RSS | PDA | Архив   Суббота 25 Ноябрь 2017 | 1433 х.
 

Дамир Мухетдинов: Ислам всегда был современен!

24.08.2012 18:09

Первый заместитель председателя ДУМЕР, член Общественной палаты РФ Дамир Мухетдинов в эфире телепрограммы "Без галстука", телеканал "ВОЛГА" (г.Нижний Новгород).

- Здравствуйте, в студии Роман Скудняков! В эфире программа "Без галстука".

Этот человек глубоко религиозен и соблюдает обычаи предков, при этом он не пропускает ни одной технической новинки. У нас в гостях первый заместитель председателя Духовного управления мусульман Европейской части России Дамир Мухетдинов.

Дамир Ваисович, здравствуйте! Как в Вас такие противоположности уживаются: технические новинки, а с другой стороны - уважение к корням?

- Ислам всегда был современен. Некоторые люди пытаются модернизировать его, считая, что это наследие прошлых веков, прошлых столетий. На самом деле, Ислам – религия для современных людей, религия, в которой каждый может найти для себя то, что ищет. Поэтому сочетание модерна, чего-то современного, поиски самого себя, поиски Бога, окружающего мира - всё это заложено в Коране.

Ведь Коран апеллирует к разуму человека, в нём говорится: "Может, вы поразмышляете, может, вы посмотрите, может, вы подумаете?". И вот это осмысление требует какой-то новизны, чтобы человек двигался вперёд, а не стоял на месте. Поэтому исламское учение, шариат, удобно применять к любому времени.

Возьмём пример поста. Понятно, что сколько-то лет назад мусульмане не проживали, как мы на Волге, на северных территориях, но постепенно их осваивали. И как быть мусульманам там, где солнце не заходит? Учёные должны были дать ответ на этот вопрос.

 

- Какой же был ответ?

- Ориентироваться надо на ближайший регион, где солнце заходит или же на Мекку. То есть, очень много моментов гибкого реагирования на меняющиеся обстоятельства времени, климата, общества, науки… А если бы религия была закостенелой, если она не была бы современной, не давала ответы на современные вопросы, то мы, наверно бы, не знали многих ответов на современные вопросы.

 

- Я понимаю, что Вы не просто так вспомнили про заход солнца: ведь сейчас идёт пост у мусульман – ураза по-тюркски. Я думаю, что наши самые внимательные телезрители обратили внимание, что у Вас нет стакана с водой (как обычно бывает в телестудии перед говорящим). Почему?

- В этом году российские мусульмане проходят, наверное, самый тяжёлый пост за последние 30 лет, так как мусульманский год короче на 11 дней, а он постоянно передвигается. И в этом году мы начали в июле, продолжаем в августе, когда самые продолжительные световые дни. Почти 20 часов мусульмане должны держать пост. Хорошо, если у кого-то каникулы, отпуск, не нужно ходить на работу, крутить "баранку". Но тем, кто работает, это, действительно, серьёзное испытание – потому что мусульмане в дни уразы, поста не едят, не пьют даже глотка воды. Ни чая, ни кофе, не вкушают какие-то приятные ароматы, во всём стараются себя ограничить во время поста.

 

- Наверное, многие считают, что этот пост не такой уж и сложный, ведь как только солнце заходит, можно есть сколько хочется. Что Вы им скажете?

- Людям нужно самим попробовать придерживаться мусульманского поста хотя бы два дня. Дело в том, что человеческий организм так устроен, что мы сами - даже мусульмане - хотя постимся 20 лет, думаем, вот сейчас солнце зайдёт, поедим, душу отведём… Но нет, кроме как напиться вдоволь воды и чая… организм больше не позволяет. Да, вот так устроен организм человека.

Поэтому, слава Богу, я сам, например, за 15 дней поста уже 10 кг веса сбавил. Это очень полезно для организма.

 

- Лучший рецепт для похудания?

- Да, это действительно так.

 

- Своё первое высшее образование Вы получали в Саудовской Аравии. Существует стереотип, что российские студенты иностранных вузов редко возвращаются на Родину. Вас заставили вернуться?

- Во-первых, студенты, слава Богу, возвращаются, потому что, к счастью или к несчастью, Саудовская Аравия и страны Персидского залива не предоставляют гражданства. Даже те люди, которые проживают в стране продолжительный период времени (порядка 100 лет!), не имеют гражданства, хотя их дети и внуки уже там родились.

 

- Так это к счастью или к несчастью?

