RSS | PDA | Архив   Среда 12 Август 2020 | 1433 х.
 

Потомки шейха Бахтияра хорошо помнят предания старины глубокой

11.04.2008 10:20

Легенды и быль мусульман Тобольского Заболотья

Мечеть в Ачирах
Мечеть в Ачирах

На болотной трассе

— Въезжаем в Заболотье, — говорит Рахимчан-хаджи Бухардинов, когда в километрах тридцати от Тобольска резко меняется ландшафт. Высоченные метров по пятнадцать сосны уступают место карликовым, и кажется, что попали в ямальскую тундру, до которой вообще-то еще не менее полутора тысяч км на север.

Меняется и дорога. «Уазик» начинает вилять из стороны в сторону, машину подкидывает на буграх, образовавшихся после недавнего потепления, стрелка спидометра уходит влево и вниз. Теперь бы не попалась встречная машина. Двум авто на зимнике не разъехаться. Придется долбить лопатами мерзлый снег, расширять участок дороги, если попадется встречный транспорт.

Делегации Тюменского казыята ДУМАЧР, отправившейся в Тобольское Заболотье в последние мартовские дни, несказанно повезло. За всю дорогу, и туда и обратно, ни одной машины навстречу. А ехать только в один конец, причем на малой скорости, больше ста километров.

Другая опасность – ветер, свободно гуляющий средь карликовых сосен. Но и с погодой повезло. Выходить и расчищать наметенный снег на болотный тракт также не пришлось. Глава казыята Фатых-хазрата Гарифулин только и успевает благодарить Всевышнего за ясную и холодную, как по заказу, погоду.

Дальняя дорога не кажется томительной под рассказы Рахимчана-хаджи, старшего имама по ДУМАЧР по Тобольскому району. Он рассказывает предания о временах, когда предки «заболотных» татар бежали в раскиданные средь болот острова, преследуемые миссионерами Новокрещенской комиссии.

О шейхе Бахтияре и его друге Чапатае, реальных исторических лицах, противостоявших крещению. Эти истории Рахимчан-хаджи слышал еще в детстве, и к ним мы еще вернемся ниже.

В Заболотье до недавнего времени было девять татарских деревень – Лайтамак, Вармахли, Топкины, Иземеть, Ишменево, Ачиры, Топкинбаш, Янгутум, Чимкуль. Осталось восемь. Первым канул в небытие аул Чимкуль. Сейчас на его месте лишь покосившиеся старые строения, но и их скоро не станет, разберут на дрова. Деревни разделены между двумя сельскими администрациями, Лайтамакской и Ачирской. Все населенные пункты питаются от дизельных двигателей, постоянного электричества здесь нет. Свет дают с наступлением темноты, выключает в полночь. В двенадцать ночи народ зажигает керосиновые лампы. Зимой питьевую воду жители болотных островков добывают, растапливая лед.

Самое отдаленное село Заболотья, Ачиры, находится на границе с Ханты-Мансийским автономным округом. В мечеть этого села и направилась первым делом делегация казыята, прибыв к вечернему намазу-акшам.

Братья Айдуллины

Имамы-братья Раис и Идрис Айдуллины
Имамы-братья Раис и Идрис Айдуллины

Имам Ачирской мечети, пенсионер Раис Исхакович Айдуллин производит впечатление начитанного человека. Он в курсе всех мировых событий вокруг ислама, хотя телевизор здесь смотрят всего три-четыре часа в сутки. Особенно пожилого человека волнуют разговоры вокруг введения уроков православия в школах, вероятно, сказывается генетическая память.

— Это новая попытка крещения, — убежден  имам. – В свое время наших предков спас от насильственной христианизации Бахтияр бабай, благодаря ему, наши аулы сохранились. Я помню, в детстве тут были и деревни крещеных татар. Их старики хорошо знали татарский язык, хотя имена носили православные. Они говорили, что у нас общие предки. Сейчас этих деревень нет…

Мечеть в Ачирах построили в 1992 году, полностью на пожертвования жителей села. Руководил строительством брат сегодняшнего имама, ныне покойный Идрис Исхакович Айдуллин.

