RSS | PDA | Архив   Понедельник 3 Август 2020 | 1433 х.
 

Гусман Исхаков: мусульмане готовы к переменам

21.12.2007 16:26

Наша беседа с муфтием Татарстана Гусманом-хазратом Исхаковым состоялась в день награждения его Орденом Дружбы в Нижнем Новгороде. Место встречи оказалось символичным. В столице Поволжья, где первым по мусульманскому населению является Татарстан, мы беседовали об инициативах, рожденных на Нижегородской земле.

— Гусман-хазрат, наш разговор хочется начать с фундаментального вопроса — о современной доктрине российских мусульман. Сейчас ведется масштабная работа по возрождению и укреплению ханафитских традиций, но, в то же время, все большую популярность приобретают идеи Васатыйя. Как, на Ваш взгляд, они соотносятся?

— Такая постановка вопроса поставит в неловкое положение любого верующего, поскольку указывает на сомнение в правильности и совершенности ханафитского мазхаба. Сравнивать можно только один мазхаб с другим мазхабом, но не с каким-либо течением.

Васатыйя — срединный, умеренный путь в Исламе, его сторонники рассматривают его как метод профилактики экстремизма. Но могу вас заверить, что наш ханафитский мазхаб — самый умеренный. Пророк Мухаммад, мир ему и благословение Всевышнего, в своих изречениях сказал: «Ваши самые лучшие дела — это умеренные дела». И Всевышний в Коране сказал: «Мы создали вас общиной, придерживающейся середины, чтобы вы свидетельствовали обо всем человечестве, а Посланник свидетельствовал о вас самих» (2:143). Поэтому мы никогда не хотели изменять мазхаб, и не будем этого делать. Ханафитский мазхаб исконно присущ татарам, и не только им — среди жителей средне-азиатского региона бывшего Советского Союза также очень много приверженцев этого мазхаба.

Попытки изменить мазхаб предпринимались, и чем это кончилось — мы прекрасно знаем.

— Прошедший в ноябре этого года в Москве III Всероссийский мусульманский форум в еще раз продемонстрировал готовность российского мусульманского сообщества к структурным преобразованиям. Каким Вам видится развитие социальных институтов? В частности, как Вы относитесь к идее объединения муфтиятов?

— Я не сторонник того, чтобы объединять муфтияты. В Росси их много, они объединяют под своим началом мусульман самых разных толков. Особенно отличаются от татар кавказцы: у них свой мазхаб — они в большинстве своем шафииты, — у них свой особый менталитет. В одном только Дагестане насчитывается около 30 национальностей, и в рамках местного Духовного управления они хорошо решают свои вопросы.

А что касается татар, то мы уже объединены: есть Совет муфтиев России, а если говорить о татарах строго как о нации, то у нас есть Всемирный конгресс татар.

— А если вести речь о мусульманах России в целом, не разделяя на национальности?

— Созданию единого богословского центра во многом было посвящено последнее заседание Совета муфтиев России, которое состоялось 18 ноября в Москве. На заседании председатель Духовного управления мусульман Нижегородской области Умар Идрисов выступил с предложением создать так называемый Совет улемов — консультативный орган, который объединит под своим началом как религиозных деятелей, так и светских ученых. Я лично эту инициативу поддержал, равно как и многие наши коллеги. Необходимость для подобной инициативы уже давно назрела.

А что касается построения жесткой вертикали в духовных управлениях, я считаю, что этого делать пока не надо, мы к этому еще не готовы.

— Первые разговоры о создании Совета улемов начали вестись почти год назад. На каком этапе находится реализация этого проекта в настоящее время?

— Муфтий Равиль-хазрат Гайнутдин поддержал эту инициативу и дал время на продумывание плана по реализации всем членам Совета муфтиев. В Татарстане именно этим вопросом занимается мой первый заместитель Валиулла-хазрат Якупов. На очередном заседании Совета муфтиев, которое состоится в середине феврале будущего года, и будет, кстати, приурочено к 10-летию ДУМ Татарстана, состоится обсуждение наших концепций и, видимо, мы примем некую программу и тогда уже будем работать. Важно иметь в виду, что мы должны привлекать к этой работе не только служителей культа, не только религиозных лидеров, но также и наших профессоров, академиков, которые могли бы нам дать свою экспертную оценку с точки зрения светской науки. Но во главе угла должен стоять все-таки Совет муфтиев России.

— Вы представляете один из лидирующих по численности мусульманского населения регионов. Каким образом власти республики влияют на развитие регионального мусульманского сообщества?

— На сегодняшний день в Татарстане насчитывается порядка 1 200 мечетей. И это число каждую неделю увеличивается на 1–2 прихода. И каждые 2–3 года открывается одно учебное учреждение, которое получает лицензию. При каждом приходе действуют воскресные школы, — все это прекрасно известно. Так вот, что касается строительства мечетей, то оно осуществляется не только силами мусульман, имамов, Духовного управления. В строительстве нам очень помогает Правительство Татарстана, а также акционерные общества — такие как Татнефть, ТАИФ и другие. Религия отделена от государства, да. Но она не отделена от общества, и мы не смогли бы достичь этих высот, того количества приходов, которые мы имеем сейчас, если бы Правительство Татарстана не шло нам навстречу и не протягивало бы нам руку помощи.

