RSS | PDA | Архив   Четверг 23 Ноябрь 2017 | 1433 х.
 

Речь муфтия шейха Равиля Гайнутдина Председателя Совета муфтиев России и ДУМРФ на заседании - ШУРА СМР 26 сентября 2016 г.

26.09.2016 16:18

Речь Муфтия Шейха Равиля Гайнутдина Председателя Совета муфтиев России и ДУМРФ на заседании - ШУРА СМР 26 сентября 2016 г.

 Уважаемые муфтии!
                                                    Уважаемые члены Совета муфтиев России
                                                   Дорогие братья и сёстры! Уважаемые гости!

Приветствую вас словами традиционного мусульманского приветствия Ас-саляму алейкум, ва рахматуллахи ва баракатух!


Мир вам, милость Всевышнего и Его благословение. Наше заседание посвящено 20-летию создания Совета муфтиев России, подведению итогов этих двух десятилетий и обозначению стратегических векторов, в которых нам следует развиваться.

Чуть более 20 лет назад целая группа независимых муфтиев различных регионов объединилась в Шура − Совет, чтобы совместно и солидарно отстаивать свою позицию перед обществом и государством. Объединение независимых муфтиятов в единую организацию не было условлено требованием закона и даже не требованием широких масс верующих, но было проявлением воли и солидарности, актом, когда религиозные деятели  взяли ответственность за положение своих общин в свои руки. Возможно, по исторической значимости учреждение в 1996 году Совета муфтиев России можно сравнить с избранием в 1917 году муфтием ОМДС Галимжана Баруди, что также явилось актом проявления воли мусульманских элит Российской империи. Как известно, до этого с создания ОМДС муфтии не выбирались, а назначались с соизволения Императора по линии МВД России.



Не перечисляя всего того, что было сделано за эти два десятка лет, я бы хотел подчеркнуть главное: когда мы объединялись, это было преимущественно объединение муфтиев и их ближайшего окружения, а сегодня Совет муфтиев России это союз не муфтиев и даже не муфтиятов, а сплочение творческих и интеллектуальных сил уммы для движения вперед. Отличие 2016 года от 1996-го состоит в том, что 20 лет назад мы активно возрождали обрядовую сторону религии и религиозное самосознание, а сегодня мы имеем полное право говорить о полноценном возрождении общинной жизни, которая была жестоко разгромлена в первую половину ХХ века. В сегодняшней умме каждый искренний верующий осознает себя частицей большой и крепкой общности − российского мусульманства. К внутренним признакам созревания общинной жизни я отношу оформление важнейших социальных институтов и конфессионально обусловленных отраслей хозяйства и экономической деятельности. Это система образования и просвещения, возрождение культурных традиций и обеспечение их дальнейшей передачи, быстрорастущий рынок халяльных товаров и услуг. Внешним признаком зрелости нашей мусульманской общины я считаю тот непреложный факт, что и российская нация в целом - наши сограждане, и весь мир видят в российских мусульманах умму - общность. Самым убедительным и по-своему поэтичным подтверждением нашей целостности является телекартинка двухсот тысяч молящихся за своим муфтием в величественной Московской соборной мечети и ее окрестностях в дни двух мусульманских праздников.

Безусловно, немало тех россиян, которые воспринимают этот факт в негативном свете, полагая, что в целостности российской уммы кроется угроза государству и представителям других конфессий. Я считаю правильным и всецело поддерживаю запрет в России на учреждение партий по религиозному признаку и с религиозной идеологией. Но должен признать, что главный вопрос ислама в России на сегодня − вопрос субъектности уммы. Способна ли умма брать ответственность за свое положение на себя, есть ли в ней то ядро элит, обладающих потенциалом прийти к единому мнению и отстаивать универсальные для всех мусульман России интересы перед лицом остальной России и на законной, конституционной основе, опираясь на Коран, Сунну и уважая права и интересы большинства?