— В 1990 году, еще при СССР, по инициативе брата мы начали сбор средств на строительство мечети, — вспоминает Раис-абый. – В те годы мусульманский центр был в Уфе, там нам предоставили проект здания. Первым имамом мечети стал мой брат Идрис, через которого я и получил основные знания по исламу.

В натопленном помещении Ачирской мечети очень уютно. Стенд с документацией. Магнитофон, кассеты с сурами Корана. Телевизор. Ковры на полу и часы на стене. Книги, мусульманский календарь, подшивки региональных газет «Истина» и «Муслим-Инфо», областной татарской газеты «Янарыш». Из разговора выясняется, что Раис Исхакович в свое время работал председателем местного колхоза, был и главой сельсовета.

Председатель Ачирской сельской администрации Аскар Айдуллин
Председатель Ачирской сельской администрации Аскар Айдуллин

Сегодняшний председатель Ачирской сельской администрации Аскар Ниязович тоже носит самую распространенную в селе фамилию Айдуллиных и, кажется, он знает все, что происходит во вверенной ему территории, вплоть до того, кто сегодня опоздал на уроки. На вопрос Фатых-хазрата о школе, Аскар Ниязович чеканит:

— У нас 149 учеников, в первом классе семь, в одиннадцатом – одиннадцать. На территории сельской администрации три школы, одна – средняя, две начальные – в деревнях Иземеть и Ишменево. Три ФАПа (фельдшерско-акушерских пункта), три клуба. В пришкольном интернате в Ачирах проживает тридцать восемь учеников. 

Новая школа с просторным спортзалом – гордость села. Построили ее в прошлом году по областной программе «Заболотье». В прежней ветхой школе зимой ходили в пальто. Одна из стен ее снаружи была подперта бревнами, иначе бы здание упало.

Ачиры со всех сторон окружены водой. В советское время здесь был колхоз-миллионер «Красный промысловик». Жители села с ностальгией вспоминают те времена, когда они ловили по полтора тысячи тонн рыбы в год, имели собственный колхозный цех по переработке и получали высокую зарплату вместе с переходящим красным знаменем. Все рухнуло в период перестройки. Сегодня народ живет за счет личного подсобного хозяйства, рыбалке, охоте и сборе болотной клюквы. Открыть свое дело, если оно связано с потреблением электричества, практически невозможно, поскольку моторчик не выдерживает нагрузки, и работает ограниченное время. Десятки семей покинули село, переселились в Тобольск. Аскар Ниязович возлагает большую надежду на второй этап областной программы «Заболотье», говорит, что первый этап был в основном ориентирован на образование и здравоохранение, следующий предполагает телефонизацию, строительство в Ачирах современного Дома культуры.

Шейх Бахтияр и Чапатай

Многие жители Заболотья называют себя потомками шейха Бахтияра либо его родственниками. О Бахтияре бин Абдулле, главе «заболотных» татар в тяжелые годы Новокрещенской комиссии, ходят легенды. По одной из них, жители аулов сказали миссионерам, что только в том случае, если крестится шейх Бахтияр, все остальные примут крещение. Шейх прошел пытки огнем. В течение года мучили его разными изощренными методами, о которых мы не будем распространяться вследствие отсутствия, как говорится, доказательной базы. Что из легенд и преданий на самом деле имело место, сегодня уже точно не установить, но факты насильственного крещения в Сибири зафиксированы в архивах. В частности газета «Омская правда» от 30 июля 1937 года со ссылкой на архивы сообщает, что тобольский митрополит Сильвестр, «принуждая татар принимать христианство, сажал их в жарко растопленные печи. В архиерейском доме под уборной внизу был устроен каземат для нежелающих принять крещение. Туда прямо на головы арестованных опускали все нечистоты».

Глава Тюменского казыята ДУМАЧР Фатых Гарифуллин среди сосен Заболотья

Глава Тюменского казыята ДУМАЧР Фатых Гарифуллин среди сосен Заболотья

По легенде, в то время, когда шейх Бахтияр проходил тяжелые испытания, его друг и помощник Чапатай отправился к царю искать правду. Назад он шел окрыленный, нес с собой царский указ о запрете насильственного крещения, однако когда был уже на полпути, любопытство одолело Чапатая, вскрыл он конверт и прочитал в указе, чтобы миссионеры усилили крещение в Сибири. Повернул тогда Чапатай обратно в Петербург. Повторный визит был успешным.

