RSS | PDA | Архив   Воскресенье 14 Июль 2024 | 1433 х.
 

Профессор Дмитрий Фролов: Исламоведческая наука в России переживает период второго рождения

28.04.2008 10:42

Профессор, доктор филологических наук Дмитрий Владимирович Фролов – авторитетный ученый мирового уровня. С 2002 года он возглавляет кафедру арабской филологии Института стран Азии и Африки при МГУ. Арабист, филолог, исламовед, востоковед необычайного диапазона, охватывающего всю научную отрасль в целом, он является автором нескольких десятков работ по арабской лингвистике, просодии литературной арабской речи, классическому арабскому стиху.

Дмитрий ФроловД.В.Фролов — директор Центра арабистики и исламоведения при Институте стран Азии и Африки. Его исследования и публикации по традиционному арабскому корановедению обогащают историю классической арабской филологии и активно содействуют развитию исламоведения в России в научно-исследовательском и образовательном аспектах. Под руководством Д.В.Фролова и при его непосредственном участии с 2000-го года осуществляется масштабный проект по переводу и комментированию «Совершенства в коранических науках» Джалала ад-Дина ас-Суйути, выпуски которого рекомендованы в качестве пособия для исламских учебных заведений.

— Уважаемый Дмитрий Владимирович, на Ваш взгляд, каков уровень исламоведческой науки в России сегодня?

— Наша исламоведческая наука переживает период второго рождения. По-моему, процесс идет и хорошими темпами, учитывая  те условия, в которых мы живем и работаем. С моей точки зрения, в том, что появляется в печати сегодня, можно выделить два слоя. Это научная литература, не важно написана она мусульманами или учеными, не принадлежащими к мусульманской конфессии, и околонаучная литература. Последняя в количественном отношении преобладает. Но так бывает всегда. Есть хорошая популярная литература. А есть та, которая написана неаккуратно, не с позиций знания.

С другой стороны, меня пугает то, что хорошие исследования о Коране появляются значительно реже, чем новые переводы Священного Писания. По этим появляющимся переводам я не вижу, чтобы произошел существенный сдвиг в углублении понимания текста Корана или сдвиг в том, как выразить это по-русски. В известном смысле появляющиеся переводы - это бег на месте. И тогда не понятно, зачем они появляются. Но в этом есть и хороший момент. Уже ясно: в основании вновь появляющихся переводов Корана, как правило, лежит отредактированный перевод И.Ю. Крачковского (1883-1951). Этот перевод (он был издан в 1963-м году) не ленятся поругать за стилистическое несовершенство или еще за что-нибудь. Но реально это перевод, который заложил основы передачи Корана по-русски. К нему в определенной степени добавляется перевод Г.С. Саблукова (1804–1880). Это вторая составляющая этого основания (перевод Саблукова опубликован в 1877 г.). Все остальное стоит на этом.

Это означает, что рано или поздно, когда будет достигнуто углубление понимания разных аспектов Корана за счет все новых и новых исследований, то с этой стартовой базы можно будет сделать рывок. То есть можно будет сделать, наконец, такой перевод Корана, когда он зазвучит по-русски. При всех недостатках Синодального перевода Библии, которые со временем выявились, этот перевод по-русски звучит. Он событие  русской культуры и литературы. Мне бы хотелось, чтобы когда-нибудь перевод Корана стал таким же событием. У нас не так много людей, которые занимаются  исламоведением. Но они есть. В Петербурге и в Москве появляются хорошие работы.

