RSS | PDA | Архив   Вторник 21 Ноябрь 2017 | 1433 х.
 

Абдулла Дамир Имшмухаммедов: Владивосток можно назвать мусульманской "столицей" Дальнего Востока

17.09.2013 15:44

Владивосток можно назвать мусульманской "столицей" Дальнего Востока. По сравнению с другими регионами ДВФО, в Приморском крае наиболее сильно развито мусульманское движение. Около 10% населения Приморья, или порядка 100 тысяч человек, составляют мусульмане. С учетом приезжих их насчитывается примерно 150 тысяч. Только во Владивостоке живет порядка 60 тысяч мусульман. Об этом в интервью PrimaMedia LIVE рассказал имам Абдулла Дамир Имшмухаммедов, муфтий по Дальнему Востоку от Духовного управления  мусульман Азиатской части России (ДУМАЧР). 

 

- Во Владивостоке велись разговоры о строительстве мечети на улице Катерной. Где в действительности ее собираются строить?

- Единственное место, где возведение мечети одобрено правительством, – улица Катерная. Во Владивосток приезжал президент Татарстана, закладывал первый камень строительства. Однако возникла проблема, которая заключается в том, что земля под строительство выделена всем мусульманам, но занимается ей лидер татарской общественной организации. Между тем, мусульманских общественных организаций в крае множество: азербайджанская, узбекская, несколько татарских. А то, что выделили землю лишь одной организации, я считаю несколько неправильным. По большому счету, это не проблема, мусульмане все равно консолидируются и будут строить на этой земле мечеть, однако сейчас лидер татарской организации решает какие-то технические вопросы с городской властью.

 

- С учетом сложившейся ситуации, когда начнется строительство мечети?

- Есть два пути достижения этой цели. Первый – объединение всех мусульман Приморья в одно духовное общество, сейчас мы на этом пути, и второй – оформить землю для этой общей организации, чтобы не было потом спекуляций на эту тему. Чтобы все знали, что есть единый мусульманский центр, объединяющий мусульман независимо от их национальности. По сравнению с другими регионами ДВФО, в Приморье наиболее сильно развито мусульманское движение. У нас самое большое число молящихся, и, соответственно, самая многочисленная организация.

Почти во всех городах края есть приверженцы ислама, в Находке, Уссурийске, Артеме и т.д, много незарегистрированных общин. Их нужно собрать под единый центр духовного управления, сделать своего рода "вертикаль власти", чтобы мусульмане знали, кто их лидер, назначить в каждом городе своего имама, духовных наставников.

 

- Если, по вашим словам, наш город можно назвать мусульманской "столицей" Дальнего Востока, то какой вы себе представляете будущую мечеть во Владивостоке?

- Постройка большой мечети даст сильное преимущество нашему городу. У нас есть все предпосылки для этого, хотелось бы видеть мечеть примерно на 3 тыс молящихся. Даже молитвенный дом, который мы сегодня занимаем на Шепеткова, вмещает порядка 800 человек, "под завязку", со всеми прилегающими территориями – около 1500, то есть по пятницам туда помещаются не все. Иными словами, будь у нас мечеть, 3 тыс посещало бы ее еженедельно. Плюс соорудить балконы, облагородить прилегающую территорию. Отделку надо сделать в восточном стиле, чтобы мечеть была узнаваемой. Не хотелось бы авангардистских решений, как, например, в Вашингтоне, в форме кубов, многоугольников и т.д. Мы планируем сделать там своего рода выставочный зал, в котором можно читать лекции об исламе. Собираемся проводить небольшую экскурсию, чтобы все убранство можно было бы увидеть своими глазами. Также хочется создать при мечети культурно-образовательный центр, возможно, общежитие для учащихся.

 

- Как вы оцениваете взаимоотношения мусульман Приморья и представителей других конфессий? Существуют ли вообще эти контакты?

