). Будучи верным союзником России, по приглашению Александра II в мае 1873 г. шах совершил одно из своих первых турне по Европе, посетив Астрахань, Москву и Санкт-Петербург. В Москве шах пробыл 3 дня, общаясь в том числе и со своими подданными через посредство персидского консула.

По данным 1888 г., в Москве существовало отдельное шиитское кладбище для проживавших в городе персов, но его площадь была чрезвычайно мала – всего 366 кв. сажен (менее 1700 кв.м.). Для сравнения, к этому времени татарское Даниловское мусульманское кладбище занимало площадь 3 десятины 172 кв. сажени (то есть около 3,36 гектар).

В целом надо отметить, что различные аспекты бытования мусульман-шиитов – персов и азербайджанцев – в российских городах до революции, в которых существовали официально признаваемые государством мусульманские суннитские татарские общины, до сих пор остаются практически не изученными.

Литература: Адрес-календарь Москвы, изданный по официальным сведениям на 1891 год. – М., 1891. Т.1; Гражданинъ. Газета-журналъ политическiй и литературный. – СПб., 14 мая 1873, № 20; Зайцев И.В. Рецензия на книгу Хайретдинова Д.З. «Мусульманская община Москвы в XIV – начале ХХ вв.» //Восток (Orient). – М., 2004, №2; История Москвы с древнейших времён до наших дней. – М., 1997. Ч.2; Справочная книга о лицах, получивших на 1881 год купеческие свидетельства по 1 и 2 гильдиям в Москве. – М., 1881; Справочная книга о лицах, получивших на 1888 год купеческие свидетельства по 1 и 2 гильдиям в Москве. – М., 1888; Указатель жилищ и зданий в Москве, или Адресная книга. – М., 1826; ЦИАМ. Ф.199, оп.1, д.16. Ф.636, оп.1, д.135; Чтения в Императорском обществе истории и древностей российских при Московском университете. – М., 1891. Кн. 3-я, гл. III.

Дамир Хайретдинов.

Дербентское —

местность в средневековой Москве, в Белом городе (севернее станции метро «Тургеневская»). Топоним возник не позднее XVII в. Название «Дербентский» носил до XVIII-XIX вв. нынешний Уланский переулок.; до 1920-х гг. сохранялся Дербентский тупик (между домами 8 и 10 по Костянскому переулку).

Память о топониме сохранилась в названии церкви Николая Чудотворца Дербентского; изначальное название – храм святителя Николы в Дербенстком за Мясницкими воротами (другие определения – в Ольховце, в Новой Стрелецкой слободе, в Петрове приказе Красково). Попытки расшифровать топоним через русское слово «дебри», предпринятые современными исследователями, связаны с выпадением фонемы и буквы «т» в более позднем названии местности («Дербенское» - «Дербенёвское»), однако они не учитывают изначальное наименование, сохранившееся в архивных документах.

Вероятно, название Дербентское возникло в связи с посольством, имевшем отношение к Дербенту и располагавшемся здесь – по аналогии с посольствами других государств в Москве (например, улица Хива была названа в память о посольстве из Хивинского ханства).

Торговые связи Москвы с Дербентом прослеживаются с XV в. Московские купцы принимали немалое участие в волжской торговле, одним из конечных пунктов которой был Дербент. Так, известно, что в этот город прибыли русские купцы в 1404 г. Афанасий Никитин с группой купцов из Москвы, Твери и других русских княжеств в 1466 г. также отправлялся именно в Дербент, и лишь в силу стечения обстоятельств он вынужден был уехать дальше – в Персию и Индию. Дербент выступал в качестве крупного посредника в торговле русских княжеств и Персии; венецианский посол А. Контарини в 1476 г. возвращался в Москву из Персии через Дербент и Астрахань.

Известно о нескольких посольствах в Россию из дагестанских государств в XVI-XVII вв. (Тарковское шамхальство, Кайтагское уцмийство, Тюменское, Эндереевское владения и др.), но Дербентское владение как государственное образование в этом ряду не стоит в связи с утратой им самостоятельности. Правда, Н.М.Карамзин пишет, что после завоевания Астраханского ханства в Москву прибыли «гости …из Шемахи, Дербента, Шевкал…» - очевидно, Дербент здесь выступает как один из центров Ширвана (наряду с Шемахой), к которому он принадлежал с начала XV в.

Одно из самых крупных государств Закавказья – Ширваншахов (Шемахинское ханство) – не случайно прочно ассоциировалось с Дербентом. С XV в. владетелями Ширвана являлись выходцы из Дербента, так что правящая династия называлась Дербенди. Ширваншах Фаррух-Ясар из этой династии отправил в 1465 г. в Москву к Ивану III посла Хасан-бека (смотри статью: Азербайджанцы), целью которого было установление и укрепление взаимоотношений, и, возможно, просьба о помощи против кайтагского уцмия или же наступающих Сефевидов Ирана. Именно с этим послом в обратный путь отправился в своё далекое путешествие А.Никитин; собственно московское посольство в этом же караване возглавлял В.Панин.

