RSS | PDA | Архив   Понедельник 3 Август 2020 | 1433 х.
 

Историк Александр Яковлев об основателе Саудовской Аравии — Абд аль-Азизе аль-Сауде

14.01.2008 18:05

Доктор исторических наук Александр Яковлев, сотрудник Института востоковедения РАН, занимается исследованием социально-экономического развития стран Аравии. Среди его работ – книги «Саудовская Аравия и Запад», «Персидский залив в планах и политике Запада», «Фейсал-король-реформатор». В конце 2007 года вышла новая работа Александра Яковлева «Король Абд аль-Азиз – создатель Саудовской Аравии».

герб Саудовской Аравии— Александр Иванович, Ваша предыдущая книга о короле Фейсале вышла в 1999-м году. Спустя 8 лет – книга об Абд аль-Азизе аль-Сауде. Чем вызван такой длительный перерыв между изданиями?

— Прежде всего, в новой книге, когда я ее задумывал, не хотелось повторять уже известное. Почему я сначала написал о короле Фейсале, сыне Абд аль-Азиза? Потому что он был больше на виду, он был, по сути, нашим современником. Его дела еще живы. В то время как дела его отца, жизнь его отца отошли в прошлое, подернулись пеленой забвения.  Нужно было разобраться и понять, каково реальное место Абд аль-Азиза в истории Королевства. Можно ли свести его роль только к основанию Королевства: пришел, основал и все? На самом деле – нет. Чтобы это уяснить, понадобилось посмотреть книги английских авторов, материалы о самом короле.

    Несколько лет назад Министерство информации КСА издало однотомник документов о короле Абд аль-Азизе. Там приведены многие фотографии, телеграммы и письма, адресованные королю и документы самого Короля. Важно было уяснить, как этот новый объем информации, предоставленной саудовской стороной, вписывается в уже имеющиеся схемы. Отчасти этим объясняется то, что книга вышла только в 2007-м году.

— На страницах книги Вы не раз подчеркиваете, что превращение молодого эмира в крупнейшего  государственного деятеля Арабского Востока является необъяснимым чудом. И все-таки я бы  попросила Вас попробовать объяснить это чудо?

— Вы точно обозначили проблему. Есть нечто, что рационально объяснить невозможно, а есть то, что объяснить можно. Начну со второго. Превращение молодого эмира в вождя различных аравийских племен, а затем  в объединителя территорий вокруг ар-Рияда, вокруг династии саудитов и создателя государства, было вызвано несколькими обстоятельствами. Это, прежде всего, недовольство населения Аравии турецким господством. Недовольство по причинам  и духовным, и экономическим. Османская империя переживала кризис и в начале 20-го века был пик этого кризиса, который привел к ее распаду. Вторая причина объективная: различные племена Аравии, различные поселения, существовавшие там, подошли к моменту,  когда основы старого строя, по которым они жили, стали изживать себя. Необходимо было переходить к новому строю жизни. В данном случае объективная необходимость в Аравии по объединению различных земель, по централизации власти, созданию единого государства помогла бы выжить в тяжелых природных условиях жителям песчаной Аравии. Эти объективные обстоятельства помогли и в деятельности короля Абд аль-Азиза.

    Но есть и элемент нерационального, субъективного. Я задавался  вопросом: а мог бы быть кто-то другой, кто выполнил бы эту миссию - возглавил движение по объединению Аравии? На самом деле из документов явствует, что другие возможные лидеры  Аравии были либо мало предусмотрительны, либо мало инициативны, либо не слишком честолюбивы, либо склонны устраивать государства по средневековым принципам. Именно Абд аль-Азиз, не обладая формально образованием, обладал той дальновидностью и тем  пониманием нового и готовностью это новое реализовать, что и позволило повести Аравию по новому пути, вырвать ее из русла застойного развития, в которое она могла бы впасть, если на месте Абд аль-Азиза оказался другой деятель. Как простой человек становится гением, великим деятелем и входит в историю?