- Между исламом и другими религиями нет никаких разногласий. У нас есть общее концептуальное единство и с христианами, и с иудеями, и с представителями традиционного для Дальнего Востока буддизма. Мы все – жители одной страны, одного края, в этом наше единение. В 2006 году в Приморье был образован Межрелигиозный совет, в который вошли мусульмане, христиане, представители общественных организаций. Эта структура призвана урегулировать вопросы, которые касаются веры в целом. К сожалению, этот Совет собирался лишь несколько раз.

 

- Получается, представителям разных конфессий нет нужды собираться вместе и что-то обсуждать?

- Напротив, такая необходимость существует. У каждого движения есть "локомотивы" для такого обсуждения, в свое время от РПЦ был отец Сергий, а со стороны мусульманского сообщества этим вопросом занимался я. Я считаю, нам необходимо сделать шаги друг к другу. Владивостокской Епархии, нашей мусульманской организации, иудеям, буддистам.  Такие Советы работают почти во всех регионах России, но в Приморье он скорее "виртуальный", в наших умах и сердцах, и поэтому, думаю, вопрос о практической деятельности Межрелигиозного совета мы вновь поднимем.

 

- Какие проблемы может решить этот Совет?

- Их много, например, наркомания и алкоголизм в молодежной среде, отношение к однополым бракам, педофилии. То есть, это те вопросы, которые волнуют всех. Межрелигиозный совет должен выносить единое мнение о том, что все конфессии против всего этого. Думаю, имеет смысл включить в совет авторитетного человека из числа неверующих - возможно, ученого,  лидера общественного движения, который будет выносить на обсуждения совета точку зрения неверующих, либо космополитов. Таким образом будет услышано мнение общества,  а не только  его части - верующих. Нужно, чтобы звучало не мнение большинства от небольшой группы людей, как это бывает на заседаниях Государственной думы, а мнение народа, всех слоев общества. И это мнение, я считаю, надо отстаивать.

 

- Согласитесь, в обществе существует негатив по отношению к мусульманам. Считаете ли вы это проблемой, и как можно бороться с этим?

- Эта проблема больше всего видна в низовых социальных группах. Общественные лидеры, научные деятели, главы религиозных объединений и т.д. не испытывают друг к другу религиозных претензий и не идут в открытое противостояние друг с другом. Потому что это люди грамотные, с верой и высокой духовностью, и никогда не "вываливают" друг на друга свою злость. Они умеют прийти друг к другу и договориться о чем-либо, решить проблему миром и больше ее не поднимать. А вот молодежь, особенно 16-25 лет, сверхэнергичная, "тонущая" в море информации, не знающая, с чего начинать и как идти по дороге жизни, - ей достаточно небольшой "искры", чтобы положить начало негативным выступлениям и даже погромам и убийствам. Вы слышали о выступлениях в Москве, где стычки заканчивались вмешательством ОМОН. Но, если говорить начистоту, это все равно раз в 10 меньше, чем на Западе. Мы имеем дело со своего рода "бытовой" неприязнью, нетерпимостью, которая была всегда, и, наверное, мы не в состоянии ее искоренить полностью. Но мы можем ее уменьшить, выдавая "чистую" информацию об исламе, христианстве, иудаизме. Мы должны давать людям официальную позицию ислама, чтобы они ее придерживались. Ведь у многих отсутствует даже минимальная информация об исламе, и они говорят, что ислам – это зло…

 

- …и что мусульманин – непременно террорист?

- Да, такое мнение широко распространено. Поэтому наша задача, как духовных лидеров, проводить своего рода "ликбез", чтобы люди понимали, что между исламом как религиозным учением, и мусульманами, которые живут в их городе, существует огромная разница. Во Владивосток приехало много мигрантов: узбеков, таджиков, киргизов, - скажем так, не самых лучших мусульман, которые весьма часто не придерживаются Корана, а иногда - и позорят ислам. И мы, мусульмане, очень этим недовольны, но мы не можем ни перевоспитать их, ни остановить, ни наказать. У нас нет таких полномочий. И поэтому зачастую приходится "доказывать, что ты – не верблюд". Такая проблема, к сожалению, тоже есть. Мы все же стараемся их "воспитывать". Где-то – через общественные организации.