Муфтии и улемы − лишь небольшая часть этой элиты, при этом, в силу исторических традиций мусульманских сообществ, достаточно дистанцированная от публичной политики ее часть. Нашу элиту составляют и крупные бизнесмены и меценаты, интеллектуалы и люди науки, представители культуры и искусства, видные общественные персоны. Однако тенденции последних лет ярко свидетельствуют: в условиях угасания национальных движений мусульманских народов, все важнейшие институциональные инициативы в самых разных областях, от финансов, бизнеса до благотворительности и книгоиздания реализуются либо непосредственно религиозными институтами, либо под их эгидой. Люди сами видят в религиозных ценностях тот центр притяжения, ориентир, согласуясь с которым стремятся воплощать свои замыслы в жизнь. Наши единоверцы сами обращаются в муфтияты, иногда совершенно неожиданно для нас самих, с просьбами поддержать, благословить в тех или иных начинаниях на благо мусульман.

Таким образом мусульманские религиозные объединения, даже порой сами того не планируя, превращаются в центры, в которых формируется импульс к национальному и культурному развитию мусульманских народов России. И эта тенденция характерна далеко не только для мусульманского сообщества. Всемирный русский народный собор возглавляет глава Русской православной церкви. Этот авторитетный не политический, но общественный орган, как известно, формулирует повестку дня и интересы русского народа, активно работает над претворением в жизнь намеченных задач. Обратите внимание, что и глава государства, Владимир Владимирович Путин поставил задачи по социализации ислама именно перед мусульманским духовенством.

Важнейший показатель нашей зрелости, субъектности − это способность сформулировать собственную повестку дня, не дожидаясь подсказок извне. Твердо убежден, и это доказано столетиями истории, что территориальная целостность и суверенность российского государства являются важнейшим, я бы сказал кровным, интересом российского мусульманства. Нам критически важны свобода вероисповедания и светский характер государства, гарантированное и обеспеченное законом право на сохранение национальных языков и культур. Хвала Всевышнему, в целом, все это нам обеспечено современным российским правом, хотя список досадных и возмутительных исключений, как например, с неправомерными запретами религиозной литературы, мог бы быть длинным.



Но мы должны понимать, что вопрос нашего сохранения и развития, нашего самоуважения и собственного достоинства, это в большей мере вопрос собственной воли и усердия, нежели внешних обстоятельств. Наш истинный джихад сегодня − не превозноситься, не поддаваться упадническим настроениям, не обманываться ложью экстремистов и террористов, не уходить в самоизоляцию, постоянно повышать собственный уровень образования, культуры, администрирования и упорно отстаивать свою точку зрения в условиях свободной конкуренции идей и воззрений. Наш джихад − самим формулировать свой горизонт развития, формировать будущее. Сегодня, несмотря ни на что, мы имеем достаточно возможностей для этого и фактически занимаемся этим.

В своем докладе я хочу изложить свой взгляд на ключевые достижения и упущения мусульманского сообщества России на современном этапе. Из тех, чем мы можем гордиться, самое первое −сохранение света веры в наших сердцах, миллионы выстаивающих молитвы искренних наших братьев, миллионы тех, кто уже сделал первые шаги на встречу к Истине.

Далее по важности я хочу отметить межнациональную и межрелигиозную стабильность, согласие в стране. Считаю, что в тяжелейшие годы внутрироссийских войн, в дни чудовищных терактов, от которых наша страна страдала, принципиальная и ясная позиция большинства мусульман, неприятие и осуждение терроризма и экстремизма, твердое намерение духовенства не допускать межнациональной и межрелигиозной розни сыграли в этом большую роль. И мы благодарны всем россиянам, всем религиозным, общественным и политическим силам, которые разделяли с нами эту позицию. Особую признательность хочу выразить нашим партнерам по межрелигиозному диалогу, как в формате Межрелигиозного совета России, так и в более широком составе. Считаю, что наши доверительные, взаимоуважительные отношения очень много значат для общего климата в стране.