- Не знаю, для кого-то это счастье - пожить в такой нефтеносной стране, приобщиться к её ценностям, богатствам и к духовной культуре. Кааба, священный храм ислама - там находится. Но для нас, наверно, важнее иное чувство: там, где мы родились и нашли предназначение, там, значит, место, более угодное Всевышнему. И, слава Богу, по окончании учебного заведения, Института арабского языка в Мекке, я вернулся на Родину.

 

- Кстати, говорят, что Вас там бросили на произвол судьбы, Вы сами занимались бытовым устройством, учёбой. А что оказалось самым сложным?

- На самом деле, ничего сложного не было. Кроме 55 градусов жары. Когда ты где-то это слышишь по телевидению, что в такой-то стране 55 градусов, то не понимаешь, что это такое.

Я вот удивляюсь иногда, как наши некоторые девушки на собраниях, посещая мечеть, говорят: "Вот у вас женщины закрывают руки, лицо, вот нужно так-то…". Я отвечаю девушкам, что там не загорают, потому что при 55-ти градусах рука сгорит, поэтому и мужчины и женщины как можно больше покрывают тело.

На самом деле, в Саудовской Аравии мы с однокашниками прожили такую хорошую жизнь, она заменила отчасти армейскую, потому что мы научились и стирать, и готовить, и убирать, и смотреть за собой в течение трёх лет. Конечно, в 18 лет покинуть страну и уехать в какую-то довольно далёкую Аравию в 1990-ые годы…

Это сейчас мир стал открытым, мы сели на "Сапсан", за несколько часов доехали до Москвы, заказали билет через Интернет в любой конец мира. А в 90-ых годах это было проблематично. Покинуть семью, раз в неделю только общаться с родителями, потому что это было довольно-таки накладно. Но, слава Богу, эти испытания уже в прошлом.

 

- Второе высшее Вы получали уже здесь в ННГУ. Скажите, зачем имам-хатыбу Нижегородской соборной мечети становиться вдруг политологом?

- Это требование нашей религии – учиться! Поэтому мы не ограничиваемся ни в каких областях, и в проповедях наши наставники всё время призывают, чтобы мусульмане были и достойными экономистами, и политологами, и социологами.

Вот почему и мусульманская умма, и мусульманские мыслители внесли огромный вклад в развитие всех наук в эпоху Средневековья. Например, арифметика, медицина, Ибн Сина, философия… А помните, что вообще наука социология, как таковая, произошла от Ибн Халдуна, отца социологии. Мусульмане, достигнув высот именно в светских науках, внесли огромный вклад в общемировую копилку ценностей. Для нас это призыв.

Я, например, своему сыну стараюсь дать максимально возможный высокий уровень образования. Буквально на днях он вернулся из Лондона, сейчас живёт в Стамбуле, летний период времени изучает турецкий язык, а вернулся после изучения английского языка.

Естественно, для имам-хатыба знание современных политических процессов весьма позитивно. Мир стал открытым, у нас очень много процессов, связанных с внешним миром, к нам постоянно приезжают иностранные эмиссары, у нас очень много иностранных студентов. Все они привносят новые традиции в нашу российскую реальность, и очень важно в этот момент правильно выстроить коммуникации с ними, найти общий язык. Для чего? Чтобы они, с одной стороны, дров не наломали, с другой стороны, чтобы наша молодёжь, которая выросла в других реалиях, не пошла за ними массово. Чтобы не произошли те трагические события, которые мы уже имели в Чечне, в Дагестане, на Северном Кавказе, сейчас вот в Татарстане.

 

- Что общего между традиционной мусульманской одеждой и западной модой?

- Здесь очень трудно провести параллель. Конечно, у пророка Мухаммада (мир ему) есть изречение: "Кто уподобляется другому народу - тот из них". Поэтому в мусульманской среде есть серьёзный дискурс: а стоит ли мусульманам уподобляться, например, христианам? Очень трудно провести эту параллель, где - христианское, где - сугубо светское, а где – национальное. Поэтому, когда мы учились в той же Саудовской Аравии, нас призывали одевать арабские платья. Можно их понять. Те, кто одевал джинсы, сами представляете… в 50 градусов жары, чувствовали себя некомфортно. Многие вещи были хороши именно для той местности.

Но когда к нам приезжали арабы в платьях, и мы их возили… в сибирские регионы, по нашей Нижегородской области в 35-40 градусов мороза - они с огромным удовольствием одевали шубы, снимали свои национальные одежды. Многие моменты корректируются в зависимости от географии, времени, места, народа. Ко всему этому нужно относиться без фанатизма. Просто людям нужно побывать в той среде, в которой они ни разу не были, а читали или смотрели по телевизору первый раз, что где-то выпал снег…

 

- Рубрика "Без купюр". Короткие вопросы + короткие ответы. Вы родились в простой семье – мама у Вас швея, а папа – рабочий. Вам не кажется, что было слишком много "но", чтобы выбрать духовную стезю?