    Надо согласиться с тем, что есть вещи, которые мы никогда не поймем и не сможем объяснить. Надо понимать их как данность. Сейчас уже очевидно:  Абд аль-Азиз стал не просто национальным лидером, но лидером общемирового уровня. Он стал в один ряд с теми деятелями Востока, которые совершили превращение своего государства и общества из общества традиционного в современное. В 19-м веке таким деятелем был Мухаммад Али в Египте, в 20-м веке - Кемаль Ататюрк в Турции. Значимость дела  Абд аль-Азиза, чем дальше, тем больше высвечивается. Это не сводится только к объединению земель. Он задал магистральное  русло, по которому его сыновья-наследники повели Саудовское Королевство.

— Вы обозначили жанр книги как историческая повесть, значит в ней есть вымысел.  Написана книга только на основе исторических источников или в ней все-таки присутствует элемент художественного вымысла?

— Конечно, будучи историком, надо опираться на факты. Все основные факты я брал из воспоминаний сподвижников Абд аль-Азиза,  которые делились рассказами, как это все происходило.. Но элемент вымысла… Хотелось представить, как реально развивались события. Телевидения тогда не было, кинохроники никто не снимал. Хотелось домыслить в пределах реального. Если знаешь основную канву событий, основных действующих лиц, то можно представить психологию людей, которые действовали тогда. Что еще облегчало мне описание событий? Это то, что будучи в ар-Рияде я подошел к этой крепости, обошел ее вокруг, постоял у ворот, потрогал эти доски, ощутил руками камни, увидел воочию высоту стен… И картина ожила на глазах. Я начинал ведь заниматься Саудовской Аравией как астроном, издалека рассматривая как бы в телескоп это государство. В дальнейшем, когда посетил страну и познакомился с саудовцами,  реальные события далеких лет предстали передо мной. Поездка в Ар Рияд, которая была вызвана тем, что вышла моя книга о короле Фейсале, помогла написать книгу об Абд аль-Азизе.

— Немало страниц Вашей книги посвящено тому, как на территории Саудовской Аравии была открыта нефть. Какова роль нефтяного фактора в становлении Королевства? Только ли за счет нефти КСА выдвинулась в мировые лидеры или при помощи нее?

— Спасибо за вопрос. Конечно, нефть сыграла свою роль, но объяснять все нефтяным фактором было бы упрощением. И не только потому, что правление и жизнь короля Абд аль-Азиза заканчивается в 1953-м году, а это только начало нефтяной эры. Что же,  помимо нефти, помогло? Хочу обратить внимание, что я с большим  уважением отношусь к своему герою, но не стремлюсь его идеализировать, стараюсь показать реально, как он жил и чувствовал. Почему я его считаю великим человеком? Родившись в 19-м веке, не имея формального образования,  не зная образа жизни европейских стран, тем не менее, он понял, что нужно перевести развитие страны на новый уровень, провести модернизацию.

    Я рассказываю подробно о первых его попытках реформ, как он договаривался с религиозными деятелями об их санкционировании нововведений, о том, как он проводил внедрение новой техники, СМИ, создавал систему образования, медицинского обслуживания. То, что он пошел на привлечение иностранных нефтяных компаний в страну, это уже готовность его к новизне.  Сейчас это кажется естественным. Но нужно представить себе логику человека старого склада ума, который должен был проявить большую дальновидность и глубину мышления, смелость, чтобы понять необходимость введения нового в обыденную жизнь Саудовской Аравии. В этом, на мой взгляд, величие короля Абд аль-Азиза. Без начала его модернизации  нефтяной фактор не смог бы сработать в той мере, в какой он реально в Саудовской Аравии сработал.

    К сожалению, даже в исторических работах роль Абд аль-Азиза остается в тени, потому что расцвет нефтяного фактора происходил в годы правления его сыновей – Сауда, Халеда, Фейсала и Фахда. А между тем они стояли на его плечах, он подготовил почву, чтобы нефтяной фактор проявил себя, он сделал первые шаги, а они – всегда самые трудные. Поэтому да, нефтяной сыграл большую роль, но не только нефтяной фактор, а то движение по осовремениванию Саудовского Королевства, которое и начал Абд аль-Азиз.