Отношения двух стран развивались и в дальнейшем: так, А. Контарини в 1475-1476 гг. встречал в Дербенте русского посла. Вероятно, либо первое, либо последующие дипломатические или торговые посольства из Ширвана, останавливавшиеся в Белом городе, и послужили основой для возникновения топонима Дербентское.

Литература: Барбаро и Контарини о России. – М., 1971; История Москвы с древнейших времён до наших дней. Т.1 – М., 1997; История народов Северного Кавказа с древнейших времён до конца XVIII в. – М., 1988; Карамзин Н.М. История государства Российского. – СПб., 1892. Т.8, Кн.2; РГАДА, ф.931, оп.2, д.5а, 1748 г.; Романюк С.К. Из истории московских переулков. – М., 1988; Степанов (Русак) В. Свидетельство обвинения. Т.3. – М., 1993; Хождение за три моря Афанасия Никитина в 1466-1472 гг. – М., Л., 1958.

Дамир Хайретдинов.

Асадуллаев Ага Шамси (1840 (по другим данным, 1841)–1913) – азербайджанский нефтепромышленник-миллионер, покровитель науки и культуры, меценат. Родился в селе Амираджан Бакинского уезда Бакинской губернии в бедной азербайджанской семье, в 1874 г. основал в Баку контору по добыче нефти, в 1893 г. на её базе создал нефтедобывающую фирму. В 1903 г. после развода переехал из Баку в Москву, где вторично женился; проживал по адресу: Воздвиженка, 9. К 1913 г. имел состояние в 10 млн. рублей.

Шамси АсадуллаевНа официальном бланке компании над именем владельца Асадуллаева изображён герб Персии, с надписью в девизной ленте: «Удостоенъ двора его Императорского Величества Шаха Персидскаго». Под гербом выписаны названия городов, в которых действовали филиалы торговой компании: Астрахань, Баку, Белосток, Варшава, Казань, Кинешма, Кунцево, Нижний Новгород, Самара, Саратов, Царицын, Ярославль; главная контора располагалась в Москве.

В районе Татарской слободы Асадуллаев выкупил два соседних владения под №333 (Малый Татарский переулок, дом 6) и №334 (там же, дом 8); первый участок предназначался для строительства большого магазина (в связи с кончиной Асадуллаева проект не был реализован), а на земле второго владения решил выстроить большое здание для школы.

Именно на этом участке в 1913 г. на средства Асадуллаева был построен четырёхэтажный дом, который стал культурным центром московских мусульман. Здесь размещались: мектеб (школа) Московского мусульманского благотворительного общества, его правление, читальня, а после Февральской революции 1917 г. стал также одним из общественно-политических центров мусульман России.

Умер в Ялте 21 апреля 1913 г.

Салават Исхаков, Дамир Хайретдинов.

Асадуллаев Мирза Шамси оглы (1875-1936) – азербайджанский предприниматель, общественный деятель, меценат; старший сын Ш. Асадуллаева. Председатель Бакинского мусульманского благотворительного общества, после Февральской революции 1917 г. – общественный деятель. В конце марта 1917 г. в Баку получил телеграмму из Москвы, подписанную К.Хакимджановым (Московское мусульманское благотворительное общество), Акчуриной (Московское мусульманское женское благотворительное общество), А.Бурнашевым (Литературное общество; смотри статью: Общество по изучению истории), Г.Исхаковым (Мусульманский народный комитет в Москве), в которой сообщалось, что состоявшееся в Петрограде совещание при мусульманской фракции Госдумы решило созвать Всероссийский мусульманский съезд в Москве, в связи с чем мусульманские организации просили его предоставить в их распоряжение помещение школы и зал в доме имени Ш.Асадуллаева. 31 марта 1917 г. в Москве получили ответную телеграмму: «Приветствую мусульманский съезд, желаю успеха, помещение школы предоставляю в полное распоряжение съезда».

24 мая 1917 г. от имени наследников Ш.Асадуллаева передал Московскому мусульманскому просветительскому обществу дом имени Ш.Асадуллаева во временное пользование в просветительских и благотворительных целях.

После Октябрьской революции 1917 г. Асадуллаев – председатель Совета съезда бакинских нефтепромышленников, член парламента Азербайджанской Демократической Республики (1918), министр торговли и промышленности её правительства (декабрь 1918 – 1919). После установления советской власти в Азербайджане (1920) уехал в Европу. Умер в Париже.

Салават Исхаков.

Керимов Гасым Мемеджан-оглы – видный исламовед советского периода, доктор исторических наук, азербайджанец. Родился в 1930 г. в Кировобаде (Гянджа) Азербайджанской ССР. Происходит из старинного богословского рода, его дед Хаджи Шейх аль-Керам похоронен в Медине (Саудовская Аравия).