Строительством мечетей, конечно, эта помощь не ограничивается. Так, например, для развития Российского исламского университета в Казани почти 100 % финансирования поступает из внебюджетных источников. Также, когда нам очень трудно, когда нет зарплаты, или нужно организовать то или иное мероприятие, то мы обращаемся к премьер-министру, который никогда нам не отказывает.

— Минтимер Шаймиев скоро покинет президентский пост — в силу возраста. Какой прогноз Вы можете дать в связи с этим? Не изменится ли общий курс республики?

— Наш президент — мудрый человек, и он никогда не допустит того, чтобы после него кто-то позволил расшатать ту стабильность, которой он добился для республики, нарушить тот курс, который он вел, ту толерантность, которую он воспитал в населении за десятилетия своего правления. Он этого не допустит. Поэтому тот человек, который придет к власти после него, будет вести ту же политику, что и Минтимер Шарипович, потому что президент не только о сегодняшнем дне думает, он думает еще о будущем. Кроме того, у нашего президента в Татарстане еще есть время — еще два года работы впереди.

— В начале декабря Госдума приняла законопроект о наделении религиозных вузов правом выдавать дипломы государственного образца, фактически дав религиозным учебным заведениям зеленый свет. В этой связи хотелось бы узнать, что лично Вы считаете приоритетом в образовании сегодня: подготовку имамов со знанием светских дисциплин или же светских специалистов с углубленным знанием Ислама?

— Важно и то, и другое, но в разных регионах страны приоритеты будут все-таки разные. Например, для Татарстана я бы выбрал первое. Дело в том, что все наши многочисленные приходы нужно заполнять имамами. Когда я начинал работу в 1998 году, только 7–8 % мечетей были обеспечены кадрами — всего-навсего! Прошло почти 10 лет, но эта цифра увеличилась всего в два раза и составляет сегодня только 15–20 %. Вы представляете, сколько еще нужно работать, чтобы приблизиться к отметке в 100 % по заполняемости мечетей в городах, поселках, деревнях — и особенно в деревнях — грамотными, эрудированными молодыми имамами, которые могли бы работать с народом — и с молодежью, и со стариками, и с мусульманами, и с людьми других вероисповеданий?..

А что касается других регионов, например, Нижегородской области, где приходов около 60–70, я думаю, там ситуация другая. И там нужны молодые имамы, но внедрять в высшие светские учебные заведения богословие и теологию там, может быть, важнее. Такой компонент в образовании — это тоже шаг к тому, чтобы человек задумался о своей религии, о своей нации, принял ту или иную сторону. Человек неграмотный, необразованный опасен. И особенно опасен человек, который не знает свою религию, но сам богобоязнен — именно такое сочетание приводит к фанатизму, что в свою очередь приводит к экстремизму и радикализму. Поэтому надо воспитывать в человеке любой национальности, любого вероисповедания уважение, в первую очередь к своей религии, а потом уже уважение к другой.

— Существует ли какая-нибудь статистика по выпускникам РИУ,  какой процент из них остается в регионе?

— Я был ректором РИУ почти 8 лет — до 2006 года, и могу сказать, что почти 80 % выпускников тех лет и сегодня работают на местах. Остальные тоже не сбились с пути: они просто не смогли себя найти на этом поприще. Но они работают в той же сфере: кто-то переводчиком, кто-то дальше продолжает учиться. Те люди, которые дошли до последнего курса, они как железо, которое сначала нагревают, а только потом куют — так вот, они уже готовые к ковке: они не боятся трудностей. А те, кто побоялся трудностей, они еще на 1–2 курсах отсеялись.

— Не далее как месяц назад вышла в свет книга воспоминаний председателя Духовного управления мусульман Нижегородской области Умара Идрисова, в которой он описывает годы обучения в бухарском медресе. Там учились многие из нынешних глав духовных управлений мусульман, и в их числе там упоминается и Ваше имя…

— Да, я с удовольствием прочитал эту книгу, вспомнил Бухару. Дело в том, что Умар-хазрат приехал туда через 2–3 года после меня. И я с такой теплотой и нежностью, с таким трепетом читал — как будто заново переживал отдельные моменты. Мы с ним даже жили в одном и том же дворе. Воспоминания об этих временах очень дороги нам, и каждый раз, когда мы встречаемся с Умаром-хазратом, мы вспоминаем Бухару, наших преподавателей, наши проделки… Действительно, золотые были времена, и очень хорошая школа.

 Беседовала Наиля Тарджеманова

Материал опубликован в газете "Медина аль-Ислам" № 47 (14 - 21 декабря 2007)

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/russia/rusinterview/1094/">ISLAMRF.RU: Гусман Исхаков: мусульмане готовы к переменам</a>