— Еще задолго до решения ООН о создании двух государств – Палестины и Израиля – король Абд аль-Азиз  начал оказывать поддержку палестинскому народу. Эта линия, начатая им, также продолжается его сыновьями…

— Это очень важный вопрос, потому что мы смотрим на эту проблему с позиций сегодняшнего дня. А нужно представить себе ситуацию в Аравии, на Ближнем Востоке в первые десятилетия 20-го века, когда там, в общем, на пустом месте стали появляться национальные государства. Важно для будущего арабского мира было то, что один из его деятелей король Абд аль-Азиз вел такую политику, которая защищала как национальные, так и общеарабские интересы. Вы верно сказали, что он заложил традицию саудовской внешней политики и политики в арабском мире, которая, не поступаясь национальными интересами, активно защищает и отстаивает общеарабские интересы. Стоит напомнить, что король отказался от искушения захватить лидерство в арабском мире. Он был в высшей степени реалистом, он чувствовал необходимость того, чтобы возникали государства в определенных границах. Но в то же время в 1945 году, когда создавалась ЛАГ, он совершил визит в Египет и поддержал не только политику Египта, но и саму организацию как коллективный орган развития арабского мира.

— Полвека правления короля Абд аль-Азиза – время двух мировых войн, революций, создания двух крупнейших организаций – ООН и ЛАГ. Но это и время начала отношений Саудовской Аравии с Россией. Они развивались неровно, были и взлеты, и полный разрыв. Какова роль Абд аль-Азиза в их установлении и развитии?

— Конечно, ситуация в мире кардинальным образом изменилась в годы между первой и второй мировыми войнами. Сложность состояла и в том, что саудовское государство только создавалось, укреплялось и вынуждено было еще приспосабливаться  к меняющимся условиям в мире. Революция в России, в Китае, обретение Индией независимости, взлет национально-освободительного движения на Востоке. Умаление роли Великобритании, господствовавшей до этого на Ближнем Востоке. Усиление роли США. Грандиозные перемены происходили, и король Абд аль-Азиз должен был учитывать это и находить место для своего государства в очень сложной и менявшейся системе международных отношений. В этом ему помогали его сыновья – Сауд в межарабских делах и Фейсал в отношениях с Западом. Что касается советско-саудовских отношений… По сути, это отдельная тема, отдельный сюжет, который заслуживает внимания.

    Тема российско-саудовских и советско-саудовских отношений привлекает внимание и саудовских исследователей. Известный саудовский историк Маджид ат-Турки защитил докторскую диссертацию в ИСАА при МГУ по этой проблеме.  Тема эта изучена сейчас. Интерес к ней вызван тем, что отношения развивались, как вы правильно заметили, не просто. Интерес в 20-е годы был с обеих сторон. Москва была заинтересована в том, чтобы налаживать отношения со своими потенциальными союзниками в странах Востока.

    Абд аль-Азиз был заинтересован в том, чтобы найти опору для своей политики в мире. Советская Россия оставалась великой державой, имеющей большие интересы на Ближнем Востоке. Король сравнивал политику великих держав – Великобритании, США, России. Оказывалось, что советская Россия готова устанавливать с молодым саудовским государством более равноправные отношения, готова вести с ним торговлю и развивать экономические связи на более выгодных условиях, чем другие страны. Отсюда бурный и весьма эффективный этап развития отношений в 20-х-начале 30-х годов. Растет объем торговли, российские мусульмане присутствуют на конгрессах мусульман в Мекке, представитель российского духовенства был даже вице-президентом конгресса. То есть важность  этих отношений осознавалась как Москвой, так и ар-Риядом.

    В данном случае следует вспомнить российского посла Хакимова, а также отметить роль короля, который решительно поддержал такой характер отношений между двумя весьма различными странами. А вот дальше начинается сложный период – вторая половина 30-х годов. С одной стороны, Великобритания, обеспокоенная тем, что большевики активизировались в ее бывшей вотчине, попыталась выдавить советскую Россию из региона, прежде всего, создав затруднения для торговли. Она действовала различными методами, чтобы осложнить деятельность наших дипломатов. Другая причина осложнений исходила из Москвы. Режим в России был атеистическим и достаточно ограниченным в своих интересах в отношении ближневосточной проблематики.

