RSS | PDA | Архив   Воскресенье 19 Ноябрь 2017 | 1433 х.
 

Муфтий Гайнутдин: Московская соборная мечеть - сооружение, достойное нашего многонационального и многорелигиозного государства

18.09.2015 17:03

В преддверии открытия в Москве Соборной мечети, которой в этом году исполняется 111 лет, интервью ТАСС дал председатель Духовного управления мусульман Российской Федерации и Совета муфтиев России муфтий шейх Равиль Гайнутдин. Проект грандиозной реконструкции занял 10 лет. О том, на какие средства велись работы, как муфтий лично делал наброски узоров орнаментов и утверждал элементы декора, он рассказал агентству.

 

- Что представляет из себя Соборная мечеть после реконструкции?

 

- Наша мечеть – златоглавая и вписывается в ансамбль храмов Москвы. И самое главное - мы построили не турецкую, не марокканскую, не персидскую, не малайзийскую, а российскую мечеть. И все элементы декора, дизайна, росписи полностью соответствуют нашим традициям, нашим орнаментам и узорам.

 

Мечеть до реконструкции – это 970 кв. метров, на которых располагались и сама мечеть, и административное полуразрушенное здание, и места, где люди совершали омовение, и склад, и гараж, и мой кабинет. Принимать верующих в храме было уже просто опасно: мог даже обвалиться потолок. Мы смогли сохранить это намоленное место и воссоздать мечеть в лучшем, красивейшем виде.

 

Теперь это здание площадью 18 тыс. 900 кв. метров, и я не знаю, много ли в мире таких мечетей, которые, как и наша, имеют полноценных три этажа для богослужения, семь лифтов, систему очистки воздуха, по последнему слову техники оснащенный конференц-зал, где есть специальные кабины для синхронного перевода с мониторами, чтобы мечеть была оборудована постоянно действующими камерами, которые транслируют и сразу же передают через проектор в зал проповеди имама. А я бывал во многих мечетях мира: и в Эмиратах, и в Марокко, и в Иерусалиме, Египте, Турции и так далее.

 

Наша мечеть очень современная, но в то же время классическая. У нас получилось сооружение, достойное нашей первопрестольной столицы и нашего многонационального и многорелигиозного государства.

 

- Сообщалось, что освоено за все время реализации проекта порядка 0 млн. Привлекались ли государственные средства? Кто поддержал Совет муфтиев России?

 

- Ни копейки не было получено ни от федеральных властей, ни от московского правительства. Деньги на строительство саккумулировали сами верующие, сами мусульмане собирали эти средства – это более 0 млн. Это показывает, что у нас сегодня очень зрелые, добрые и богобоязненные мусульмане. Мы смогли объединить наш народ в этом проекте.

 

Средства поступали со всей России и других стран. Нам помогали и крупными суммами, и небольшими, а также оказывали помощь, например, в виде таких подарков, как дизайн и роспись мечети, парадные двери, витражи, люстры, мраморные элементы, молельные коврики от Турции. Президент Турции Реджеп Эрдоган сказал, что его народ хочет быть причастным к строительству московской Соборной мечети. Президент Палестины Махмуд Аббас лично передал тысяч, сказав, что эти деньги, конечно, нужны палестинским детям, но и они хотят быть причастными к строительству дома Бога на земле, тем более в Москве.

 

Я ездил с протянутой рукой вначале, я встречался и с эмирами, и с королями. Встречался и получал понимание вопроса, но мы от них ни копейки не получили - я не говорю цента или доллара. Мы построили Соборную мечеть в Москве на свои средства. Пусть не думают представители других религий и наши мусульмане, что на строительство мечети выделили средства богатейшие страны арабского мира. Никто из арабских мусульман не перечислял нам деньги.

 

- Изначально планировалось открыть мечеть в мае 2016 года. К чему такая спешка?