- Абсолютно верно. Мой выбор не был положительно оценён родителями и ближайшим окружением. Первым наставником была… русская женщина баба Маша. Она в 90-ые годы, когда мама работала, оставляла меня после детского сада, воспитывала меня в религиозном духе. Татарская бабушка и баба Маша были моими воспитателями, привили религиозное сознание. Что потом и оказалось для меня главным.

 

- Коран разрешает многожёнство, но - как известно - каждой нужно уделять равное внимание. Может быть, лучше, как пел Никулин, "совсем без жены"?

- Одна жена – тылы защищены, 4 жены – значит у вас 4 фронта открыты одновременно, следовательно, это очень непростое разрешение Корана. Если кто его внимательно читал, помнит, что там сказано так: одна жена предпочтительнее для вас, потому что вы должны быть справедливы, а вы никогда не достигнете справедливости. Это опять же носит временной характер, социальный характер, когда были войны, был голод, холод – тогда, действительно, мусульмане прибегали к этому методу, чтобы продолжить род человеческий. Сегодня нет такой необходимости, хотя в России, с её «большой» демографией и проблемами, это актуально. На Северном Кавказе главы ряда республик предлагают иногда ввести многожёнство.

 

- Несколько лет назад российский интернет взорвало предложение-  внести поправки в Конституцию, чтобы пост Президента России мог занимать только православный, но также должен быть учреждён пост вице-президента и занимать его должен мусульманин. Не чересчур ли?

- Думаю, это вопрос времени. Если проследить динамику роста численности мусульман, мы увидим, как в европейских странах и в России количество мусульман растёт. Европейский парламентаризм развивается именно в этом направлении: там есть и христианские и мусульманские партии. Ведь в нашем понимании, парламентарии – это, прежде всего, лоббисты каких-то меньшинств. Через лет двадцать, наверно, эта тема будет актуальна. Тогда в российской политике будут лоббисты, которые станут отстаивать интересы конкретного меньшинства. Или уже на тот момент не меньшинства… - я говорю о мусульманах.

 

- Вот уже два года Вы разрываетесь между Нижним и Москвой. Обычно на третий год бесконечных поездок нижегородцы окончательно перебираются в Москву. У Вас всё идёт к тому же?

- Нет, я к этому не иду, потому что здесь у меня большой проект, здесь у меня родители, близкие и знакомые, наставники. Перебираться в Москву я не намереваюсь. Бросить те проекты, которые здесь задуманы, будет с моей стороны предательством.

 

- Смотрю я на Ваши увлечения: путешествия, музеи, книги. А как же активные виды спорта? Или Вам по статусу не положено?

- Нет, к сожалению, наверно, никак не могу себя собрать. Хотя путешествия – это тоже постоянное поддержание себя в тонусе, поэтому будем считать, что это - спорт.

 

 - Ключевая тема – толерантность. Слово "толерантность" вошло в наш лексикон лет 20 назад, однако до этого ничто не мешало нам всем жить в многонациональной Российской империи, а затем в Советском Союзе. Может быть, нужно не о толерантности говорить, а детей правильно с младых ногтей воспитывать?

- Всё правильно. Я не приемлю это слово.

В Советском Союзе было ёмкое слово "дружба народов", оно мне ближе. Ближе, наверно, и любому россиянину. Ну что такое толерантность? Не все так сходу могут дать ей определение. Дословный перевод слова – «привыкание к чему-то болезненному, плохому, дурному».

Да, нам не хватает воспитания. Телевидение, высмеивая одни народы, воспитывает население в уничижительном пренебрежении к другим. Ненормально, когда вся страна смеётся над таджиками, узбеками, когда мы пытаемся друг друга "подколоть". Есть обратная сторона медали. В тех же странах СНГ возможна такая же ответная реакция на русский народ, который там проживает. Это - очень опасная тема, и нужно быть крайне осторожным, внимательным. Действительно, нужно по-настоящему дружить.

 

- В Европе проблема толерантности возникла в связи с эмигрантами-мусульманами с Ближнего Востока. Многих европейцев сегодня пугает, что приезжающие навязывают свою культуру и образ мышления. Например, во Франции вот уже почти 10 лет очень остро стоит проблема ношения хиджаба. То есть получается, что коренное население должно уважать традиции мигрантов, а те в свою очередь должны поступать так же?