 

Во Владивостоке есть узбекская, таджикская, киргизская мусульманские организации.  Мы стараемся привлекать их в мечети, чтобы показать им, что не надо употреблять алкоголь, воровать, нельзя нападать на людей, проявлять агрессию по отношению к местным жителям. Также мы стараемся изменить сам образ их жизни, потому что они часто неопрятны, неухожены. Все это – большой минус именно в отношении ислама, он порождает неправильные стереотипы у местного населения.

 

- В обывательской среде, а также в ряде СМИ, активно обсуждали факты приношения в жертву барана на улице Шепеткова, где расположен молельный дом мусульман Владивостока.

- Один раз, в 2001 году, барана все-таки зарезали, однако на территории, огороженной двухметровым забором. Тот эпизод журналисты сняли, и вопрос муссируется более десяти лет. С тех пор жертвоприношений не проводилось. Был случай на острове Русском, когда один смельчак заснял нечто подобное на камеру, но это все-таки провокация.

Мы, мусульмане, знаем, что живем в стране, в которой христианские корни преобладают. Мы понимаем, что в меньшинстве здесь, поэтому и законы свои не насаждаем. У нас если и проводятся какие-то обряды, то за городом, и каждый их проводит самостоятельно.

Это дело личное. Причем, как правило, человек приносит жертву лишь один раз в жизни, а может не принести ни разу. Это не является столпом ислама. У нас за городом есть огороженная территория, есть специально обученный мясник, который поможет вам принести жертву. Притом делается это не для "показухи", а для Аллаха. Даже мясо барана затем необходимо раздать людям.

 

- Есть ли проблема с "показухой"?

- К сожалению, да. Бывает, проявляется она в том, чтобы достать телефон последней марки или надеть новый костюм. А бывает, такое встречается нечасто, что люди хвастаются перед другими тем, что они съездили на Хадж – совершили паломничество в священный город Мекку.

 

- Имеют ли мусульмане Владивостока возможность проводить религиозные обряды в молельных комнатах? Кстати, таковые есть в Москве, во многих странах мира. А вылетая из столицы, можно заказать особую еду в самолет: мусульманское меню или кошерную пищу.

- Мусульманин должен молиться пять раз в день, независимо от того, где он находится. Когда человек летит, он пропускает две молитвы. К сожалению, во Владивостоке нет специального молитвенного помещения в аэропорту. То же самое и с вокзалами, а если ты начинаешь стоять и молиться в центре зала – проблемы будут обязательно... Я очень надеюсь, что эти проблемы будут решаться, когда у нас возникнет духовный Центр. Нам достаточно и небольшой комнаты, чтобы поместились 2-3 человека. Буквально пять минут, молитва не столь продолжительная, как в церкви, по 2-3 часа стоять не нужно. Два раза опустился лбом на колени, вознес хвалу Господу и все. Что касается халяльной, или дозволенной, пищи, то нельзя есть свинину, и обязательно из мяса должна быть выпущена кровь животного. Сейчас в Приморье уже есть мясники, которые этим занимаются, но в поездках проблема сохраняется. Единственная компания, которая продвигает идею отдельного меню для каждой конфессии, – это Аэрофлот. Надо лишь сказать, что ты хочешь такой-то пищи. А вот на рейсах других компаний… Слава Богу, регион у нас рыбный, так что рыба доступна, а запретов на нее нет. Гораздо острее стоит вопрос про упоминавшиеся ранее молебные места и службу в армии. В армии, понятно, человек подневольный, заказать себе ничего не может, и есть он должен то, что ему подают. Но, опять же, в исламе, если ты вынужден есть свинину, то ты можешь ее есть. Так что отсутствие молельных мест для нас сейчас – первоочередная проблема.

 

- А как быть студентам ДВФУ, исповедующим ислам?