Благодаря конструктивной, патриотичной позиции мусульманских религиозных деятелей, сегодня наши духовные управления мусульман являются фактором стабильности, опорой как для народа, так и для властей. Мусульмане имеют возможность выразить свою позицию по общероссийской повестке дня, по внутриконфессиональным проблемам и проблемам взаимоотношений общества с уммой, они активно этим пользуются и бывают услышаны. Хотя следует признать, что зачастую защита своего мнения может занять месяцы и годы труда.



Важнейшим нашим достижением считаю рост системы образования и поступательные действия в этом направлении. Сегодня, по введению в строй исламских медресе, колледжей и институтов, мы приступили к реализации проекта исламской академии в Болгаре. Исламские вузы выдают дипломы гособразца, а их выпускники продолжают обучение в магистратурах и аспирантурах ведущих российских вузах, с которыми мы плотно сотрудничаем благодаря программе подготовки специалистов с углубленным знанием истории и культуры ислама. Не могу не высказать слов искренней благодарности как Правительству России, так и руководству вузов-партнеров. Не за горами и создание реальных возможностей для защиты диссертаций по исламскому богословию.



Подготовка большого количества имамов и знатоков исламских религиозных дисциплин в российских учебных заведениях и за рубежом, приобщение к жизни уммы большого количества профессионалов высокого класса из светских наук и профессий естественным образом привело к фактическому воссозданию в России мусульманского образованного слоя и возрождению мусульманской интеллектуальной жизни. Она выражается в широкой книгоиздательской деятельности, функционировании современных медиа, распространении довольно тиражной относительно реалий сегодняшнего дня периодики, организации художественных и исторических выставок, конкурсов, фестивалей культур.

Далеко не последнее место занимает финансовый вопрос. Разумеется, он далек от полного решения, однако, факт остается фактом: будучи абсолютно автономными от государственного бюджета, наши организации так или иначе справляются с возложенным на них кругом задач за счет привлечения пожертвований простых верующих и крупных меценатов. Строительство мечетей - одна из самых затратных наших статей, может идти медленно, но почти никогда не останавливается полностью из-за отсутствия средств. Хвала Всевышнему, Он сам открывает пути и дает пропитание своим созданиям. Гораздо чаще строительство мечети может встать из-за неправомерных, на наш взгляд, запретов, лишений права на ведение строительства, изымание земель под застройку и т.п.



Огромным подспорьем в обеспечении нашей работы являются средства Фонда поддержки исламской культуры, науки и образования. Для религиозных учебных заведений незаменима помощь государства по программе подготовки специалистов с углубленным знанием истории и культуры ислама. Повседневные нужды - такие как содержание мечетей и их персонала, аренда помещений, содержание на пансионе учащихся средних и высших учебных заведений, хвала Всевышнему, покрываются за счет средств частных жертвователей. Мы много лет придерживаемся такого принципа: финансовые возможности, предоставляемые при содействии правительства, тратить не на ежедневные нужды, но сугубо на развитие, на перспективные проекты.



С финансовым вопросом тесно связана и тема мусульманской инфраструктуры и рынка услуг − общепита, рынка продовольствия, медицинских и оздоровительных услуг и многого другого. Здесь преобразования двух-трех десятков лет особенно впечатляющи. Мусульмане сегодня включены в жизнь уммы через просветительские, культурные проекты, молодежные, национальные, женские, детские центры и клубы. Эти возможности в большинстве случаев для верующих созданы духовными управлениями мусульман и дружественными им общественными организациями. Социализация российского мусульманства, о важности которой говорил Президент Путин, активно и широко реализуется. Парадоксально, но по прошествии практически 30 лет с момента объявления перестройки главным вопросом мусульманской инфраструктуры остается вопрос нехватки мечетей, но об этом я буду говорить чуть позднее.