 

- Мы открываем мечеть в юбилейный год, год 70-летия Великой Победы. Это дань уважения нашим ветеранам и дань памяти защитникам Отечества и той мечети, которая всегда служила, не закрывая свои двери все 111 лет, включая и последние 10 лет реконструкции. Мы помним, что из московской Соборной мечети наши отцы и деды уходили на фронт защищать свою страну, проливали свою кровь за родину, к чему призывает наша вера. В этой же мечети мусульмане для ускорения Победы собирали добровольные пожертвования, помощь фронту. На средства эти был сформирован танковый полк, и мусульмане получали слова благодарности от верховного главнокомандующего Иосифа Сталина. Помня обо всем этом, мы и открываем мечеть в этом году.

 

- Избавит ли реконструкция мечети мусульман от необходимости молиться на улице?

 

- Для того чтобы мусульмане не собирались в центре Москвы вокруг наших имеющихся небольших мечетей, нужно строить мечети в каждом округе города. Если в городе 11 административных округов, то хотя бы по одной мечети в округе должно быть. Если в округе проживает более миллиона человек, неужели они не имеют права иметь одну мечеть?

 

Мы реалисты, реально видим своих верующих и на улицах Москвы, и на стройках, и в наших мечетях. В Москве проживает не менее 2 млн мусульман. И если взять, что в день праздника мусульмане совершают намаз в количестве более 250 тыс. человек, которые одновременно приходят в мечеть, это означает, что только 10 процентов совершают богослужение, а 90 - остаются дома. И тем более наши праздники не являются праздничными днями, и от работы наших мусульман не освобождают, и они не могут приходить на молитву в рабочее время.

 

- Может, уже есть планы построить еще одну мечеть в Москве?

 

- Я думаю, что не только одна мечеть будет построена в Москве. У нас в планах строительство одной мечети на территории новой Москвы – место уже определено, но пока мы его не разглашаем. По поручению мэра Москвы, подбирается еще одно место для строительства в два раза большей, чем московская Соборная мечеть, рассчитанной уже на 20 тыс. молящихся. Мы получили запрос предоставить концептуальный проект своего видения этой мечети. Мы его подготовили, проект занял 16 страниц, и передан московскому правительству.

 

Вот у нас кричат, что мало мечетей, что не дают строить. Все нам дают! Пусть эти крикуны приходят ко мне, дают деньги, и мечети будут строиться в Москве. Мы же собрали столько-то миллионов долларов и построили эту мечеть. Давайте сейчас построим еще одну и другую.

 

- Такие благоприятные условия для мусульман не привлекут ли в Россию беженцев из стран Северной Африки и Ближнего Востока, хлынувших в Европу?

 

- Нам это не грозит, потому что Россия этот этап уже пережила. То, что сегодня наблюдается на территории Евросоюза, мы уже пережили в начале 1990-х годов. Первый поток мигрантов, а это сотни тысяч человек, поселились у нас после вывода российских войск из Афганистана. И вы помните, что район возле станции метро "Севастопольская" был полностью заселен афганцами, включая и бывшего президента Афганистана Бабрака Кармаля. И его дочери я читал никах в день заключения брака – я знаю, о чем говорю.

 

Когда началась война на юго-востоке Украины, оттуда поехали к нам беженцы, много беженцев, но никто не говорил, что это бедствие. И Россия приняла всех, ни Евросоюз, ни Америка, никто другой не помогли России. А ведь это люди, оставшиеся без крова, лекарств, еды, элементарных вещей и каких-либо средств.

 

И беженцев мы принимали из Ливана, Палестины, Ирака, Сирии и других стран. Я знаю, потому что они приходили к нам в мечети. Они приехали к нам как мигранты. А еще мигранты из Центральной Азии: миллионы приехали из Кыргызстана, Таджикистана, Узбекистана. Они приехали, чтобы здесь работать и обеспечивать свои семьи, которые остались там. Они устраиваются, работают, получают даже российские паспорта, становятся россиянами, остаются здесь. Россия принимает, Россия - добрая душа.

 

В России никто не требует ассимилироваться, менять религию. Но современный поток мигрантов устремился в Европу, потому что люди надеются жить там на пособия и не работать. А в России такого нет. Есть определенная пропаганда этого.