- В кампусе или где-то еще человек вполне может выполнять свои религиозные обязательства и не бояться преследования из-за этого. В исламе не обязательно, чтобы поблизости обязательно была мечеть или большой молитвенный зал. Человек может молиться там, где он живет. Достаточно расстелить коврик и помолиться. Никаких проблем.

 

- Поговорим о мигрантах из Таджикистана и Узбекистана. В основном, во Владивосток едет молодежь, желающая работать, а учиться в "пункте прибытия" особо никто не хочет. Вам известны случаи, когда из Средней Азии к нам приезжали учиться?

- В 2000-е годы была такая проблема, но в последние 2-3 года тенденция поменялась. Есть много киргизов, таджиков, узбеков, которые учатся в ДВФУ, ВГМУ, ВГУЭС. Я знаю около десятка таких людей. Сложность в том, что больше всего мигрантов – из Узбекистана. С этой страной у России нет договора о взаимном признании дипломов. Проблема связана именно с Узбекистаном, лидер которого Ислам Каримов несколько дистанцировался от России. Если соответствующий документ все же будет подписан, то, я думаю, во Владивосток приедут много людей на обучение. Ведь, насколько я знаю, получение профессии юриста или врача здесь значительно дешевле, чем в Узбекистане. Тем временем у россиян складывается впечатление, что к ним понаехала "чернь". На самом деле, так оно и есть. 80%  мигрантов - из нижних слоев населения стран, где они не нашли себя. А вот представителей интеллигенции, предпринимателей, к примеру, из Ташкента, Бухары, Самарканда, единицы. В основном едут из глубинки, где плохо живется, а не из крупных городов.

Если в России станет выгодно учиться, то, думаю, сюда приедет очень много людей. Взаимный потенциал для этого есть.

 

- Каково количество мусульман, не считая приезжих?

- Среди славян многие, в том числе, русские, приняли ислам. Даже корейцы принимают ислам. Сейчас все доступно - информация, знания, духовная литература, и много людей находят себя в исламе. Я радуюсь, когда прихожу в мечеть, потому что вижу людей всех форм лица и цветов кожи. И приятно, что свобода вероисповедования у нас все-таки есть.

 

- Много ли людей из Владивостока совершают хадж в Мекку? Дорого ли это обходится?

- Хвала Аллаху, что у нас нет проблем с паломничеством. Хадж – это один из столпов ислама, каждый мусульманин должен побывать в Мекке. Ее власти посчитали так, что на каждую тысячу мусульман выдается 1 квота на посещение. В России примерно 25 миллионов мусульман, или 1/6  часть ее населения. Соответственно, нашей стране выделили около 25 тысяч квот. Львиную долю квот, по понятным причинам, забирают Кавказ, Татарстан. В этом году выделили примерно 20 тысяч квот, что мало для России. Из-за нехватки возникает напряжение, на Кавказе случаются даже убийства, связанные с распределением квот.  На отправке в Мекку построен целый бизнес, и люди готовы купить путевку за любые деньги. В Приморском крае, к сожалению, нет своей квоты. Но у нас и желающих не более 30-50 человек, поэтому мы обращаемся в духовные управления на западе страны, отсылаем туда персональные документы. Стоимость паломничества в этом году – от 120 до 200 тысяч рублей. В этом году 10 паломников из Приморского края собираются в Мекку. Они уже сдали документы, ждут своей очереди.

 

- Вы Хадж совершали?

- Да, вместе с мамой пять лет назад я побывал в священных местах.

 

- У многих ислам ассоциируется с религиозным фанатизмом. Однако и в христианстве, в частности – в православии, в последнее время слышны лозунги "Только православие!", "Православие или смерть" и т.д. Как вы относитесь к такого рода проявлениям?