Считаю важной частью нашей работы позиционирование ислама и российских мусульман перед лицом всего российского общества. В последние годы были найдены современные и правильные форматы культурно-просветительских и массовых мероприятий, которые знакомят с исламом и его ценностями самую широкую публику, а так называемых этнических мусульман мягко интегрируют в жизнь общины. Тысячи и десятки тысяч зрителей и участников, совсем не обязательно только мусульман, привлекают наши просветительские праздничные программы, театральные постановки, конкурсы. Найден хороший язык общения мусульманского сообщества с остальным российским обществом. Но количество зрителей не конечная цель. Глубинная наша цель − с помощью таких вот массовых мероприятий (которые сегодня проводятся в Москве, Уфе, Саратове, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Перми) выполнять рутинную работу по сближению народов и культур, по гармонизации межнациональных и межрелигиозных отношений.

 

Социально-благотворительная работа расширяется количественно и географически.


Благотворительная помощь на строительство мечетей, медресе и организацию уставной деятельности была оказана следующим ДУМам: Москвы, Московской области, Мордовия, Забайкальского края, Пермский край, Кострома, Мухтасибат Нижнекамска, Ульяновская области, Кировская области, Сочи, Республика Северная Осетия-Алания, Саратовская область, Республика Коми,  Пензенская области, Карелия, Тюменская область, Мурманск, Липецк, Владимирская область, Рязань, Нижегородская область, Башкортостан, Калужская область, Чувашия, Свердловская область, Калмыкия, Иркутская область, Иваново, Тверская область, Ленинградская область, Красноярский край, Республика Крым, Татарстан (ДУМ РТ), а также Союз мусульманок России, всероссийский лагерь Муслим в Саратове, Московский Исламский Институт.




В планах на предстоящий год – подготовка очередного  съезда СМР и в рамках этой работы необходимо:



•    Проведение  II международного форума по Шелковому пути в партнерстве с мусульманами Китая и стран СНГ.
•    Дальнейшее развитие средне-специального стандарта по исламскому образованию.
•    Развитие международных связей с мусульманскими странами
•    Дальнейшее развитие Халяль индустрии.
•    Открытие в регионах новых мусульманских культурных центров.
•    Участие членов СМР в работе Евразийского Исламского совета (15-17 октября в Стамбуле)
•    Проведение XII Международного  форума  «Коранический гуманизм и глобальные проблемы современности: стратегии и решения» в Париже (12 декабря)
•    Участие во Всемирном форуме по сближению мазхабов «Единство Ислама – единство мусульман: основания диалога» (18-20 октября, Москва)
•    Подготовка и проведение Всероссийской научно-практической конфренции    I Марджаниевские чтения «Исламский диалог и вызовы нашего времени: традиции и современность» (18-20 октября, Москва)
•    Подготовка и участие XII международной теологической научно-образовательной конференции- чтений имени Галимджана Баруди «Исламская теология и задачи исламского образования» (31 октября, Москва).
И завершает ряд крупных мероприятий этого года, важное мероприятие для мусульманской Уммы России и Европы- проведение XII Международного форума «Коранический гуманизм и глобальные проблемы современности: стратегии и решения» Париж, декабрь 2016г.

Список достижений хочу завершить отнюдь не последним по значимости международным аспектом. За последние годы в этом направлении сделано особенно много и главный итог проделанной работы − сегодня российское мусульманство является активным, признанным и авторитетным членом глобальной семьи мусульманских народов и общин. Мы проводим, по меньшей мере, 4 раза в год международные научно-практические конференции, а также совершаем десятки визитов за рубеж, принимаем гостей у себя. Как главу Духовного управления, председателя Совета муфтиев России меня принимают в странах мусульманского мира на уровне монархов, президентов, спикеров парламентов и других лиц, входящих в высшую политическую элиту. Это говорит об уважении и почтении в отношении к 25-миллионной мусульманской уммы России.

Подводя итог этому блоку своего выступления, хочу подчеркнуть: перечисленные мной достижения относятся не только к Совету муфтиев России или Духовному управлению мусульман Российской Федерации. Это достояние, результат труда и таланта всей уммы. И тем не менее, не боясь показаться нескромным, я должен указать и на то, что большая часть из указанного − это плоды проявленной инициативы, ответственности и стараний именно наших двух опорных организаций. Они были восприняты и подхвачены и другими религиозными структурами, стали поистине общероссийскими, что я также воспринимаю сугубо положительно.

