RSS | PDA | Архив   Среда 22 Ноябрь 2017 | 1433 х.
 

«Прямая линия» с вопросами мусульман не пересеклась

22.10.2007 14:14

В ходе прямой линии с Владимиром Путиным конфессиональный вопрос не затрагивался. По видимому, потому, что, отличие от социальных тем, религиозная проблематика - из разряда тех, что могут расколоть электорат в преддверии выборов.

Очередное общение Владимира Путина с народом обошлось без громких заявлений. Причиной тому было, видимо, с одной стороны, желание показать, что к концу правления второго президента России положение дел в стране стабильно, как никогда за последние два десятка лет, с другой стороны, то, что первому и единственному номеру в федеральном списке «Единой России» приходилось постоянно думать о том, чтобы не нарушить закон и не дать повода к обвинению в прямой агитации в предвыборный период.

Так или иначе, не было не сказано ни слова о том, что интересовало всех, - ни о будущей конфигурации власти в стране, ни о статусе Путина по истечении президентского срока, ни о преемнике. В. Путин еще раз подтвердил то, что он уже многократно обещал, – что в 2008 году «здесь, в Кремле, будет другой человек». Президент России сказал о необходимости сохранения «стабильного курса развития нашего государства, преемственности в реализации тех решений, которые были приняты в последнее время». Из чего можно предположить, что на время (а может быть, и надолго, если властная конструкция в стране будет «переформатирована» в парламентскую республику) курс переходит в ведение «Единой России». Мусульман России интересует прежде всего то, каким этот курс будет в межконфессиональной и межнациональной сфере, а здесь в «Единой России» пока разные мнения. Скажем, у традиционно поддерживающих эту партию московского мэра и подмосковного губернатора с мусульманами сложились неодинаковые отношения. Оговоримся, впрочем, что даже нынешняя исполнительная вертикаль эти различия сгладить не помогла.

Отвечая на вопрос о причинах взятия единороссов под свою опеку, президент выразился в том духе, что такой шаг приведет к тому, что у нас будет дееспособный, в отличие от 90-х годов, то есть конструктивно настроенный к президенту и правительству парламент. Но в 2000-е годы уже две Думы одна за другой показывали более чем конструктивный подход, и не было причин сомневаться в лояльности следующего созыва. В общем, и после прямой линии туман, в который Владимир Владимирович уходит в 2008 году, не рассеялся.

В общей сложности президент получил около 2,5 миллионов вопросов. На шестьдесят восемь он дал ответ.

Как и прямая линия-2006, нынешняя была отмечена почти полным игнорированием конфессионального вопроса. В прошлом году единственным приближением к нему было небольшое отвлечение в ответе на вопрос из Севастополя по крымским татарам. Тогда В. Путин сказал: «Россия – многонациональное государство, со своей культурой, тысячелетней культурой решения межэтнических, межрелигиозных проблем. И у нас огромный положительный опыт. В России проживает около 160 представителей различных народов, национальностей».

Да, на этот раз не было и соответствующих вопросов со стороны россиян, но если учесть, что их круг очерчивается заранее (и это на самом деле оправданно – ведь президент приходит на прямую линию не для того, чтобы не суметь ответить на какой-то вопрос, он «должен все знать»), то, по всей видимости, было принято решение в преддверии выборов не затрагивать сферу, которая может расколоть электорат. Понятно, что никого не обидит обещание повысить пенсии пенсионерам, зарплаты бюджетникам, разобраться с проблемами военных, «северян», а вот высказаться по вопросу, скажем, преподавания основ православной культуры в школах – тут уже непременно кто-то останется внакладе. И приходится признать, что этот «кто-то» - Русская православная церковь. Потому что высказанная не так давно точка зрения Путина по ОПК вошла в некоторый разрез с ее позицией, а мусульман она устроила.

Кстати, элемент импровизации в прямых линиях Путина есть. Это в том числе ответы на sms-послания, транслируемые по бегущей строке, - их выбирает сам президент. Но и здесь вопросов, интересующих мусульман, он не заметил.

Решение обойтись «без религии» тем более удивительно, если принять во внимание то, что двумя из 12-ти точек общения были традиционно мусульманские Казань и Ботлих (к слову, в прошлом году тоже были представлены Татарстан и Дагестан, в лице Набережных Челнов и Каспийска соответственно).

Отвечая на вопрос командира мотострелковой бригады «Горная», президент отдал должное роли, которую сыграли Ботлихский и Цумадинский районы «в отражении агрессии со стороны международного терроризма и ваххабизма. Люди просто без всякого подталкивания извне, из федерального центра, взяли в руки оружие и встали на защиту интересов России и своих собственных домов».

Владимиру Путину был задан вопрос и о ситуации на Кавказе и на юге страны в целом. Президент считает, что по сравнению с 1999 годом она кардинально поменялась: «У террористов, у тех людей, которые пытаются взорвать ситуацию на Кавказе, в конечном итоге шансов никаких нет, и залогом этому служат как раз настроения людей».

В доказательство этого он привел данные о последовательном сокращении количества террористических актов. При этом президент отметил, что дестабилизация обстановки во многом инициируется из-за рубежа, международными террористическими центрами.

Отвечая на sms-вопрос: «Зачем вам нужно было ехать в Иран, вам там угрожали?», Владимир Путин рассказал о двусторонних отношениях России с исламской республикой и о своем видении иранской ядерной проблемы: «Россия предпринимает вместе с другими участниками международного общения шаги, направленные на то, чтобы решить эту проблему мирными средствами и на благо интересов всего международного сообщества, на благо интересов иранского народа». Президент так объяснил – видимо, своим западным коллегам - причину поездки к «нерукопожатному» для них лидеру Ирана: «Прямой диалог с государствами, с руководством тех государств, вокруг которых скапливаются какие-то проблемы, – он всегда более продуктивный, и это более короткая дорога к успеху, чем политика угроз, каких-то санкций, а тем более силового давления».

Вопрос служащего из Казани касался пришествия В. Путина во главу списка «Единой России». Но ответ на него президент начал с комплиментов городу на Волге и в итоге вышел на межконфессиональный мир и наибольший по объему «мусульманский» фрагмент прямой линии: «Казанский кремль мне нравится не только потому, что он красив, а тем, что это очень хороший пример сосуществования – и не просто мирного, а братского – сосуществования различных культур и религий. Вот обратите внимание, сейчас корреспондент сказал: здесь вот мы рядом с мечетью и рядом с церковью православной, которая еще при Иване Грозном была возведена. Ведь у руководства республики был выбор: на старом месте, сняв церковь, построить мечеть. Ведь сделали по-другому: и церковь сохранили, и мечеть построили. Правда, Минтимер Шарипович говорит, что это самая большая мечеть в Европе, мне до сих пор кажется, что все-таки самая большая мечеть Восточной Европы находится в Петербурге (кстати говоря, в Петербурге называют ее «татарская мечеть»), но то, что в Казанском кремле одна из самых красивых (а может быть, даже и самых больших) – это очевидный факт».

Таким образом, с помощью образцово-показательного в межконфессиональном отношении региона были убиты два зайца: и знак уважения мусульманам был оказан, и острые вопросы были обойдены.

Рустам ШАКИРОВ.

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/russia/rusopinions/850/">ISLAMRF.RU: «Прямая линия» с вопросами мусульман не пересеклась</a>