- Я могу по-разному относиться, но важнее – как ислам к этому относится. В Коране говорится, что принуждения к религии быть не может. Другими словами, насаждать какую-то точку зрения не может никто. Каждый человек должен сам сделать свой выбор. И если человек принял ислам, его философию, он не имеет права насаждать свою веру другим людям. Он может убедить принять ислам, как сказано в Коране: "Призови их наилучшим образом, веди с ними споры, призывай с мудростью и красивыми словами". Другими словами, человек должен доказать свою точку зрения мудростью, красноречием, аргументами. Призвать, научить. Не захотел принять человек ислам – это его личное дело. А вот так, как делают боевики – "Прими ислам или умри", нельзя. Такие ролики в Сети сыграли очень плохую роль в имидже ислама. В исламе такого нет. 

Да, мы знаем, что человек, который не принял ислам, попадет в ад, но мы не можем его убить за это, равно как и заставить принять нашу веру. Нельзя с ним воевать, другими словами.

"Воевать" можно лишь только в том случае, если он сам начинает войну. Это называется "оборонительной войной", так делает Россия, когда на нее нападают. Так и в исламе. Наказания человеку, который не принял ислам, быть не может. К своей религии мы призываем только мудростью и красивыми словами.

 

- Каково ваше отношение к Закону о защите чувств верующих? Не кажется ли вам, что задеть чувства истинно верующего нельзя?

- Вы абсолютно правы. Если человек истинно верит, то задеть его чувства, "выбить из колеи" не выйдет. Если к нему придет человек и будет его намеренно оскорблять, то он скажет: "Благослови тебя Всевышний". 

К сожалению, в исламе и христианстве несколько разные подходы в отношении грубости и преступления.

Один из принципов ислама – месть, как говорится в Коране – "Глаз за глаз, зуб за зуб". Если человек сделал тебе плохое, его ни в коем случае нельзя прощать. Другими словами, если кто-то ударил вас в глаз, то вы должны сделать то же самое с ним. Чтобы злодей не чувствовал себя безнаказанным. Такой принцип в исламе есть. Но это не дает права любому, кто назвал себя мусульманином, выйти на улицу и  начать избивать людей под этим предлогом. Нельзя допускать того, чтобы каждый вершил самосуд над теми, кто его обидел. Такого в исламе нет. Надо добиться наказания законными методами.

 

- В религиозной среде наметилась тенденция к "оскорбленности". Порой можно услышать: "Вы оскорбили мои религиозные чувства, поэтому вы - негодяй!"

- Безусловно, тенденция отрицательная. Верующий человек должен быть выше всех людей. Он должен снисходительно относиться к тому, что те, кто его пытаются оскорбить – малодушные и маловерующие. Что они – грешные. И делает им своего рода "скидку", процентов 99. В Коране есть такие слова: "Отвергни то, что плохо, тем, что лучше". Грубость отвергни добротой, жадность – бескорыстностью и т.д. Иными словами, нужно показать, что ты лучше, добрее, нравственнее, снисходительнее и терпеливее. Думаю, что всем верующим стоит придерживаться такого принципа - не стоит сразу бросаться "в атаку" на тех, кто выступает против ислама. Это как с историей про Pussy Riot. Несмотря на всю безнравственность поступка, совершенного этой группой, православная церковь, которую просили их простить, в ходатайстве отказала. А ведь представители РПЦ всегда подчеркивают, что их церковь – самая миролюбивая и всепростительная.

 

- А если бы те девушки сделали то же самое в мечети, их бы простили или вывели бы на улицу и закидали камнями?

- Я уверен, их бы простили. Однако это сильно зависит от воспитания, к тому же общеизвестно, что мусульмане более трепетно и ревностно относятся к своим святыням. Если, например, публично жгут Коран, то волнения, связанные с этим, зачастую оказываются весьма сильны. Трудно представить, что кто-то может прийти в мечеть и совершить акт подобного вандализма. Потому что нас воспитывают так, что у человека должно быть одно священное место. Им может быть Коран, который находится в твоем доме, либо, например, мечеть. Ни при каких условиях ты не имеешь права на то, чтобы сделать с ним что-то плохое, и даже подумать об этом. Уважение к пророку Мухаммеду, к Аллаху, к его книге воспитывается с детства. И поэтому подобных проблем в исламе нет. Есть вещи, которым, мне кажется, стоит поучиться христианам у мусульман.