Если говорить о нашей кафедре арабской филологии, то ее вклад очевиден. Это многотомный перевод труда Джалала ад-Дина Суйути (1445–1505) «Совершенство в коранических науках»,  перевод, который продолжается, а вышло уже пять выпусков. Это книги по различным аспектам коранического вероучения, исследования по языку Корана. Они связаны с именем В.В. Лебедева, автора учеников «Учись читать Коран по-арасбки», «Учись читать хадисы по-арабски». Это мои собственные работы, статьи, которые собраны в книгу «Арабская филология. Грамматика. Стихосложение. Корановедение». Она недавно вышла. Это мои ученики. Рано ушедший от нас А.Л. Арзуманян  (В 2002-м году он защитил кандидатскую диссертацию на тему «Учение о конце света и воскресении в мусульманской литературе», а затем издал книгу «Вопросы эсхатологии в мусульманской литературе» (М., 2003), в которых исследовались эсхатологические представления в Коране, хадисах, мусульманской экзегетике, а также в памятниках богословия классического периода. Это Т.С. Налич, которая успешно защитила  в 2002 году кандидатскую диссертацию «Ангелология и демонология ислама: ангелы, гурии, джинны, шайтаны в арабо-мусульманской литературе» и вскоре должна выпустить монографию на эту тему. В прошлом году ведущий преподаватель кафедры арабской филологии Г.Р. Аганина блестяще защитила кандидатскую диссертацию на тему «Орфоэпия и рецитация Корана». А.Р. Гимаева подготовила диссертацию «Профетология Корана: истории пророков как элемент построения коранического текста».

— Дмитрий Владимирович, на научных конференциях в ИСАА при МГУ я не раз слушала ваши интереснейшие доклады о композиции Корана, композиции отдельных сур. Можно ждать книги и по этой теме?

— Я работаю над этой темой давно. Я пишу книгу о композиции Корана, но не тороплюсь с ней, потому что тема сложная. Почему, как мне кажется, такая книга нужна? Здравый смысл подсказывает, что эта книга – Священный Коран – представляет собой некое целое. А целое  всегда больше составляющих его частей. Если мы поймем, как устроено это целое, то мы дополнительно поймем, что сказано в Коране, в его отдельных сурах. В мусульманской традиции очень долгое время внимание было сосредоточено на айате. Айат был нужен для законоведения, айат был предметом комментирования. Айат был предметом изучения исторических обстоятельств ниспослания.

Постепенно, уже к 13-му веку, классическая наука пришла к тому, что в рамках теории неподражаемости Корана эта книга должна иметь проявления этой неподражаемости не только в отдельных частях, но и как целое. Из этого выросло внимание именно к композиции текста, его построению, последовательности частей. Авторов, которые об этом писали, немного, но они есть. Назову только двух человек, чьи работы я постоянно использую. Это Ибн аз-Зубайр аль-Гарнати, т.е. он из Гренады, и Джалал ад-Дин ас-Суйути.

Но что самое интересное: то, что возникло на излете классического периода, нашло свое продолжение в мусульманской экзегетике 20-го века. Я знаю целый ряд тафсиров, написанных современными авторами, которые в дополнение к классическому методу комментирования пытаются представить каждую суру как целостное смысловое организованное повествование, а весь Коран – во взаимоотношениях сур друг с другом. Это стало одним из направлений и европейского исламоведения. В Германии есть исследовательница, которая этим занимается, в Канаде, в Америке. Наверно, мой интерес к этой проблеме не есть нечто уникальное, это веяние времени, которое я почувствовал и стараюсь воплотить в своих исследованиях. Другое дело, что у меня пока нет такого ощущения, что кто-нибудь, кроме меня, в России этим занимается. Но если брать мировое научное сообщество в целом, а наука – едина, то нас не так мало. Думаю, наши работы подвигнут понимание текста Корана на новый уровень.

— На Ваш взгляд, российские мусульмане и те, кто интересуется серьезно исламом, в каких исследованиях нуждаются сегодня?

— С моей точки зрения, человек, интересующийся исламом, нуждается, во-первых, в том, чтобы ему был дан Коран не просто в переводе, а в комментированном переводе. Можно было бы сказать научном, но это будет не совсем так. Может быть очень на высоком уровне и традиционный комментарий, построенный на классических тафсирах. Просто он должен разъяснять то, что актуально для современного читателя, обращающегося к Корану с любыми целями. С другой стороны, он должен давать внятное разъяснение по поводу всего, что может быть не понято или понято не так. Это первое. Второе: все знают, что второй важный источник всей мусульманской традиции — это Сунна. Соответственно должны быть хорошие переводы, и тоже комментированные, основных сводов хадисов. Третье.