- Это не всегда получается. Во-первых, мы, россияне, за последние 20 лет , к сожалению, растеряли свои традиции. Я задаю такой вопрос в Общественной палате моим коллегам – политикам и чиновникам: "А что такое российские традиции? Дайте мне определение? Что это: балалайка, медведи, матрёшки?". Мы многое растеряли, и нам многое необходимо собрать.

Вопрос очень непростой, ибо мигрантов становится всё больше, а мы не всегда знаем, как надо реагировать. Здесь важно понять, что на одной стороне вместе с русскими – условно и татары, которые также относят себя к «традиционному населению», поэтому нельзя сказать, что это «в целом мусульмане».

Вообще, мы, наверно, так воспитаны, что ко всему «иному» относимся негативно, даже, может быть, оно хорошее. Вот сейчас смотрите, Олимпиада: 50 процентов наград у мусульман, у «мусульманской олимпийской сборной», я так их называю. Алия Мустафина наша (с нижегородскими корнями), кавказцы. Когда говоришь об этом, вроде бы, тема "Хватит кормить Кавказ!" или про среднеазиатскую тематику уходит на второй план.

А с другой стороны, это реальная жизнь, когда все куют общую победу, счастье для одной страны.

 

- Есть различные ситуации, например, сейчас тема «Пуси райот» активно обсуждается. Кто-то считает, что их нужно очень строго наказать, кто-то считает, что это просто неудачная шутка. Как Вы отреагировали, если бы девушки выступили не на амвоне, а с минбара?

- Я стараюсь терпимо относиться к этой теме. Конечно, должно быть публичное осуждение, но посадить в тюрьму или как-то более строго наказать – неприемлемо и неправильно. Мы от пророка Мухаммеда имеем ряд случаев, когда примерно такие же бедуины, необразованные, некультурные, где-то специально делали подобное в мечетях. Были такие "горячие головы", что хотели наказывать их. Посланник Аллаха (мир ему) говорил: "Оставьте их в покое, они невежды". И таких примеров очень много. Поверьте: то, что делали бедуины, было более гнусным, чем сотворённое «пуси».

 

- "На острие" - ключевая рубрика нашей программы. Вопрос задёт наша зрительница Татьяна Никитична, Приокский район. Пожалуйста!

- Сколько сейчас «советов» при власти ни появилось – и Общественная палата и Открытое правительство, и прочее и прочее. Но посмотришь на их состав и возникает чувство, что это просто модные тусовки для наших «звёзд». Зачем нужны эти образования, которые ничего не решают и только сотрясают воздух? Например, комиссия Общественной палаты недавно выезжала в Крымск, но если бы после от этого хоть одна проблема жителей там решилась?

- На самом деле, как член Общественной палаты России, я вижу, сколько, вот лично я, вкладываю в общее дело урегулирования межнациональных, межконфессиональных отношений - поэтому, может, и у меня тоже, как и у Вас, складывается впечатление, что есть люди, которые попали туда случайно, непонятно, по какому принципу туда их набрали. Но это "болезнь роста". Мы – политически молодая страна, российской демократии – 20 лет, поэтому думаю, что когда чуть-чуть устоится, появятся традиции, иммунитет у населения - то всё будет иначе. Сейчас надо отнестись с уважением и терпением к принимаемым решениям теми же парламентариями и надеяться на светлое будущее.

 

- Глеб Захаров, улица Коминтерна. В середине июля в Казани подорвали машину муфтия Татарстана и убили его заместителя. В покушении подозревают экстремистов. Откуда идёт эта волна радикализации, скоро ведь уже и на улицу страшно будет выйти?

- На самом деле, в 1990-ые годы, когда открылись границы Российской Федерации, тысячи молодых ребят выехали за пределы страны, их никто не контролировал. Это сейчас мы ставим серьёзные вопросы, что отправлять за рубеж ребят нужно после того, как они получили среднее религиозное образование в России. Обязательно 11 классов светского образования.

А в 90-е годы ребята уезжали 12-ти, 13-ти лет, они попадали в руки профессиональных эмиссаров разных групп, разных сект и течений. По отношению к России очень много иностранцев имели «свои виды». Понятно, Россия – богатейшая страна, и быть постоянным игроком на этом поле и разыгрывать исламскую межнациональную, межрелигиозную карту всегда выгодно странам, которые стоят против нашей страны. То, что мы пожинаем сейчас - результат этой деятельности 1990-ых годов. Должно пройти ещё время, как минимум ещё одно поколение, чтобы мы воспитали новое поколение имамов, богословов, которые могли бы дать достойный ответ, отпор этим супостатам.

