RSS | PDA | Архив   Понедельник 16 Сентябрь 2019 | 1433 х.
 

06-05-08 Конференция «Путь Востока. Общество, религия, политика»

06.05.2008 12:57

На философском факультете Санкт-Петербургского государственного университета состоялась XI конференция молодых востоковедов «Путь Востока. Общество, религия, политика». Каждое заседание было посвящено отдельному региону мира: мусульманскому Ближнему Востоку, Израилю, Юго-Восточной Азии, Индии и Китаю.

Остановимся вкратце на нескольких докладах, связанных с исламской тематикой.

Ольга Добродум из Одесского университета рассказала о проблеме политкорректности в отношении мусульман в странах Запада. Способствует ли политкорректность профилактике религиозной конфликтогенности или нет – вот основной вопрос, который волнует сейчас многих.

Мусульмане Европы и Америки по-разному интегрированы в жизнь западных обществ, отсюда заметные различия в социальном статусе последователей ислама в Старом и Новом Свете. США последовательно проводили продуманную миграционную политику привлечения в страну наиболее интеллектуально развитых, образованных мусульман, поэтому сегодня средний американский мусульманин более благополучен, чем средний американский гражданин. В это же время Европа пускала в свои страны всех желающих мигрантов из исламских стран для выполнения трудной черновой работы. Результат этой политики – сложные отношения между «местными» - европейцами и мигрантами, неодинаковый уровень жизни, социальные проблемы.

Все больший размах в мире приобретает позитивная дискриминация – дискриминация с обратным знаком. Например, в США на работу скорее примут черного или цветного, чем белого, или скорее женщину с ребенком, чем мужчину. Меньшинства все более уютно чувствуют себя в обществе большинства. Ислам был в прошлом в меньшинстве и дискриминируемым, а сейчас в связи с тем, что его роль возрастает с каждым днем, власти стараются быть к мусульманам все более уважительными. Например, в магазинах продавцы стараются не выставлять продукты, содержащие свиной жир. Производители парфюмерии стремятся исключить желатин в производстве косметики, что с технологической стороны очень не просто. В сфере пошива одежды все более проглядываются тенденции макси. Телевидение снимает с эфира потенциально оскорбительную для мусульман рекламу (для христиан, например, никто ничего не снимает). Издаются обязательные инструкции на арабском языке. В скором времени в США и Европе арабский станет вторым языком после испанского. Таким образом, понятие европейская политкорректность синонимично слову толерантность.

Одним из слушателей был задан ставший уже банальным вопрос о том, приведет ли увеличение доли мусульман в Европе к исчезновению «демократии», поскольку в случае возникновения партий, собирающих своих избирателей по религиозному принципу, грядет своего рода «религиозный» расизм?

Как отметила выступавшая, возможно, что латентная фаза этого процесса происходит. Тем более, что по прогнозу к 2050 году половина жителей Европы будут мусульманами (согласно другому прогнозу уже через 20 лет половина жителей крупных европейских городов будут мусульманами). В странах Европы нет преград к тому, чтобы мусульманин был избран в самые высшие властные органы, например, парламент или бундестаг. С другой стороны вешать ярлык на мусульман как на недемократичных людей неверно, просто потому, что само понятие демократии неоднозначно толкуется и, возможно, сколько стран столько демократий. Разве Америка может считаться демократической страной, задается вопросом докладчик. Среди признаков демократической страны миролюбивая внешняя политика. А разве у США миролюбивая внешняя политика? Ответ очевиден.

Юлия Малахова в своем докладе рассказала о некоторых аспектах трансформации идеологии ваххабизма, который на рубеже 20-21 столетия подвергся мощной критике по всему миру. В 90-е годы под вахаббитами понимали сепаратистов с Северного Кавказа, а в начале 2000-х годов так стали называть афгано-талибский альянс под руководством Бен Ладена. В России с подачи СМИ ваххабитам были приписаны самые неожиданные качества и свойства, однако далеко не все сказанное об этом движении средствами массовой информации соответствует действительности.

Изначально ваххабизм ассоциировался с течением Мухаммад Абд ал-Ваххаба в 18 веке и связанной с этим борьбой за очищение ислама от нововведений (хотя в той или иной степени, эти движения условно называемые салафитскими, существовали и прежде). Движение Абд ал-Ваххаба способствовало созданию централизованного государства на Аравийском полуострове, который в то время представлял собой крайне отсталый в социально-экономическом плане и весьма разрозненный политически регион исламского мира.

Идеология ваххабизма была воспринята всеми слоями аравийского общества. Сегодня спустя много лет это религиозно-политическое направление заметно трансформировалось, прежде всего, по экономическим причинам и служит главным образом для легимитизации саудовского королевского режима.

Современная ваххабисткая идеология претерпевает изменения, поскольку Саудовская Аравия – страна, открытая для иностранных компаний и стремящаяся развиваться экономически и социально. Если на ранней стадии ваххабизма было запрещено любое общение с неверными, то сейчас подобное просто невозможно. Таким образом, правящая династия столкнулась с делемой: с одной стороны пуританский ислам, с другой – современное общество, которое стоит перед необходимостью модернизировать некоторые положения религии.

Как реакция на модернизацию растет число недовольных позицией саудовского руководства внутри страны, радикальные течения сталкиваются с государством. Лет 20-25 назад радикальные движения создали новое направление, получившее название неоваххабизма. Власти стараются всячески оградить неоваххабитов от политической жизни в стране, отчего последние стремятся распространить свое влияние на те регионы, которые как когда-то и сам Аравийский полуостров испытывают социальные, политические и иные трудности, находятся в духовном кризисе. Одним из таких регионов стал Северный Кавказ, где произошли всем известные события.

