RSS | PDA | Архив   Вторник 21 Ноябрь 2017 | 1433 х.
 

Диалог веры и науки — интервью с В.В. Наумкиным

24.02.2007 13:39

Проблема сотрудничества исламоведения с собственно исламской вероучительной традицией существует давно. Как полагают многие мусульмане нашей страны, долгое время основным вектором развития исламоведения являлось разрушение исламского вероучения — а именно разрушение исламской веры в Бога посредством тщательного изучения проблем Ислама. Об этих и других вопросах мы беседуем с Виталием Вячеславовичем Наумкиным — профессором, доктором исторических наук, руководителем Центра арабских исследований Института востоковедения РАН, главным редактором журнала «Восток», президентом Центра стратегических и политических исследований, заведующим кафедрой факультета мировой политики МГУ.

— Виталий Вячеславович, прежде всего хотелось бы узнать, как вы относитесь к перспективе сближения усилий исламоведения по объективному изучению наследия исламской цивилизации с активной жизненной позицией верующих мусульман России?

— Существует всемирный исторический опыт сотрудничества светского исламоведения с собственно религиозной вероучительной традицией. Какие бы стереотипы ни складывались по поводу исламоведения, никто не может отрицать той роли, которую сыграли исламоведы — отечественные и зарубежные — в изучении и даже распространении Ислама и исламской культуры. Достаточно упомянуть известные переводы основных источников исламского вероучения на европейские языки, конкордансы, биобиблиографические справочники и т.п. Не надо забывать, что целые поколения мусульман различных стран мира, не владеющие арабским языком, используют эти переводы и справочную литературу. Стереотипы можно преодолеть, если уяснить, что представители вероучительной традиции и исламоведы, которые могут принадлежать к различным конфессиям и различаться степенью религиозности, преследуют различные цели и имеют разную мотивацию. Это можно уподобить взаимоотношениям между верой и наукой: они различны по сути, но могут идти рука об руку. Отдельные противоречия, конечно, не исключены. Мой опыт общения с верующими во многих странах мира не подтверждает того, что они убеждены в разрушительности исламоведения, если речь не идет об атеистической, миссионерской или исламофобской традициях. Но даже в оковах атеизма или миссионерства были созданы некоторые труды, которые способствовали распространению правдивого знания об Исламе и исламской культуре среди немусульман. Более того, в советскую эпоху труды некоторых исламоведов в определенной мере способствовали сохранению исламской традиции среди мусульманского населения.

— Насколько актуально соработничество науки и веры в такой сфере, как исламоведение?

— Исламоведы и представители вероучительного корпуса могут дополнять друг друга, так как нет причины для вражды между ними. Любой исламовед, как и любой ученый, имеет право на ошибку и на свое собственное мнение. В то же время, изучая то, что является предметом сакрального отношения со стороны масс верующих, он обязан соблюдать жесткие этические правила. Конечно, есть специалисты, идеи которых встречают отторжение у мусульман, — к примеру, те, кто находит в исламском вероучении некий императив насилия, — но такие работы, как правило, носят «заказной» характер. В то же время мы знаем немало примеров истинного подвижничества исламоведов, потративших годы своей жизни и приложивших огромные усилия к тому, чтобы проникнуть в суть исламской мысли. Известно, что есть такие области исламской культуры, которые не являются предметом изучения со стороны улемов (араб. улам­а — ученые), а традиционно привлекают востоковедов: к примеру, мусульманская философия, суфийская поэзия и т. д. Мусульмане сегодня крайне заинтересованы в том, чтобы у немусульман формировалось правильное представление об Исламе и мусульманской общине, которое складывается на основе трудов исламоведов. Кроме того, известно, что многие исламоведы настолько проникаются предметом своего исследования, что в той или иной мере приобщаются к исламской духовности. Как мне сказал недавно известный саудовский ученый Салех Усаймин, брат известного шейха Усаймина, некоторые исламоведы­немусульмане гораздо больше сделали для Ислама, чем иные мусульмане. Соработничество, о котором вы спрашиваете, не только возможно, но и необходимо.

— Расскажите, пожалуйста, о вашем журнале «Восток»: кому он адресован, откликаются ли люди на поднимаемые там темы, каким образом представлены там мусульмане?

