RSS | PDA | Архив   Понедельник 3 Август 2020 | 1433 х.
 

Вениамин Попов: Россия призвана стать мостом цивилизаций!

06.11.2007 18:25

Вениамин Викторович Попов — известный в России и в исламском мире дипломат. В последние годы буквально у нас на глазах именно благодаря Попову, его дипломатическому мастерству и личному обаянию, президент России осуществил прорыв в российско­исламских отношениях. Вениамин Викторович стал — впервые в истории нашей страны! — представителем РФ при ОИК (Организации Исламская Конференция), наладил беспрецедентно открытые и плодотворные связи практически со всеми странами исламской цивилизации.

Теперь он дипломат в отставке. Но ведь недаром говорят: дипломаты бывшими не бывают! Свой уникальный опыт и связи Попов теперь реализует в статусе Директора по внешним связям Фонда поддержки исламской науки, культуры и образования. Этот Фонд создан не просто для финансовой поддержки позитивных сил, но и для модернизационного рывка в российской умме, который должен вывести ее из сложившегося за 15 лет ступора, породившего коррупцию и недееспособность, с одной стороны, и экстремизм — с другой. Но задача Попова в этом Фонде — не эти внутрироссийские хирургия и профилактика, а — внешние связи, промывание прорубленного Путиным «окна в Азию». Кроме того, из уст Вениамина Викторовича 2 августа 2007 года на пресс­конференции в РИА Новости в Москве прозвучало дерзкое заявление о создании Центра партнерства цивилизаций — причем ни больше ни меньше, как для выработки новой концепции миропорядка!

    С таким специалистом, мыслителем, гражданином, как Попов, надо быть знакомым поближе. Чтобы лучше понять взгляды этого уникального человека, предлагаем читателям беседу с ним Джанната Сергея Маркуса.

— Вам посчастливилось выполнить уникальную миссию в истории российской дипломатии — по поручению президента России заново выстроить отношения с исламским миром и фактически «прорубить окно в мир Ислама». Расскажите, пожалуйста, как вообще вы стали дипломатом?

— Когда мне было 12–13 лет, я впервые прочитал «Сказки 1001 ночи». Они поразили меня. Еще был такой известный фильм «Багдадский вор». Тогда кинематограф оказывал на подрастающее поколение гораздо большее влияние, чем сейчас. С тех пор я уже твердо знал, что должен выучить арабский язык и поехать на арабский Восток.

    После школы поступил в МГИМО — Московский государственный институт международных отношений. Работал в нескольких арабских странах, в том числе в Египте, Сирии и Ираке. Был послом сначала в Северном Йемене, затем в объединенном Йемене, после этого в Ливии и Тунисе. По возвращении из Туниса была создана, впервые в практике МИД, группа по исламскому фактору, и я стал ее руководителем — и стал называться послом по особым поручениям по связям с ОИК — Организацией Исламская Конференция. Связей тогда еще не было — с 2002 года мы их энергично устанавливаем, и в 2005 году, а точнее 30 июня, на Конференции министров иностранных дел стран­членов ОИК, Россия стала наблюдателем в этой второй по численности после ООН международной организации.

— Итак, в чем именно заключалась задача, поставленная перед вами, когда вы стали послом по особым поручениям в МИД РФ?

— Главная задача была в том, чтобы наладить прочное сотрудничество с мусульманскими странами, а их, напоминаю, 57! В 2003 году в августе Владимир Владимирович Путин, находясь в Малайзии, выдвинул свою знаменитую инициативу о присоединении России к ОИК. Это был один из самых крупных шагов новой российской дипломатии — наладить устойчивые и добрые связи было нелегко, особенно после Афганистана и с учетом событий в Чечне. Президент лично уделял большое внимание реализации сделанного им в Малайзии заявления.

    Реакция на эту инициативу в нашей стране и в исламском мире была в основном позитивной. Но были и противники. Понадобилось два года многочисленных и непростых контактов для того, чтобы реализовать поставленные задачи. Это был весьма насыщенный период, и я надеюсь, что позже сумею рассказать обо всех перипетиях этого, безусловно, захватывающего дипломатического марафона…

— Каково было самое трудное задание, которое было перед вами поставлено?

— Трудных поручений было много. Арабо­израильскую войну 1967 года я встретил в Каире — и сама война, и последующий период были наполнены весьма крутыми поворотами и неординарными событиями. А в следующую арабо­израильскую войну 1973 года я был уже первым секретарем в нашем посольстве в Дамаске.

    Практически я чудом остался жив! Драматических моментов было много. Я надеюсь года через два продиктовать свои впечатления от этих войн и озаглавить их «Две войны из окна посольства».

— Поделитесь с нами: а каков самый смешной случай за время вашей дипломатической карьеры?

