RSS | PDA | Архив   Среда 22 Ноябрь 2017 | 1433 х.
 

Фархад Саиди: в России есть потенциал для развития исламского банкинга

19.08.2015 10:44

Распространенная на Ближнем Востоке и в Юго-Восточной Азии исламская финансовая система переживает сейчас период серьезного роста. Медленными, но верными шагами исламский банкинг, нормы которого запрещают ростовщичество, приходит и на просторы России.

 

Но его активное развитие не повлечет за собой восточные инвестиции, пока в стране не появятся подходящие проекты, считает иранский банкир, почти три десятка лет проживающий в России. О тонкостях исламского банкинга и перспективах его развития в нашей стране рассказал в интервью глава совета Азия-банка Фархад Саиди.

 

— Финансовый мир Востока остается загадкой для участников российского рынка. Расскажите, пожалуйста, о преимуществах исламского банкинга, чем он может быть интересен для России, на ваш взгляд?

 

— Исламский банкинг — это разновидность обычного банковского дела. Это то же самое, что сказать, что мороженое с сахаром вредно, и заменить сахар чем-то полезным. Но в целом мороженое остается мороженым.

 

— Почему России может быть интересен этот вид банковского дела?

 

— Сейчас это интересно во всем мире, а если интересно во всем мире, почему не должно быть интересно России? В первую очередь, в России живет более 20 миллионов мусульман. Это очень хороший потенциал.

 

Во-вторых, это не то, что относится именно к мусульманам, это всем интересно. Правила исламского банкинга есть и в христианстве, и в иудействе, просто в исламе это было усовершенствовано. Но не в этом, а в том, что в сегодняшнем мире это альтернативная система банковского дела и эта альтернатива нужна.

 

Это вид экономики, где есть более здоровые отношения между инвестором и тем, кто получает эти инвестиции. В традиционном банкинге кредитная организация дает деньги и говорит: "Мне все равно, что будет с вами и с вашим бизнесом, мне нужно 15%, допустим, и основной долг". В исламском банкинге же банк считает себя партнером, соинвестором получателя этих инвестиций. Поэтому и в прибыли, и в убытке они вместе.

 

В исламском банкинге не больше и не меньше прибыли. Банк должен знать, на что идут эти средства, и насколько их получатель знает свое дело. И эта инвестиция должна быть полезна обществу. Если нужны деньги для открытия казино, где будет и в два раза выше прибыль — это не принимается. Потому что здесь есть прибыль для банка, но не для общества.

 

Экономика, как кровь внутри организма, должна постоянно крутиться, но это движение должно быть правильным. Пятьсот лет назад у людей не было такого капитала, но люди работали, и экономика крутилась. Потом капитал стал инструментом, и это началось с Америки. Инструмент может быть хорошим, может быть плохим — но инструмент работает в пользу того, кто держит этот инструмент в руках. В исламском банкинге нет такого инструментального положения капитала — и в этом отличие.

 

В исламском банкинге капитал — один из членов команды экономики, как вратарь или форвард в футболе. Сейчас ситуация дошла до того, что в традиционной экономике есть конфликт с интересами общества. Поэтому на исламский банкинг смотрят как на какой-то феномен.

 

Если правильно внедрять исламский банкинг, это будет очень полезно для российского общества. Но если будет так, что исламский банкинг станет инструментом в чьих-то руках, то будет только хуже.

 

Мое предложение всегда заключалось в том, что исламский банкинг должен начинаться в маленьких масштабах, очень собранно, правильно и на этой основе уже развиваться.

 

— А как Азия-банк принимает участие в развитии исламского банкинга в России? Привлечет ли развитие исламского банкинга арабские инвестиции в страну?

 

— Те, кто говорят о привлечении инвестиций, обладают видением, но не видят факты. Наличие исламского банкинга не означает, что арабские инвесторы сюда прибегут со своим капиталом.

 

И почему мы говорим только об арабских инвестициях? Есть малазийские, есть индонезийские — они не арабские, но они тоже часть исламской экономики. Потому что есть стереотип о том, что у арабов много денег, и они не знают, как их потратить, но это не так.

 

Капитал не придет на одно название. На мировом исламском банковском рынке существуют определенные правила. Если здесь нет проекта, который соответствует требованиям исламской экономики, куда должны прийти средства? Разве есть такой проект в России? Нет пока.

