RSS | PDA | Архив   Суббота 18 Ноябрь 2017 | 1433 х.
 

Муфтий Равиль Гайнутдин: Рамадан – время сплочения мусульман

12.07.2013 17:42

В первую пятницу поста Рамадан, священного для мусульман времени, когда нужно прекратить все конфликты и направить все силы на единение со Всевышним, председатель Совета муфтиев России муфтий шейх Равиль Гайнутдин рассказал ИТАР-ТАСС о жизни современной мусульманской общины в мегаполисах.

 

- Уважаемый муфтий, у мусульман начался священный месяц лунного календаря - Рамадан. Что означает это слово и в чем заключается смысл мусульманского поста?

 

- Филологи выдвигают несколько версий о происхождении названия месяца Рамадан, одна из них возводит этимологию к слову "рамада" в переводе на русский - "зной", "раскаленная от жары земля". Пост как вид богопоклонения присутствует во всех авраамических религиях и означает стремление к духовному и физическому очищению, дисциплине духа, искуплению грехов.

 

Благодаря традиции коллективных разговений - ифтаров и дополнительной молитвы, совершаемой в Рамадан - таравих, месяц поста является временем сплочения, духовного единения мусульман. Каждая мечеть, каждая община стремится не только  собрать своих прихожан на разговение, но и пригласить к трапезе нуждающихся.

 

В течение нескольких лет в Москве и ряде других городов мы организуем Шатры Рамадана - коллективные разговения, сопровождающиеся презентацией той или иной национальной культуры. В 2013 году Шатер Рамадана откроется 30 июля на Поклонной горе напротив Мемориальной мечети, здесь пройдут дни Дагестана, Татарстана и других регионов России, а также день Азербайджана и Турции.

 

- 1 июля вступил в силу Федеральный закон об уголовной ответственности за оскорбление религиозных чувств. Принесет ли он пользу мусульманскому сообществу?

 

-  Закон появился как реакция на определенные процессы в обществе. Мы стали свидетелями многих провокаций, целью которых было разделение нашего народа по признаку вероисповедания. Людей подталкивают к тому, чтобы они разошлись по разные стороны баррикад исходя из того, верующие они или нет, и к какой религии принадлежат. Законодательство должно своевременно отвечать на такого рода вызовы. Я считаю появление закона вполне оправданным. В то же время, неверно толковать закон в том ключе, что он защищает религиозные организации или ту или иную религию. Вера сама по себе неуязвима и недосягаема для разного рода политтехнологий. Религиозные организации могут пострадать от провокаций, однако воспринимают их как испытание от Всевышнего. Защищать нужно в первую очередь общество, его гражданское единство, для чего необходимы правовые инструменты.

 

За последние 12 месяцев - с июля 2012 по июль 2013 года в нашей стране зафиксировано не менее 10 случаев нападений на мечети и мусульманские молельные дома. Инциденты произошли в городах: Балаково Саратовской области, Иркутске, Тамбове, Новосибирске, Челябинске, Санкт-Петербурге, Кирове, Рязани, подмосковной Балашихе и Иваново. Речь идет о нанесении на стены мечетей свастик и неоязыческих лозунгов, подкидывании частей мертвых животных, забрасывание бутылками с зажигательными смесями и попытки взорвать строящуюся мечеть. Мы надеемся, что принятие соответствующего закона станет импульсом к раскрытию и предотвращению подобных преступлений. В большинстве случаев вандализм по отношению к религиозным объектам - дело рук подростков и юношей. Речь в данном случае не идет о возможности их всех посадить в тюрьму. Но с принятием закона эти охотники до провокаций, зачастую ведомые "наставниками" по идеологической части,  должны осознать, что они своими действиями разрушают свою судьбу, что совершают преступление по совершенно определенной статье УК. Повторюсь, новый закон должен работать не на защиту чьих бы то ни было частных или корпоративных интересов, а на защиту гражданского согласия.