 

- И все же, какую меру наказания вы бы применили к Pussy Riot, если бы они спели в мечети?

- Я бы провел референдум с верующими. Это вопрос веры. Мне кажется, что так надо было бы поступить и тогда, когда их арестовали. Узнать мнение верующих того храма, что они думают о наказании за этот поступок. Возможно, что так было бы правильнее. Таково мое мнение, возможно, я не прав.

 

- Как вы считаете, как надо воспитывать человека, чтобы он не придерживался фундаменталистких, античеловечных позиций в религии?

- Мне кажется, стоит сделать образование в средних школах более многогранным. Сейчас в обязательную школьную программу ввели "Основы религиозных культур", для учеников 4-5-х классов. Однако можно выбрать лишь один "блок" с религией. Только православие, только ислам и т.д. Я считаю, что в обязательную программу необходимо ввести "Основы религиозной грамотности", либо "Основы мировых культур" и оставить все "блоки". Чтобы каждую главу учебника, скажем, "История иудаизма", писали представители этой религии, в данном случае – иудеи. Затем, когда содержание книги будет полностью сформировано, ее должны проверить на соответствие школьной программе. Если что-то не так, то переписать заново. Это необходимо потому, что верующие люди, которые видят несоответствие в учебнике, часто оказываются недовольны и насаждают свое мнение другим. Важны нейтральность и беспристрастность. Главе про христианство можно уделить больше внимания, так как Россия – страна с преобладающим христианским населением и христианскими корнями. Мой сын пошел в четвертый класс. При переходе в новый класс, нас спросили: "Какой из "блоков" вы хотели бы изучать?". На выбор - христианство, ислам, буддизм, иудаизм и "История мировых религий". И был шестой предмет – "Основы этической грамотности". Этика, одним словом.

В итоге завуч созвала родительское собрание и сказала: "Поскольку у нас 90% детей – русские, а учебника отдельного у нас нет, хотите – не хотите, а будет христианство". Подобные вещи, конечно, вызывают негодование. То же самое и в отношении иудеев.

 

- Примечательно, что некоторые атеисты говорят о необходимости изучать в школе все, что касается религии.

- В том-то и дело. В семье, конечно, постараются дать должное религиозное образование, но как ребенку объяснить, ЧТО в христианстве говорят. Мы тоже придерживаемся такой же позиции. Опять же, насаждать нельзя. Дети 12-13 лет еще не готовы сделать самостоятельный выбор, поэтому, я считаю, что надо продолжать обсуждать этот вопрос. У нас светское государство. В Конституции не написано, что православие – государствообразующая религия. И нигде не указано, что наши законы основаны на православии. Следовательно, жители Российской Федерации могут либо исповедовать ту религию, которую хотят, либо не исповедовать никакую религию.

 

- Какие традиции приморские мусульмане перенимают от представителей других религий? Допустим, Новый год, с давних пор он считается нерелигиозным праздником.

- В любой стране "смешивание" культур неизбежно. И мусульмане, и христиане перенимают некоторые вещи друг у друга. Например, моя племянница недавно вышла замуж. Мы пошли в ЗАГС, в городе Артеме. А поскольку брак – дело государственное, ничего религиозного тут быть не может, во время церемонии жениха и невесту попросили обменяться кольцами по "устоявшейся традиции". А в исламе это запрещено. Они, конечно, обменялись, но остались недовольны данным обстоятельством. В исламе нет. Кольцами обменяться можно, подарить девушке, например, но обязательной церемонии, своего рода символа, нет. Не  приняты у мусульман-молодоженов и другие  традиции – выпускать в небо голубей, например. Замечу, что многих праздников не было в исламе изначально, например – Навруз. Это древний зороастрийский праздник, пришедший из иранской доисламской религии.

Есть грань, отделяющая религиозные праздники от общественных, и празднование общественных праздников нежелательно. Особенно, если там есть запретные вещи, например, возлияние, половая близость.