Безусловно, должен быть хороший перевод такого классического памятника, как Сира - «Жизнеописания Пророка Мухаммада», памятника ранней исламской истории, и это выводит  нас на четвертую ступень. Должна быть переведена хотя бы одна всемирная история, но написанная мусульманским автором. Например, ат-Табари (839-923, автор «Истории пророков и царей» и 20-томного комментария к Корану), Ибн Касир (1300-1373, автор 14-томного труда по истории «Начало и конец»), может быть, ал-Масуди (896-956, автор исторической работы «Золотые копи и россыпи самоцветов»), кстати, частично уже переведенный Д.В. Микульским. Русскоязычному читателю должен быть знаком этот взгляд на мировую историю.

Далее, безусловно, должны быть книги разного уровня сложности и детализации по мусульманскому закону. Он чаще всего вызывает огромное количество вопросов и у мусульман, и у не мусульман. Наконец, должны быть монографические исследования, сделанные на высоком уровне, но популярно изложенные, по самым злободневным темам. Например, мне бы очень хотелось увидеть хорошую работу по поводу того, что такое джихад в мусульманской  истории и мусульманском вероучении, чтобы многие мифы, которые сейчас вокруг этого понятия группируются,  были бы рассеяны. Кого-то они бы заставили задуматься: вполне ли то, что сегодня называют этим словом, соответствует тому, как это понимали когда-то мусульмане?

Далее, в России идет становление общинной жизни мусульман. Представить эту жизнь без экономического аспекта невозможно. Мне кажется, что необходимы хорошие исследования, что такое основание экономической деятельности по-мусульмански. Наконец, последнее, семейно-брачное право в исламе значительно отличается от привычных нам представлений. Во многих мусульманских стран запрещено многоженство, разрешенное в Коране. При этом страны не перестают быть мусульманскими, но и само многоженство должно быть понято, но не как этнографический курьез. Важно знать, как сложилась эта система, как она развивалась. Уголовное право в исламе – тоже многих интересует. То есть для исследователей – непочатый край работы.

Есть еще огромное количество памятников культурного значения, и это тоже надо показывать. Интерес к исламу или знания об исламе  в большой степени политизированы, а ислам – гораздо шире, чем политика. Это цивилизация со своим укладом, которая много внесла в мировую цивилизацию. И этот вклад тоже важно изучать. Когда современные школьники изучает алгебру и слышат ужасающие новости, то у них эти новости отождествляются с исламом, а алгебра нет. Или когда ученик выводит x, y, z в алгебраических уравнениях, то вряд ли он знает, что это произошло от арабского слова «шай’ун». И вряд ли все знают, что некоторые произведения Аристотеля дошли до нас только в арабском переводе. И так далее. Есть много вещей, которыми славна мусульманская история и мусульманская культура. Есть много вещей в исламе, о которых можно было бы рассказать, только не поверхностно, может быть, легко, увлекательно и при этом по-настоящему точно.

— Вы упомянули о Сире и необходимости ее перевода. Несколько месяцев назад, на заседании, посвященном началу 12-го учебного года на отделении исламоведения, Вы сказали о том, что авторским коллективом в составе академика А.Б. Куделина, Вас и М.С. Налич подготовлен к изданию фрагмент из Сиры – «Битва при Бадре». Когда издание появится, и объясните, почему выбран именно этот фрагмент Сиры?

— Ждать осталось недолго. Работа над рукописью завершена. Она может быть отправлена в издательство хоть завтра. Но мы пока не знаем, какое это будет издательство. Есть ряд обстоятельств, которые заставляют нас медлить с принятием окончательного решения. Что касается выбора фрагмента… Можно было взять и другой фрагмент, но мы выбрали все-таки этот. Почему? Дело в том, что в мусульманской истории есть несколько очень важных моментов. Битва при Бадре – один из них. Это та битва (624 г.), с которой ислам гонимый превратился с ислам торжествующий. Началась эпоха великих завоеваний, становление халифата, сложение огромной империи, в рамках которой выросла великая культура. Поэтому битва при Бадре в мусульманском историческом сознании занимает особое место. Этот фрагмент – очень интересный, обладающий массой литературных достоинств, мы и решили его перевести. Замечу, что сегодня часто выходят переложения «Жизнеописания Пророка Мухаммада». Они, как правило, представляют собой небольшую книжку. У нас только один фрагмент Сиры по объему больше этих переложений, а примечаний – более тысячи. Такого рода тексты без справочного аппарата невозможно издавать. Нужно все прояснить. Это потребовало огромных усилий, но они того стоят. Кроме того, М.С. Налич сделала огромной важности работу. Она свела два наиболее авторитетных издания фрагмента в критический арабский текст, с которого мы и делали перевод. Таким образом, в одной книге, в зависимости от уровня своих знаний, человек получает оригинальный текст, его перевод, его комментарий и очень интересное исследование А.Б. Куделина, предпосланное этой публикации. Думаю, что именно так и нужно издавать такие памятники, как Сира. Сам текст, описывающий битву при Бадре, – высокохудожественный, думаю, читать его будут с удовольствием.