В 1953 г. закончил 2 факультета Бакинского университета – восточный (первый выпуск арабо-персидского отделения) и журналистику. Рабочие языки – арабский, персидский, турецкий, русский, английский. В период с 1953 по 1962 гг. работал в редакции и служил военным переводчиком. Один из немногих в СССР стажировался в университете ал-Азхар в Каире, куда был отправлен для работы над кандидатской диссертацией по теме «Суфизм в исламе и отношение к нему аль-Газали»; защитился в 1964 г. в Институте востоковедения. Монография вышла в виде книги «Аль-Газали в суфизме» в Баку в 1969 г.

С 1967 г. работает в Академии общественных наук при ЦК КПСС (ныне Российская академия госслужбы (РАГС) при Президенте РФ) и проживает в Москве. В 1979 г. защитил докторскую диссертацию по теме «Шариат и его социальная сущность». Книга под тем же названием была издана в 1978 г. московским издательством «Восточная литература». Как писал В. Садур, «это был единственный труд, изданный в советское время, где об исламе было написано адекватно и объективно», что и обусловило невероятный успех книги.

Свыше 20 лет преподаёт в МГУ на кафедре религиоведения философского факультета, где подготовил и читает спецкурс «Ислам в контексте мировой культуры». В настоящее время – профессор кафедры религиоведения РАГС. По оценке В. Садура, на начало 1990-х гг. Керимов являлся единственным в Москве соблюдающим шариат мусульманином, обладающим учёной степенью. В.Садур дал такое определение: «Керимов понимает шариат лучше, чем другие востоковеды, потому что не сводит его компетенцию к обычному европейскому праву».

Керимов опубликовал свыше 300 статей и научных трудов на русском, турецком, персидском, арабском, азербайджанском, английском, болгарском яз., в том числе в Великобритании, Франции, Турции, Иране, Тунисе и др. Из книг особо следует отметить: «Шариат и его социальная сущность» (М., 1978 г.), «Аль-Газали в суфизме» (Баку, 1969 г.), «Учение ислама о государстве и политике», «Влияние ислама на Ближнем и Среднем Востоке», «Ислам – закон жизни» (М., 1999 г.), «Шариат – закон жизни мусульман. Ответы Шариата на проблемы современности» (СПб., 2007 г.).

Керимов неоднократно выступал на различных научных конференциях и симпозиумах, как в Российской Федерации, так и за её пределами. Сотрудничает с международными научными организациями во Франции, Голландии, Турции, Иране, Тунисе, Сирии и других странах. Руководитель Университета Исламской культуры при мечети «Ярдям» со дня его образования и строительства мечети. Регулярно проводит лекции по различной тематике в Университете и в самой мечети. В настоящее время материалы лекций Керимова готовятся к изданию отдельной книгой.

Дмитрий Макаров.

«Инам» -

мечеть для мусульман-шиитов, является частью Духовно-просветительского комплекса в московском районене Отрадное (Северо-Восточный административный округ, адрес: улица Хачатуряна, дом 8), в который также входят суннитская мечеть «Ярдям», православная церковь и синагога.

Название мечети в переводе с азербайджанского языка означает «вера». Отрыта в 1999 г. Построена по проекту и под руководством президента Благотворительного фонда развития татарского духовного наследия «Хиляль» Р.Ж.Баязитова по инициативе первого президента Азербайджана Аяза Ниязи оглы Муталибова.

Вместимость мечети – 1500 чел. При мечетимечеть «Инам» в Отрадном действует религиозная община «Инам», проводятся ежедневные и пятничные молитвы, обряды покаяния.

Ахундом мечети является шейх Балоглан Ашрафоглы Салманлы (Салманов) – председатель религиозной общины «Инам».

Также в Словаре представлены статьи:

- Векилов Мустафа бек Надир оглы (1892 ?, с. Верхний Салаглы Елизаветпольской губ. -1965)

- Джафаров Мамед Юсиф Гаджибаба оглы (1885-1938)

- Зиатханов Исмаил Хан Абульфат оглы (1867, Елизаветпольская губ.- 28.04.1920)

- Зиатханов Адиль Абульфат оглы (1877-?)

- Карабеков Карабек (Кара-бей) Исмаил оглы (Измайлович) (1874, с. Зегам Елизаветпольской губ. – 1953)

- Хасмамедов Халил бек Гаджибаба оглы (1875, Елизаветпольская губ. – 1947)

- Хойский Фатали Хан Искендер оглы (1875-19.06.1920)

Полную информацию, собранную на сегодняшний день учёными, смотрите в энциклопедическом словаре «Ислам в Москве». Также там Вы найдёте много данных о других национальных общинах мусульман столицы России, об её истории и сегодняшнем дне.

Словарь можно заказать в нашем Интернет-магазине:

На фото:

Флаги России и Азербайджана

Памятник Низами в Москве у посольства

Шамси Асадуллаев

Дом Асадуллаева в Татарском переулке

Гасым Керимов

мечеть «Инам» в Отрадном

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/mosaique/culture/3928/">ISLAMRF.RU: Москва златоглавая: азербайджанский след</a>