 

- Какова динамика строительства мечетей в разных регионах России и на территории СНГ? Где мечети необходимы больше всего?

 

- Динамика строительства мечетей в регионах разная, что вполне закономерно для нашей страны, поскольку плотность мусульманского населения везде разная. Если в республиках Северного Кавказа, Татарстане и Башкортостане речь идет о десятках новых мечетей ежегодно, то во многих регионах открытие единственной мечети – это уже событие. Среди федеральных округов в лучшую сторону выделяется Приволжский – новые мечети строятся в Нижегородской, Пензенской, Саратовской, Ульяновской областях, Мордовии, Пермском крае.

 

Мечети необходимы как в сельской местности, так и в городах. На селе открытие дома Всевышнего, а именно так мусульмане именуют мечети, является настоящей отдушиной для старшего поколения, лишенного в советские годы возможность открыто исповедовать свою религию. Незаменима их роль в воспитании нового поколения, в формировании у детей нравственных ориентиров, понятий о добре и зле. Но отсутствие мест для молитвы особенно болезненно ощущается городах-миллионниках и областных столицах. Не является здесь исключением и московский регион.

 

- Нужны ли мечети москвичам? Каковы перспективы такого строительства в столице?

 

- Что касается Московской Соборной мечети, мы завершили основные работы по ее возведению и приступили к внешней и внутренней отделке, проведению коммуникаций. Мечеть планируется торжественно открыть в мае 2015 года к 70-ой годовщине Победы в Великой Отечественной войне. Других объектов в Москве мы пока не возводим, хотя наши заявки находятся на рассмотрении столичных властей. Речь идет о том, чтобы иметь по одной мечети в каждом административном округе, для обеспечения доступа к местам поклонения жителям спальных районов.

 

Я считаю некорректным обсуждать тему строительства новых мечетей через призму возможного конфликтного фона. Для миллионов людей мечеть является важным каналом социализации, вхождения в российское общество.

 

Нигде в России не зафиксировано конфликтных ситуаций между действующими мечетями и жителями близлежащих домов, появляющиеся изредка противоречия вполне успешно преодолеваются путем диалога. Также практически не было и случаев, чтобы официальная мечеть стала рассадником радикализма. Но как только речь заходит о строительстве нового храма, общественное мнение начинают пугать будущими конфликтами, социальной напряженностью и исламизацией. Люди больше запуганы мифами, нежели реальными проявлениями нежелательных явлений.

 

Давайте не забывать, что при меньшей численности мусульманского населения перед революцией 1917 года в Российской империи было двадцать тысяч мечетей, сотни учебных заведений и благотворительных обществ. Уровень религиозной грамотности мусульманского населения был на порядок выше, нежели сейчас. В течение четверти века мы лишь восстанавливаем то, что атеистический режим отобрал у нашего народа – а именно, возможность совершать свои религиозные обязанности, учить своих детей основам религии, развивать свою духовную культуру.

 

- Как Вы оцениваете роль мусульманских организаций в процессе интеграции и адаптации мигрантов?

 

- Мы рассматриваем адаптацию мигрантов из числа мусульман как комплексный процесс, включающий не только языковые курсы, но, прежде всего, воспитание, а также социальную, психологическую и правовую поддержку. Первая и основная наша миссия - объяснить мусульманину-мигранту повеление Всевышнего соблюдать закон и порядок. Мы стремимся через свои общины интегрировать мигрантов в российское общество, чтобы приезжий человек не избрал для себя поведенческую линию геттоизации и изоляции от остального мира в своем микросоциуме.

 

Точек соприкосновения, воздействия на мигрантское сообщество очень много, так как наши имамы встречаются с приезжими в очень многих ситуациях – в ходе пятничной молитвы, во время заключения брака, имянаречения новорожденного, религиозных собраний – маджлисов. Фактически любая жизненная ситуация и радостная, и печальная, приводит мигранта в мечеть. Воспитание, наставление, призыв соблюдать законы страны пребывания – этим наши имамы заняты ежечасно.