— Дмитрий Владимирович, 12 лет назад в ИСАА при МГУ начало работу  отделение исламоведения. Сегодня на нем читают лекции и академик А.Б. Куделин, и директор ИСАА профессор М.С. Мейер, Вы, и доктор юридических наук Л.Р. Сюкияйнен, и заведующий отделом науки СМР, кандидат филологических наук Ф.А. Асадуллин. На Ваш взгляд, отделение оправдало себя? Мне кажется, что оно появилось в очень нужное время…

— Безусловно. Но начну с того, что я чрезвычайно благодарен эмиру Наифу Бен Абд аль-Азизу Ааль Сауду за его инициативу. Я благодарен руководству Университета за то, что оно поддержало идею, осознало важность проекта и поручило нам его выполнять. Через отделение за 12 лет прошли не сотни, а наверно, уже тысячи слушателей, которые получили сразу несколько вещей: объективную информацию об исламе как религии, как цивилизации, как культуре, о ее законе, о Писании ислама, о Сунне Пророка, знания арабского языка, позволяющие им читать Коран в оригинале. При этом с самого начала аудитория была не конфессионально ориентирована, что очень важно для нашей страны. В аудитории были представители самых разных культурных и религиозных традиций. Всех объединяло одно – интерес к исламу, к арабскому языку как выразителю исламской культуры. Многие наши слушатели продолжили образование, пошли в исламский университет или еще куда-то, кто-то стал востоковедом.

Отделение исламоведения под патронажем эмира Наифа бен Абд аль-Азиза сегодня вросло в систему преподавания на философском факультете МГУ за счет соглашения, и в других учебных заведениях идет подобный процесс, например, в Высшей школе экономики. Что изменилось за прошедшие годы? Мы видим по тем людям, которые приходят к нам сегодня, что интерес к исламу расширяется по российскому обществу, захватывая все новые круги, причем не привязанные этнически к исламу. С другой стороны, растет число людей, которые значительно лучше знают что-то об исламе. Они приходят к нам на отделение, уже получив до этого  определенные знания, и это тоже показательно, что они приходят именно к нам. Те есть работать стало труднее, но интереснее. С самого начала мы вязли для себя установку –  преподавать то, что интересно нашим слушателям, всегда сохраняя высокий академический стандарт, но с обратной связью с аудиторией.

 

Беседовала Людмила ЖУКОВСКАЯ

 

28.04.2008

 

Ссылки по теме:

16-04-08 На Ломоносовских чтениях в ИСАА МГУ представят новейшие исследования по исламоведению

15-04-08 На корановедческой конференции в Москве встретились исламоведы и богословы

Владимир Жириновский: Восток сегодня – главный элемент международных отношений. Лидер ЛДПР в Институте востоковедения РАН

26-03-08 Перед студентами Нижегородского госуниверситета выступили ученые-исламоведы из Узбекистана

Станислав Прозоров: Научное исламоведение в России - не просто академическая дисциплина, а насущная государственная потребность

27-02-08 Российские исламоведы приняли участие в международном семинаре «Будущее исламского образования» в Душанбе

17-12-07 В ИСАА МГУ состоится первый выпуск по президентской программе «Исламоведение»

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/russia/rusinterview/2639/">ISLAMRF.RU: Профессор Дмитрий Фролов: Исламоведческая наука в России переживает период второго рождения</a>