    Трудно винить большевиков в том, что они не оценили долгосрочную перспективу отношений с КСА. Нужно понять позицию тогдашних руководителей СССР: они стремились к ускорению индустриализации, к созданию мощной армии, когда одна угроза исходила с Дальнего Востока – из Японии, другая с Запада – из Германии. Тогда по объективным причинам Ближний Восток оставался не первостепенной зоной внимания руководства в Москве. Поэтому, когда в ходе репрессий из КСА были отозваны многие члены российской дипломатической миссии и репрессированы, к возобновлению этой миссии большого внимания не проявили. Хотя в ар-Рияде были готовы к развитию отношений в долгосрочном плане. Может быть, я чрезмерно виню Москву в том, что отношения были приостановлены, но фактом остается то, что в 1939-м году последние наши сотрудники были отозваны, и отношения были приостановлены буквально до 1991 года. Таким образом, та традиция, которая была заложена королем Абд аль-Азизом, - традиция разнообразия внешнеэкономических ориентиров в политике КСА – эта традиция была прервана.

— 50 лет правления короля Абд аль-Азиза…Он сумел, как Вы сказали, приспособить общество с новым реалиям. Но созданное им государство сегодня требует модернизации?

— Вопрос сложный. Если коротко отвечать, то ответ очевиден. Любое государство нуждается в развитии, в реформах. Но не стоит абсолютизировать одну форму правления. Монархическое правление меняется. Я думаю, что сейчас, когда изменилась ситуация в нашей стране, когда мы меньше скованы идеологическими догмами, то можем откровенно признать, что для того или иного общества могут подходить совершенно различные и формы государственного устройства, и тип развития. В том числе и для Саудовской Аравии. Если она стояла ранее в одном ряду монархических государств – Марокко, Иордания и другие монархии, то совершенно очевидно, что по мере их развития усложняется и становится более разнообразным форма государственной жизни. Специфические формы сейчас обретает и государственное устройство саудовского королевства. Перспективы развития монархии определяются тем потенциалом, который наработан в обществе. Потенциал большой и в плане экономическом, и социальном, и политическом.

    Я думаю, что и здесь можно вспомнить добрым словом короля Абд аль-Азиза. Удивительным образом этот человек традиционного склада ума был достаточно гибок. Эта гибкость, готовность реагировать на вызовы времени проявляется и сейчас. Видимо, его сыновья, находящиеся у власти сейчас, не могут не учитывать опыт короля Абд аль-Азиза. Напомню, что до того, как он объединил страну, до 1932 года, она делилась на три части – восточная провинция,  Неджд и западная провинция. Только постепенно, по мере того, как сближались провинции в административном плане, становился равным уровень их жизни, только тогда в 1932-м году король объединил их.

    Его подход, вдумчивый, учитывающий реалии современной жизни, я думаю, проявляется и в делах короля Фахда и Абделлы. Они проводят преобразования, в Королевстве действует консультативный совет, усложняется деятельность органов в провинциях, активизируются СМИ. Все это не дает никаких оснований считать, что жизнь в КСА застыла на месте. Нет, Королевство развивается, несмотря на сложности. Это во многом заслуга основателя государства.

— Вы написали книги о двух саудовских монархах. Может быть, стоит подумать о серии?

— Я вполне осознаю свои ограниченные возможности. К тому же я думаю дело саудовских историков, квалифицированных специалистов, которые изучают историю, написать о великих деятелях своего государства. Свою задачу я вижу в другом. В том, чтобы донести до российского читателя, подчас не осведомленного или отрывочно осведомленного о жизни этой арабской страны, этапах ее развития, объективную информацию о Королевстве. Если будет читательский интерес к этой книге о создателе Саудовской Аравии, то можно подумать о серии книг о саудовских королях – сыновьях Абд аль-Азиза. Их дела заслуживают того, чтобы быть запечатленными на страницах книг. Предпочтение кому-то из них отдать трудно. У меня была возможность встретиться и говорить с одним из сыновей короля Фейсала – эмиром Халедом, губернатором провинции Асир. В Москве я встречался с эмиром ат-Турки. Невольно такое общение сосредотачивает внимание на одной фигуре. Не буду давать гарантии – мне интересно рассказывать читателю о Саудовской Аравии не сухим языком монографий, а путем жизнеописания выдающихся деятелей. Так что, может быть, будут написаны  и следующие книги.

Беседовала Л.Жуковская

14.01.2008

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/russia/rusinterview/1174/">ISLAMRF.RU: Историк Александр Яковлев об основателе Саудовской Аравии — Абд аль-Азизе аль-Сауде</a>