Единственным действенным путем предотвращения распространения неоваххабизма в России является распространение образовательных религиозных программ, поскольку главными последователями этих идей становятся мало образованные молодые люди. Второй аспект оказание реальной поддержки существующим исламским институтам: структурам муфтиятов, простым имамам и т.д., для того чтобы помочь им держать ситуацию под контролем.

Как заметила докладчица, подавляющая масса мусульман далека от идей всемирного джихада и т.д. и излишнее обращение внимание на мусульман и попытки противопоставить рост последователей ислама уменьшению числа последователей христианства носит популистский характер и связан лишь с политическим моментом.

Зинькина Юлия из Киевского университета рассказала о роли конфессиональных общин во внутренних конфликтах Ливана.

Ливан – страна с одной из самых сложных форм межконфессиональных взаимоотношений, на территории которой сосуществует более 17 религиозных общин. Формирование единой идентичности через государственное образование – одна из проблем Ливана, поскольку в различных конфессиональных школах даже история страны трактуется по-разному.

Другим не менее острым вопросом является законодательство о личном статусе. Если уголовное и административное право в Ливане общее, то вопрос о заключении или расторжении брака, усыновлении, наследовании варьируются от общины к общине. Эти порядки могут различаться очень сильно: если у одного ливанца есть право иметь четыре жены, то у другого нет права даже на развод. Одной из проблем в этой связи становится невозможность заключить светский брак внутри страны. Сейчас около 20 процентов ливанцев состоят в светском браке, т.е. браке между различными конфессиями. Причем среди них есть представители высших эшелонов власти. Все эти брачные союзы заключены за границей, и только такие «зарубежные» браки признает государство. Отсюда огромное предложение турагентствами специальных маршрутов для будущих супружеских пар. Проблему обошли, но не решили, и в любой момент социального кризиса в Ливане она обострится вновь.

Иной пример, связанный со взаимоотношениями религиозных общин на мусульманском Востоке – жизнь огромной коптской общины в Египте. По оценкам самих коптов их в стране проживает до 15 процентов. Мусульманин может жениться на коптке-христианке, но мусульманке не разрешается выходить замуж за копта. Не менее строгую позицию занимает коптская православная церковь, поскольку коптка, вышедшая замуж за мусульманина, отлучается от церкви. В то же время внутри коптской общины церковь не признает развода, т.е. если супруги разведутся, повторно создать семью они уже не смогут. Законодательного решения этого вопроса пока не существует.

Копты могут развестись только в двух случаях: при супружеской измене, и если один из супругов перешел в другую веру. Из-за этого возникают проблемы морально-этического характера, поскольку, чтобы развестись один из супругов переходит в ислам, после чего церковь их моментально разводит. Таких формально перешедших людей становится все больше, и что с ними делать законодательно пока египетским властям непонятно.

Елена Филиппова из СПбГУ сделала сообщение на тему «Религиозный фактор в политических процессах государств Ближнего Востока: региональное и глобальное измерение».

Религия оказывает огромное влияние на внутри и внешне политическую деятельность государств, взаимоотношения между народами. Сегодня все религии стараются воздействовать на общественно-политическую ситуацию, а население стремится к религиозной самоидентичности.

Поддержка отдельными государствами единоверцев в других странах, например поддержка Ираном шиитов в Ираке, Бахрейне, Сирии и т.д. – признаки государств, берущих на себя функцию центров религиозной силы. Разделение сфер влияния по религиозному признаку является обратной стороной интеграции. Например, республики Центральной Азии первыми получили признание со стороны мусульманских государств. Центры религиозной силы становятся мировыми арбитрами в тех или иных конфликтах, как например Саудовская Аравия или Иран.

Саудовская Аравия берет на себя роль охранительницы исламских ценностей. Она стремится к стабильности окружающих ее стран региона

Иран также преуспел в распространении своего влияния на исламский мир. Главный тезис идеологов исламской революции в Иране – положение об «угнетателях» и «угнетенных», «не Восток, не Запад», политика неприсоединения.

Различные конфликты, например, арабо-израильский, носивший поначалу национальный оттенок, перерос в религиозное столкновение и усилил тем самым позиции сторонников идеи установления исламского миропорядка в странах Ближнего Востока.

Для ближневосточных политических движений ислам (о котором последние имеют свои собственные, порой сомнительные, представления) – орудие для достижения политических целей.

Ислам является цементирующим фактором в отношениях стран Ближнего Востока. Например, ОИК фактически можно считать исламским ООН, поскольку он несет в себе функции Организации Объединенных Наций в исламском мире, в том числе задачи коллективной безопасности. Помимо ОИК в мире активно действуют свыше 300 крупных международных исламских организаций.

Потребности экономической модернизации заставляет религию изменяться и, наоборот религия влияет на экономику, например, появляются исламские банки. Расцвет глобализации (казалось бы неминуемо сближающей мир) используется государствами для регионализации, поскольку на фоне внешней декларации об объединении набирает силу центробежная тенденция.

Тимур БАТЫРКАЕВ

Санкт-Петербург

На фото: Санкт-Петербург (www.fotki.yandex.ru).

Ссылки по теме:

Социальная роль традиционных религий в современном обществе. Итоги Международной конференции в Санкт-Петербурге

27-03-08 В Госмузее истории религий в Санкт-Петербурге открылась постоянная экспозиция, посвященная исламу

26-03-08 В Санкт-Петербурге обсудили роль национальных объединений в общественной жизни

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/russia/events/2754/">ISLAMRF.RU: 06-05-08 Конференция «Путь Востока. Общество, религия, политика»</a>