 

Например, нам нужен капитал — мы пойдем в Исламский банк развития и попросим деньги. Нас, естественно, спросят: для чего? А мы здесь (в России — ред.) пока не знаем, для чего. Если, допустим, для строительства — тогда последует вопрос, что за строительство, для кого, в каких целях, какая прибыль.

 

В этой части требования исламского банкинга идут вразрез с российским законодательством. Здесь должно быть связующее звено. В целом, этот проект должен для начала соответствовать всем требованиям. Если будет связующее звено, которое может определить вот это соответствие и может подготовить инвестиционный проект, то нет проблем.

 

Азия-банк как раз может стать таким звеном. Мы сейчас на практике пытаемся реализовать правила исламского банкинга в соответствие с российским законодательством. Но у нас есть один недостаток — у нас есть техническая возможность, но наш капитал недостаточен для того, чтобы решить все вопросы, касающиеся внедрения исламского банкинга в России.

 

Мы не хотим сказать, что мы сотворили чудо, просто мы понимаем и тонкости исламского банкинга, и тонкости российского законодательства. Мы их сопоставили, в результате получилось то, что наши продукты абсолютно соответствуют и тем и другим.

 

— Сейчас в России возможности внедрения исламского банкинга обсуждает специально созданная рабочая группа, в которую вошли представители Минфина, ЦБ РФ и других ведомств. Вы не принимаете участия в этой группе?

 

— Великий иранский поэт Саади 700 лет назад сказал, что "отличье есть меж тем, чей друг с ним рядом, и тем, что в нетерпении ждет души отраду". Можно сказать, что наш возлюбленный здесь рядом — у нас с ними пока нет ничего общего. Вы покажите нам экспертов по исламскому банкингу — их там нет. Мы, естественно, работаем с регулятором, все наши действия согласованы с ЦБ.

 

— Какие конкретные проекты Азия-банка можете озвучить по исламскому банкингу?

 

— В настоящее время мы рассматриваем все проекты, которые к нам приходят. Если честно, из 50 проектов пока даже нет одного, который соответствует правилам исламского финансирования. Мы больше акцентируемся на торговом финансировании и будем работать именно в этом направлении.

 

К нам приходят люди, которые утверждают, что пять раз в день молятся и за это хотят деньги. И нет никакого бизнес-плана. Но это не исламская экономика.

 

— Можете рассказать о самом банке? Кому принадлежит банк? В СМИ появлялась информация, что банк принадлежит гражданам Ирана.

 

— Банк российский и не принадлежит иранцам. Я являюсь гражданином Ирана и председателем совета банка. Но при этом я иранец, который 27 лет живет в России и 41 год — в Германии.

 

— Насколько санкции осложнили работу банка и ожидаете ли вы снятия санкций в ближайшее время?

 

— Мы на это отвечаем так — если снимают санкции, то мы работаем без санкций. Если не снимают, то мы работаем с санкциями. В любом случае для нас главная та работа, которую мы делаем. Мы никому не жаловались и ни у кого не просили помощи. Мы сказали сотрудникам — или нужно работать, или стать свидетелем гибели банка.

 

— Вы является гражданином страны, на которую были наложены санкции много лет назад. Россия тоже подверглась санкциям со стороны западных стран. Какой опыт Ирана в экономической сфере был бы полезен для России?

 

— Я могу разделить это на две части. Первая часть — вопрос морали, вторая — техники. Но более важная — моральная часть.

 

Что сделал Иран? Иран после введения санкций создал очень много центров, откуда мог свои деньги перевести хоть с убытком, но в страну. В санкциях есть лазейки, никогда не бывает, чтобы они были как замкнутый круг.

 

Я в российской экономике не вижу проблем в санкциях, а вижу проблему в подходе к работе. Нужно понять, что будут и убытки, и сложности, но при этом нужно работать и чуть-чуть умерить свои желания. Проблема в том, что здесь многие банкиры не хотят смириться с тем, что в бизнесе иногда есть подъем и спад.

 

Однажды лет 30 назад я в Эмиратах встретился с одним очень богатым шейхом. Он раз в несколько месяцев приходил в шатер и жил там как бедуин. Я его спрашивал: это ностальгия? Он отвечал: нет, мы живем так, чтобы если вдруг мы лишимся всего, мы понимали, как раньше жили в шатрах с верблюдами.



РИА Новости

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/russia/rusinterview/37422/">ISLAMRF.RU: Фархад Саиди: в России есть потенциал для развития исламского банкинга</a>