— Дипломат должен обладать разносторонними знаниями, умением находить общий язык с разного рода собеседниками. Но прежде всего — надо хорошо знать язык. И в этом я убедился в 1967 году. Однажды, переводя беседу нашего посла в Египте с президентом Гамалем Абдель Насером, я неверно произнес одну из гласных, и в результате получилось не «откладывание» встречи, а ее… «ускорение»!

    Насер переспросил и потом несколько раз смеялся над тем, как я перепутал гласные. А в результате — представьте себе! — могли возникнуть осложнения в двусторонних отношениях.

— Мусульмане в России нередко говорят: наш президент начал качественно новый диалог с зарубежным миром Ислама, не имея при этом надежного тыла — субъекта мусульманского сообщества внутри страны. Умма раздроблена, ее лидеры малоквалифицированны, не налажены процессы образования, СМИ, особенно работа с молодежью. Потому президент и не брал в свои «исламские визиты» представителей ДУМ — духовных управлений мусульман.

    Как в таких условиях можно полноценно вести диалог с зарубежными мусульманами?

— Первое. После почти 70 лет атеизма в нашей стране, естественно, процесс возрождения духовности идет непросто, но бурно. Я думаю, что со временем все войдет в свою колею.

    Президент Владимир Владимирович Путин, кстати, на Конференцию глав мусульманских государств в 2003 году в Малайзию брал с собой представителей Духовных управлений мусульман. Я хорошо помню, что глава Координационного совета мусульман Северного Кавказа шейх Исмаил Бердиев произвел большое впечатление, когда молился вместе со всеми мусульманами в мечети Куала­Лумпура.

    А в нынешнем году в России создан Фонд поддержки исламской науки, культуры и образования, который будет содействовать ликвидации тех прорех, которые были у нас в мусульманском образовании и воспитании.

    С 2006 года функционирует Центр арабских и исламских исследований, который постепенно налаживает связи с соответствующими организациями в исламских странах. Я думаю, что полноценный диалог с братьями по вере у наших мусульман постепенно будет приобретать более четкие и плодотворные формы.

— Говорят, что Россия в своей «восточной политике» похожа на «потемкинскую деревню, торгующую оружием». По сути, повторяются наработки советского времени и вновь используется широкий рынок вооружений — но не более. Вы согласны с такой оценкой?

— Нет, не согласен. У нас масса примеров плодотворного экономического сотрудничества с Турцией, Ираном, Саудовской Аравией (саудовцы с нашей помощью запустили семь спутников в космос), Марокко, Египтом и т. п. В последнее время активный интерес к сотрудничеству с Россией, в первую очередь в области экономики, проявляет Афганистан.

    Я думаю, что ближайшие годы будут свидетелями новых совместных с мусульманскими странами проектов в экономической и финансовой областях.

— Каковы перспективы диалога России с исламским миром в условиях, когда — по вашей оценке — Запад будет в ближайшие 10–15 лет лишь усиливать конфликт?

— Россия практически во всех мусульманских странах воспринимается как дружественная страна. Иногда нас называют «частью Запада», но того Запада, который хорошо понимает мусульманский Восток. Конфликты и конфронтации не в наших интересах. Россия, которая имеет большое мусульманское меньшинство, хорошо понимает мусульманский мир. Будучи европейской страной, мы активнейшим образом сотрудничаем с Западом.

    Характерно, что двуглавый орел на нашем гербе смотрит и на Восток, и на Запад! И в условиях набирающей силу холодной войны между Западом и исламским миром Россия может сыграть роль своего рода связующего звена или, если хотите, цивилизационного моста — с тем чтобы решать существующие споры не силой оружия, а посредством переговоров, какими бы длительными они ни были.

    Я не сомневаюсь в том, что наше сотрудничество с мусульманскими странами будет продолжаться и расширяться.

— Дважды за последний год вы проводили презентации книг, выпущенных издательским домом «Медина»: сборника статей доктора философии Тауфика Ибрагима «На пути к коранической толерантности» и Тафсира Корана Абдуллы Юсуфа Али. Что качественно нового в этих изданиях заставило вас взяться за их презентацию?

— Ислам делает особый акцент на образовании и просвещении. Широко известны высказывания Пророка Мухаммада на этот счет. В Нижнем Новгороде в Духовном управлении это хорошо знают и пытаются реализовать. Там работают увлеченные и преданные своему делу люди. И в итоге Нижний Новгород становится одним из главных интеллектуальных центров мусульманской мысли в России.

    Почти 70 лет мусульмане были практически лишены доступа к знаниям о своей вере. И издательство «Медина» многое делает для того, чтобы восполнить этот пробел. Такую работу можно только приветствовать!

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/russia/rusinterview/886/">ISLAMRF.RU: Вениамин Попов: Россия призвана стать мостом цивилизаций!</a>