История эта, конечно, маловероятная, но факты жалоб сибирских татар на насильственное крещение зафиксированы документально, как, впрочем, и жалобы тобольского митрополита Сильвестра Гловацкого на татар, противостоявших миссионерам. Дыма без огня не бывает. Чапатай вполне мог быть в составе делегации тарского бухарца Алима Шихова, отправившегося в 1751 году с челобитной к императрице Елизавете.

Сенат на жалобы отреагировал обращением в Синод, дабы "как сами преосвещенные архиереи, так и протчия духовные лица никого, как из магометан, так и из протчих неверных народов, в православную христианскую Греко-российскую веру, без письменных их саможелательных о том прощений и без подлежащего, прежде нежели крещены будут, довольного к православию наставления, принимать и святым крещением просвещать отнюдь не отважились" (Полное собрание постановлений и распоряжений по ведомству православного исповедания Российской империи Сер. 2, т.2. С. 71-73. Спб., 1910-1915.)

А по жалобе митрополита Тобольского Сенат и Синод создали комиссию, которая расследовала случаи "от тобольских, тарских и тюменских татар на Христа-спасителя нашего нестерпимых хулений и на православную христианскую веру поруганиях и других предерзостях" (Полное собрание постановлений и распоряжений по ведомству православного исповедания Российской империи Сер. 2, т.4, с. 76-78. Спб., 1910-1915).

— Сына шейха Бахтияра звали Аллаяр, он тоже был известным в Сибири шейхом, — говорит Раис-абый Айдуллин.

Прямой потомок шейха Бахтияра, ныне здравствующий пенсионер, тоболяк Арслангирей Арангулов, открывал в 1980 году в Тобольске мусульманский молитвенный дом, первый в Тюменской области. Добивался он этого в течение пяти лет, пережил с семьей огромное давление со стороны КГБ и партийных органов. Супругу шейха Арслангирея, Закину Сайфулловну, задержали и поместили в ИВС (изолятор временного содержания), когда ее муж отправился в Москву, к генсеку Леониду Брежневу. В столице потомок шейха Бахтияра дошел до председателя Совета министров РСФСР Соломенцева, который при нем позвонил в Тобольск и велел оставить в покое семью Арангуловых, встречался с председателем совета министров СССР Косыгиным. Добро на открытие молитвенного дома было получено после второй поездки в Москву.

После акшам-намаза Фатых-хазрат берет микрофон и читает суры Корана. Голос его, усиленный динамиками, далеко разносится по деревне. В своем дуа (обращении к Всевышнему), хазрат просит одарить садами Рая шейха Бахтияра, Чапатая и их потомков, желает духовного возрождения селу Ачиры. Хазрат долго говорит дуа. Сначала на татарском языке. «Чтобы здесь не было ни одного человека, который бы мог употребить алкогольный напиток, — продолжает он на русском. – Чтобы были здоровые женихи и здоровые невесты, и они рожали много детей, чтобы все жители Ачиры были преданными мусульманами…» Через полчаса «уазик» выдвигается в обратном направлении, в село Ишменево, до которой тридцать восемь километров и около часа езды по зимнику. Летом – четыре часа на моторной лодке.

 

Ибрагим БЕКДАИР

 

Фото автора и из архивов Ачирской мечети и Тюменского казыята.

 

На фото:

Мечеть в Ачирах

Имамы-братья Раис и Идрис Айдуллины

Председатель Ачирской сельской администрации Аскар Айдуллин

Глава Тюменского казыята ДУМАЧР Фатых Гарифуллин среди сосен Заболотья

 

Ссылки по теме:

08-04-08 В Белой мечети Томска начнут преподавать татарский язык

19-03-08 В Тобольском Заболотье заметно активизировалось мусульманская жизнь

Муфтий Красноярского края Гаяз Фаткуллин: Если сибиряк пришел в мечеть — это уже навсегда

06-03-08 В глухой таежной сибирской деревне Иземеть открылась мечеть

04-03-08 В Лайтамаке возобновится строительство мечети

Супруги из Америки провели никах в старинной сибирской мечети

 

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/russia/events/2413/">ISLAMRF.RU: Потомки шейха Бахтияра хорошо помнят предания старины глубокой</a>