 

- По данным Национального антитеррористического комитета, в рядах  ДАИШ (ИГ) воюют от 800 до 1,5 тысяч россиян, в том числе и завербованных. Как можно этому противодействовать?

 

- Мусульмане должны разъяснять истинное учение ислама, текст Корана, что такое джихад. У нас нет материальной возможности обеспечить достойную жизнь имамам, чтобы они не уходили в бизнес, а проповедовали истинные основы вероучения. А террористы разъясняют, им выделяют огромные средства, они имеют возможность приглашать из Голливуда сценаристов и режиссеров для того, чтобы постановочно снимать, как боевики режут головы, показательно расстреливают, и это распространяют на весь мир и говорят, что будущее за вот таким сильным государством. Пытаясь узнать что-то об истинном исламе, люди начинают искать информацию и выходят на них. А наши религиозные мусульманские организации сейчас просто в бедственном положении.

 

- Какой же из этого Вы видите выход?

 

- Для того чтобы сохранить свой духовный генофонд, стабильность, мир, согласие и ту атмосферу, где не будет развиваться чуждая идеология экстремизма и радикализма, государство должно об этом заботиться. Конечно, и другим традиционным для России религиозным организациям государство должно оказывать поддержку.

 

Наши религиозные деятели сегодня не занимаются распространением идеологии. Они получают образование, назначение, а потом уходят в околоисламский бизнес, потому что просто не могут прожить на свою зарплату. Они работают в турфирмах, печатают плакаты с символикой, сувенирчики делают, продают халяльные продукты питания, обучают арабскому языку, но не проповедуют. И таких образованных имамов существенный процент от общего числа. А кто, если не они, сможет разъяснить суры Корана?

 

После чтения одной книги люди мнят себя уже знатоками, понимая текст буквально. А имамы растолковывают, что пророк делал что-то в такое-то время, в такой-то ситуации, по такому-то случаю, и поэтому сделано вот так, но в настоящее время такой ситуации нет, такой аят не применяется, потому что, может быть, следующим аятом уже полностью аннулирован. В период развития ислама, когда жил пророк, это было одно, тогда были покушения на молодое мусульманское государство. Но сегодня ситуация совершенно другая, и мы живем не в мусульманском государстве, а в многонациональном, многорелигиозном. Это нужно разъяснять.

 

- Как раз о толковании Корана: как Вы оцениваете запрет сур судьей Южно-Сахалинска?

 

- Это невежество. Авторитетной экспертизы там вообще не было, а экспертов таких в России по пальцам можно пересчитать. А чтобы в какой-то деревне, в каком-то районе, где-то за Уралом, в Сибири нашлись эксперты богословия… Это люди с огромным академическим опытом и знаниями, люди, которые философски могут осмысливать. А такие эксперты, что суры Корана запрещают, и всю Библию могут назвать экстремистской. Судьям нужно читать Библию: и Ветхий Завет, и Новый Завет, тогда у них будут совершенно другие взгляды.

 

- Как можно уберечь древние религиозные тексты от признания экстремистскими?

 

- Можно внести изменения в закон о защите чувств верующих и дополнения о защите Священных Писаний и классических богословских трудов, веками проверенных. Они вечны, богоданны, их нельзя трогать. В этот список могут быть отнесены качественные переводы на русский язык Корана, сунны нашего пророка.

 

- С какими чувствами Вы будете открывать 23 сентября, накануне праздника Курбан-байрам, московскую Соборную мечеть?

 

- Это, конечно, радость и чувство гордости, что мы это сделали: отстроили грандиозную московскую Соборную мечеть. Все 10 лет реконструкции мой кабинет располагался в этом здании, даже на праздники я не покидал стен этой мечети. В Турции я сам делал наброски дизайна, орнаментов, потом утверждал макеты профессионалов. Все до единой бумаги, касающиеся реконструкции, я лично изучал и подписывал. Так все и было.

 

Источник: ТАСС

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/russia/rusinterview/37666/">ISLAMRF.RU: Муфтий Гайнутдин: Московская соборная мечеть - сооружение, достойное нашего многонационального и многорелигиозного государства</a>