— Журнал «Восток», главным редактором которого я являюсь, — светский академический журнал, издаваемый Российской Академией наук. Это междисциплинарный научно­теоретический журнал широкого профиля, адресованный как российским, так и зарубежным ученым, студентам и аспирантам, а также всем интересующимся Востоком. Когда я говорю «Восток» и «востоковедение», я имею в виду практически все страны Азии и Африки — арабские страны, Иран, Турцию, Японию, Китай, Индию, страны Юго­Восточной Азии, тропической Африки и т. д. У нас публикуются статьи по истории, культуре, философии, религии, экономике, политике, международным отношениям этих стран, переводы памятников письменности, обзоры, рецензии и сообщения о научной жизни. Журнал пользуется большим авторитетом у зарубежных ученых. Естественно, находят свое освещение на страницах журнала и вопросы, связанные с Исламом. В истекшем году, в частности, публиковались интересные статьи петербургского исламоведа С.М. Прозорова, московского ученого Тауфика Ибрагима и некоторые другие. Среди авторов журнала немало мусульман, а среди сообщений можно найти информацию, представляемую нам муфтиятами. Главный критерий, по которому подбираются статьи, — их высокий научный уровень.

— Каково ваше видение арабо­израильских отношений и перспектив урегулирования этого кровопролитного конфликта? Как бы вы прокомментировали мнение одного американского эксперта, который полагает, что Израиль просуществует до 2050 года?

— Арабо­израильский конфликт, как известно, является одним из самых затяжных конфликтов нашего времени, а арабская Палестина является последней территорией на земле, которая пока еще не освобождена от оккупации. Я не знаком с упомянутым вами экспертом, но крайне негативно отношусь ко всякого рода прогнозам. Можно сказать одно: с помощью продолжения оккупации и аннексии арабских территорий Израиль не сделает свое существование более безопасным. Альтернативы мирному процессу не существует, и задачей международных посредников, среди которых выступает и Россия, является добиться возобновления переговорного процесса. Израиль должен уйти с палестинских территорий к границам до июня 1967 года, эвакуировать поселения и обеспечить создание палестинского государства, а арабы — пойти на гарантированное мирное сосуществование с ним. В процессе переговоров должны быть решены вопросы, связанные с окончательным определением границ, судьбой палестинских беженцев, статусом Иерусалима, будущими отношениями между Израилем и арабами и т. п. Российская сторона выдвигает инициативу проведения новой международной конференции, посвященной ситуации на Ближнем Востоке, с участием всех заинтересованных сторон. Установление прочного мира между всеми ближневосточными государствами может сделать реальным создание на Ближнем Востоке зоны, свободной от ядерного оружия, которым, как известно, сегодня располагает Израиль. Это сделало бы более безопасным и существование нашей страны.

— Как вы относитесь к недавно принятой ПАСЕ поправке о праве прессы на критику религиозных догм, что особенно важно в свете опасений возможных новых «карикатурных войн»?

— Не мое дело — давать оценку тем или иным решениям ПАСЕ, но я считаю, что журналисты обязаны осуществлять своего рода самоцензуру в тех случаях, когда они имеют дело с тем, что затрагивает чувства верующих. Скандал с карикатурами показал, как легко может быть раздуто пламя конфликта. Мне приходилось обсуждать эту проблему на многих международных конференциях и семинарах, в том числе и в мусульманских странах. Большинство моих собеседников из числа исламских ученых не были склонны драматизировать ситуацию. Они осуждали публикацию карикатур, но и считали, что некоторые акции насильственного протеста в мусульманских странах были спровоцированы деструктивными элементами. Они объясняли представителям средств массовой информации, которые отстаивали свободу прессы, что абсолютно нетерпимым для мусульман является любое осмеяние всех пророков, в том числе не только хатим ал­анбийа — Мухаммада. Должен сказать, что этот подход заставил многих представителей западного мира задуматься. Обществен­ность Европейского союза (в котором сегодня живет около 23 миллионов, или 5 процентов мусульман, и эта цифра будет постоянно увеличиваться) настроена на то, чтобы пресса в будущем не давала никаких поводов для конфликтов. Ведь отношения между Западом и исламским миром и без того находятся в состоянии кризиса.

Беседовала Н. Тарджиманова

(Статья опубликована в газете «Медина аль-Ислам», № 27)

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/russia/rusinterview/26/">ISLAMRF.RU: Диалог веры и науки — интервью с В.В. Наумкиным</a>