Иногда говорят, что Новый Год является религиозным праздником. Если взять 24-е число, по Григорианскому стилю, то через неделю – Обрезание Господне. И есть те, кто говорит, что этот праздник они праздновать не будут. Это самые одиозные мусульмане.

 

- Большинство россиян вряд ли когда-нибудь задумывалось о таких вещах.

- Соглашусь с вами. Хочу сказать, что религия должна играть в жизни человека консолидирующую роль. Она должна делать его более терпеливым, помогать ему анализировать окружающий мир. А не наоборот, политиканом, который видит лишь плохое. Верующий человек должен быть более снисходителен. Если человек позволит исламу поселиться в своей душе, то он станет толерантнее, снисходительнее и терпеливее ко многим вещам. Хотелось бы пожелать молодежи, чтобы она больше времени уделяла чтению и образованию. К тому же сейчас возможностей очень много, было бы желание. Только надо брать то, что полезно, а не всякую ерунду. А когда люди "накачивают" себя шовинизмом и негативом, это несет лишь зло. Они говорят, что против неверия, многобожия. Вроде бы все это - ради Аллаха, но, если разобраться, они несут лишь деструкцию. Возьмите Сирию, Ирак, Египет. Народ в этих странах фактически разделился. Одна группа мусульман говорит другой: "Вы - неверующие, в союзе со светской властью, вы – отщепенцы, с вами надо воевать". Раскол идет по такому сценарию. Между тем, верующим людям надо быть "цементом" нации, и христианам, мусульманам,  иудеям надо объединиться.  Лидеры религий должны способствовать этому.

 

- Не так давно Приморьем руководил губернатор Дарькин, сейчас во главе – Миклушевский. Влияет ли смена власти на религиозные ряды?

- Я уверен, что влияет. Каждый политик приходит во власть со своими убеждениями, ставит идеи, близкие ему по духу. Задача конфессий – находить "ключ" ко всякому политику, чтобы их интересы не были забыты.

Если говорить о названных вами персонах, то мусульмане к Дарькину относятся немного неодобрительно.

Проблему выделения земель под мечети он так и не решил. К нему очень долго "стучались" по этому поводу. Я думаю, человек, забывающий одну из конфессий, не может быть большим политиком.

Я надеюсь, что люди во власти на Дальнем Востоке, и в Приморье в частности, будут толерантны ко всем конфессиям, независимо от своих убеждений. Мусульмане и христиане веками вместе шли по России. Здесь, в Приморье, в конце XIX века уже были татарские полки в составе царской армии. Они молились, было два духовных дома и одно медресе (семинария или школа для религиозного обучения). Тогдашние наши политики были толерантны, они понимали, что надо дать людям такую возможность, потому что духовный стержень для человека много значит. Если не дать мусульманам в нашем крае духовную основу, они не будут любить Россию, ее защищать, считать своей землей. Они будут относиться к ней как к "мачехе" или даже как к нечто чужому. А если дать им духовную основу, то они будут проливать свою кровь за эту землю, как это было в Первую и Вторую Мировую войны, когда мусульмане воевали за Россию. И я хотел бы, чтобы местная власть серьезно относилась к межрелигиозной и межнациональной политике.

 

- А как вы оцениваете Миклушевского? С его приходом стало лучше?

- Я считаю, что он – более грамотный политик. Через несколько недель после того, как он пришел, состоялась встреча, на которой губернатор нам сказал: "Да, я знаю о ситуации с мечетями, надо помочь". И проблему стали решать, президент Татарстана изъявил желание помочь в этом деле. Я знаю, что Миклушевскому пока не все удается сделать в нашем регионе. Но я надеюсь, у него все получится.

 

PrimaMedia LIVE

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/russia/rusinterview/29153/">ISLAMRF.RU: Абдулла Дамир Имшмухаммедов: Владивосток можно назвать мусульманской "столицей" Дальнего Востока </a>