 

- Вопрос от читателя газеты "Аргументы и факты". Светлана Гаврилова, Нижний Новгород: «Сегодня от православных верующих и даже священников можно услышать, что православное христианство гораздо ближе к исламу, чем к католицизму или протестантизму. Разделяете ли Вы позицию о сходстве этих религий?»

- Да, конечно. Об этом в своё время даже сказал Владимир Владимирович Путин, он дал такую прекрасную оценку: действительно, православие и ислам ближе друг к другу. История показывает это.

Вот сейчас вышел хороший фильм "Орда", постоянно поднимается тема Золотой Орды. Мы видим такую единую жизнь, когда в православных храмах молились за мусульманских ханов, когда ханы прибегали к помощи православных священников, чтобы, как мы знаем из истории, вылечить мусульманскую царицу. Братство было именно не на словах, совместно строили храмы.

Я всегда привожу пример Нижнего Новгорода: когда в 1987-ом году правоверным вернули храм, первым, кто сделал пожертвование, был покойный православный митрополит Николай. И поэтому, когда в Нижнем Новгороде мы открывали мечеть, мы начали не с мусульманского молебна, а с минуты молчания по покойному митрополиту Николаю. В то время многим - и чиновникам, и светским гражданам, и немусульманам - это событие буквально запало в душу, и надолго осталось в памяти.

 

- Кстати, главу региона Валерия Шанцева иногда упрекают в том, что он православию уделяет больше внимания, чем другим религиям. Вы тоже на это обижаетесь?

- Нет, мы давно сказали, что Валерий Павлинович своего рода рекордсмен – самый часто посещающий мусульманские праздники губернатор. Наверно ни одного праздника Валерий Павлинович не оставляет без внимания, если только он не находится где-то за пределами Нижнего Новгорода.

 

- Согласно арабской пословице, "Самое приятное – сделать то, о чём все думают, что ты  этого никогда не сделаешь". А Вам так удавалось сделать? Какая Ваша формула успеха?

- Формулу успеха ёмко выразил пророк Мухаммад (мир ему), сказав так: чтобы слово Господне было превыше всего! Я свою жизнь посвящаю несению именно такой службы, распространению религии и слова Божьего. Успех, конечно, отчасти заключается в твоей искренности во время молитвы, и, конечно же - в ежедневном труде.

 

- Сейчас Вы пройдёте через наше испытание. Если ответите правильно на наш вопрос, получите "Нижегородскую книгу рекордов и достижений". Если ответите неправильно, то "Прогулки с бабушкой". Но прежде, чем я задам вопрос, вернёмся к Вашим увлечениям, путешествиям и посещению музеев. В каком самом необычном музее Вы были?

- Из последних это – Долмабахче, музей последних султанов Османской империи на берегу Босфора. Само ощущение, что вот - по одну сторону пролива Азия, а по другую сторону - Европа, здесь смешиваются потоки вод Чёрного моря и Мраморного моря… приводит в восторг, когда понимаешь, что это - центр Земли. Здесь проходили и римские гладиаторы, и ордынские войска, татаро-монголы и прочие. Это место завораживает своей интересной историей, осознанием того, что Османская империя в течение пяти столетий фактически была хозяином всего мира.

 

- В Стамбуле были?

- Неоднократно, я часто посещаю Стамбул. Долмабахче именно там.

 

- Тогда, может, Вам будет проще ответить, музей из чего есть в Стамбуле: шоколада, льда, карамели, снега?

 

- Наверно, льда.

 

- Почему Вы так думаете?

- Карамели – какой-то сладкий, снега – растаять может, хотя сейчас всё может быть! И в Дубае могут любой сделать!

 

- Ваш вариант?

- Льда.

 

- 23-го апреля 2010 года в Турции открылся филиал норвежского музея "Ice Magic". Он  был полностью сделан изо льда. Посетителям музея выдают специальную одежду, которую носят эскимосы, ведь температура там круглогодично не поднимается выше пяти градусов по Цельсию.

Правильно абсолютно! Очень рад, что Ваша интуиция не подвела. "Нижегородских книга рекордов и достижений" – Ваша!

 

- Спасибо.

- Спасибо за участие в программе. Я передаю вопросы нижегородцев, на которые мы не успели ответить во время эфира, для того, чтобы Вы ответили на них лично. Успехов Вам в деле служения Богу! Чтобы всё в Нижегородской области было хорошо, чтобы люди приходили, когда возникали какие-то проблемы, и чтобы Вы им оказывали помощь. Спасибо!

 

Текст расшифрован НТА-Приволжье (программа "Без галстука", телеканал "ВОЛГА")

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/russia/rusinterview/23632/">ISLAMRF.RU: Дамир Мухетдинов: Ислам всегда был современен!</a>