Из самого ключевого: Межрелигиозный совет России как коллегиальный орган традиционных конфессий был запущен после моего обращения с соответствующей инициативой покойному патриарху Алексию II, старт правительственной программы поддержки исламского образования состоялся после моего обращения главе государства Владимиру Владимировичу Путину. Из трех высших исламских учебных заведений, которые выдают выпускникам дипломы гособразца, два - это Московский исламский институт и Российский исламский институт в Казани учреждены нами. Соучредителями мы являемся и в проекте Болгарской исламской академии, разработка Устава которой и оперативная регистрация в органах юстиции - заслуга аппарата ДУМ Российской Федерации. Сегодня ключевыми партнерами Высшей аттестационной комиссии в работе по формированию диссертационного совета по теологии с исламским профилем являемся также мы – Совет муфтиев России и Духовное Управление мусульман Российской Федерации!.

На фоне молчания или недостаточной убедительности ряда наших коллег, мы в течение нескольких лет настойчиво поднимали проблему неправомерных запретов религиозной литературы на всех мыслимых площадках, включая встречи руководителей ведущих муфтиятов с первыми лицами государства. В конце концов, мы были услышаны, и Президент подписал закон, по которому священные книги традиционных для России религий не могут признаваться экстремистскими. На практике это означает, что отныне к вынесению решений по религиозным текстам, особенно классическим, судьи стали относится гораздо более ответственно. Сегодня сложно представить, чтобы районный судья запретил целую стопку мусульманских книг на основе безграмотной экспертизы или предписал уничтожить партию экземпляров Священного Корана.

Совет муфтиев России первым в России на профессиональной основе поставил работу по стандартизации технологических процессов производства халяльных продуктов питания и сертификации соответствующих производств, запустил в помощь бизнесу специализированную выставку, которая получила широкую известность и проводится ежегодно в Москве «Moscow Halal Expo». Первым открыли всероссийский детский мусульманский лагерь, вывели на мировой уровень Московский международный конкурс чтецов Корана.

Хотя список сфер, где наши на Федеральном уровне работающие две организации были первые или единственные, можно продолжать, не буду здесь злоупотреблять вашим вниманием, отмечу лишь, что по моей оценке, фундаментальным качеством наших организаций является непрерывное движение вперед и отказ застывать на одном достигнутом уровне.

Но, я не могу в своем докладе не поднять и ряд наших системных проблем и упущений. Это вопросы, над решением которых мусульманскому сообществу России следует упорно трудиться, хотя происхождение этих проблем разное - объективное и субъективное, внутреннее и внешнее.

Вне сомнений, главнейшая наша головная боль - распространение среди мусульман экстремизма, радикализма, уход в крайности, разные формы маргинализации и сектантства. Ее решение, по моей оценке, покоится на трех китах: кадры, инфраструктура, технологии. Для раскрытия потенциала проповедников истинных исламских ценностей нужны соответствующие трибуны и технические возможности охвата серьезных аудиторий. По первому пункту, я считаю, мы на верном пути: функционируют учебные заведения, проводится широкая работа по повышению квалификации действующих духовных кадров, для перспективных молодых ребят, стремящихся к развитию, мы создаем соответствующие условия. Снова отмечу ключевую роль в этом господдержки. Но потенциал молодого поколения проповедников из-за нехватки мечетей зачастую не доходит до своей целевой аудитории - практикующих верующих и интересующихся исламом людей. И третья составляющая - освоение медийных и коммуникационных технологий на уровне, который позволяет нам конкурировать с вербовщиками ДАИШ, приверженцами крайних взглядов и экстремистами. Здесь мы преуспели менее всего. Возлагались большие надежды на открытие первого мусульманского телеканала, однако в силу внешнего противодействия эта идея, изначально поддержанная Дмитрием Медведевым в бытность его главой государства, не была претворена в жизнь. А между тем, открытие такого канала означало бы не только и не столько наличие позитивно окрашенных передач про ислам и мусульман, сколько позволило мусульманским организациям освоить современные медийные технологии привлечения внимания аудитории, добавило убедительности техническому исполнению профилактики экстремизма, способствовало формированию круга профильных профессионалов, которые находили бы новые формы и идеи работы со своей аудиторией.