 

В ряде городов, таких как Ярославль, Владимир, Иваново и других при городских мечетях открыты курсы по адаптации. Однако многие общины не имеют возможности набрать и обучать группы именно по причине отсутствия необходимой инфраструктуры – у нас элементарно не хватает помещений. Я считаю, что потенциал мусульманских организаций в адаптации огромен и в настоящее используется в лучшем случае одна десятая его часть.

 

- Как будет организован хадж в этом году? Поддерживаете ли вы идею об ужесточении правил, предъявляемых к хадж-операторам?

 

- Я бы говорил не об "ужесточении правил", а о повышении планки требований, предъявляемых турфирмам, организующим паломничество в Мекку. Безусловно, мы поддерживаем это.

 

За последние десять лет количество мусульман, совершающих хадж, выросло практически в три раза. В 2012 году Мекка приняла более трех с половиной миллионов верующих, при том, что в городе ведутся масштабные работы по реконструкции и строительств новых объектов. В этих условиях, как от властей Саудовской Аравии, так и от ответственных организаций с российской стороны требуется очень высокий уровень дисциплины, профессионализма и слаженности в работе.

 

Наша постоянная квота составляет 20.5 тысяч мест, в 2007 и 2011 году саудовская сторона ее единовременно увеличивала на четыре с половиной и две тысячи мест соответственно. В текущем году, как известно, квоты всех стран были урезаны в связи с реконструкцией мечеть аль-Харам в Мекке. Поэтому в 2013 году хадж смогут совершить лишь 16400 россиян. Мы ежегодно обращаемся к саудовским властям с тем, чтобы изменить российскую квоту в сторону увеличения, однако наша постоянная квота пока остается все той же.

 

Количество заявок на хадж превышает имеющуюся квоту во многих странах мира, поэтому и вводится такой механизм как ограничение однократным посещением, электронные очереди и т.д. Думаю, что и нам логично идти по этому пути, но с той оговоркой, что наше старшее поколение, которое застало религиозные свободы лишь на склоне лет, все же должно иметь некие преференции и льготы при формировании очередности. Мы должны позволить своим старикам совершить хадж без очереди.

 

Что касается санитарного режима, здесь мы работаем в полной согласованности с санитарными службами нашей страны и профильным министерством в Саудовской Аравии и полагаемся на их профессионализм. Отмечу, что на протяжении всех последних лет дело вакцинации паломников было поставлено на очень хорошем уровне и наши верующие всегда ощущали опеку и ответственный подход со стороны санитарной службы.

 

- В России активно обсуждается проблема усыновления детей-сирот. Что может исламское сообщество предложить для ее решения? Известно, что в таких регионах, как, например, Ингушетия и Чечня, детских домов практически нет, так как детей, оставшихся без родителей, принимают в семьи родственники.

 

- Действительно, на Северном Кавказе семья понимается широко, поэтому когда в результате тех или иных несчастных случаев дети теряют родителей, такие дети считаются своими или родными для братьев или даже двоюродных братьев их погибших родителей и они обретают, точнее не покидают круг семьи. Это соответствует тому положению ислама, что мужчины рода обязаны брать попечительство над женщинами или детьми, оставшимися без кормильца.

 

Однако на ненадобность детских домов на Северном Кавказе влияет и отсутствие социального сиротства, то есть детей, попавших в социальные учреждения при живых биологических родителях. Как религиозная организация, свою задачу мы видим в профилактике алкоголизма и наркомании, воспитании молодежи, которая создаст в будущем крепкие здоровые семьи, свободные от пагубных пристрастий. Молодое поколение должно быть ориентировано на семейные ценности, многодетность, здоровый образ жизни, тогда мы сможем решить проблему сиротства и выправить демографическую ситуацию.

 

IslamRF.Ru

Источник: ИТАР-ТАСС

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/russia/rusinterview/28323/">ISLAMRF.RU: Муфтий Равиль Гайнутдин: Рамадан – время сплочения мусульман</a>