Снова вернусь к теме мечетей и акцентирую ваше внимание на ней. В обобщенном виде ее можно описать как нежелание определенной части российского общества и людей во власти видеть в российских городах проявления мусульманской культуры, признаки наличия крупных мусульманских общин. Классикой жанра стало изымание ранее выделенных земель под застройку под тем предлогом, что предыдущая муниципальная администрация выделила землю незаконно (хотя к тому времени мусульманская община уже успела затратить серьезные для себя суммы на подготовку проектной документации и оформление прочих бумаг, требующихся для начала строительства). Не гнушаются отдельные чиновники и призывов сносить наполовину построенные мечети. С легкой руки фальшивых протестующих в московском районе Текстильщики, сбор подписей и митингов против мечетей стал способом заявить о себе для организаций и групп националистического толка. Участились случаи поджогов мечетей, осквернений могил, нападений и актов вандализма.

Нужно полагаться на Аллаха и прикладывать усилия в юридическом, правовом, общественном направлениях и ни в коем случае не опускать руки. Есть пример Московской Соборной мечети, при расширении которой мы на протяжении нескольких лет огромное количество раз слышали категоричное отрицание даже самой возможности появления крупной мечети в столице. Прошли этап сбора подписей под руководством некоторых священников, протестных требований мэру Москвы не давать строительства Московской Соборной мечети!!!

И вновь очень многое зависит от нашей твердой убежденности в правоте своих намерений, от наличия коллектива единомышленников, мотивированности каждого члена команды.

Надо прямо заявить: исламофобия и ксенофобия в современной России паразитирует на структурной разобщенности, недисциплинированности и разгильдяйстве самих мусульман.

Сегодня я хочу поднять, впервые за последние годы, проблему нашей собственной управленческой расхлябанности! Мусульманские организации жизненно нуждаются в грамотных юристах, администраторах и референтах, в квалифицированном менеджменте во взаимодействии с общинами, специалистах по связям с общественностью, IT-специалистах, профессионалах в деле государственно-конфессионального взаимодействия. Нельзя продолжать работать по худшим шаблонам советских времен, нельзя мириться с ситуацией, когда в региональных муфтиятах не налажены элементарные делопроизводcтво и документооборот.

Приведя в системное состояние свою внутреннюю структуру, мы моментально повысим степень уважения и доверия к своим организациям со стороны всего общества, со стороны органов власти и меценатов, готовых жертвовать на благородные цели, финансировать перспективные для уммы начинания.

Вернусь к началу своего выступления. 20 лет назад мы сделали принципиально важный шаг в направлении объединения на взаимоуважительных братских основах. Мы вместе прошли много испытаний и многого добились по милости Аллаха. Потеря Духовного управления мусульман Татарстана из рядов Совета муфтиев России по вине авантюристов от религии, и продавшихся черносотенцам и крестоносцам, нужно признать, была болезненна для нас. Но СМР от выхода ДУМ РТ не ослаб! В составе СМР работают мощный Казанский Мухтасибат и Казанский Исламский Институт. В состав вошли множество новых региональных Духовных управлений мусульман. Надо всегда помнить, сегодня исламофобы умело ведут свою политику, играя на наших же внутренних противоречиях. И не нужно обольщаться тем, что они остановятся на уровне громких деклараций. Они видят рост мусульманского населения, активность мусульман, изменений национального состава учеников в классах наших школ и др.

Мой сегодняшний призыв к Вам, моим братьям и сестрам, взять на себя ответственность и принять решение о дальнейшей консолидации и объединении.

Благодарю за внимание!


26 сентября 2016 года

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/russia/rusopinions/40393/">ISLAMRF.RU: Речь муфтия шейха Равиля Гайнутдина Председателя Совета муфтиев России и ДУМРФ на заседании - ШУРА СМР 26 сентября 2016 г.</a>