RSS | PDA | Архив   Воскресенье 20 Октябрь 2019 | 1433 х.
 

Во что ты веришь, древний Кыргызстан?

01.02.2008 18:04

Какова сегодня религиозная ситуация в стране, недавно пережившей резкие политические перемены? Есть ли в Бишкеке специалисты, проводящие анализ обстановки и способные описать перспективы развития как позитивных, так и негативных процессов?

Об этом корреспондент IslamRF.Ru беседует с Кадыром Курманбековичем Маликовым - доктором политологии и исламских исследований Мадридского Университета (Испания), экспертом Института стратегического анализа и прогноза при Кыргызско-Российском Славянском Университете (Кыргызстан).

- Существует ли свежая и достоверная статистика по религиозности населения в Вашей стране?

- Характерной чертой религиозных процессов в Кыргызской Республике  является резкий рост религиозного сознания населения, что наглядно показали  результаты социологического исследования, проведённого Институтом стратегического анализа и прогноза (ИСАП) при КРСУ летом 2006 года в 2 южных областях страны (Ошской и Джалал-Абадской), 2 северных (Чуйской и Иссык-Кульской), а также в Бишкеке.

Подавляющее большинство (90,7 %) респондентов ответили, что верят в Аллаха (причём 87, 9 % из них имеют высшее образование). Значительная часть (35, 85 %) полностью следуют религиозным законам и постоянно исполняют мусульманские обряды. Свыше половины опрошенных (69, 7 %) заявили, что соблюдают религиозные обряды, хотя и не всегда, а 74, 65 %  - что имеют дома Коран.

- Какова карта конфессий Кыргызстана, есть ли секты и религиозные движения экстремистского толка?

- По данным Государственного агентства по делам религий при Правительстве КР в Кыргызстане на сегодняшний день действуют 1648 мечетей, 46 православных храмов, иудейская и буддийская община, а также 30 христианских храмов, в том числе 15 - протестантского направления. Всего в стране функционируют около 1800 исламских и 300 христианских организаций.

Точное количество сект и религиозных течений неизвестно до сих пор. В Кыргызстане также действуют сатанисты, Белая Церковь, кришнаиты, церковь Муна, представители Фалуньгунь и представители прочих сект. Кроме того, подпольно действуют организации экстремистского толка, такие, как Хизб ут-Тахрир, Исламское движение Узбекистана (ИДУ), Акромия.

- Давайте обсудим деятельность официальных исламских религиозных лидеров и отношение государства к религии. Есть ли между ними точки пересечения, и используется ли религия исламскими лидерами, как воспитательный фактор для молодёжи?

- Неэффективное использование религиозного потенциала государством в решении проблем нравственности в обществе, укреплении авторитета власти через официальное духовенство явно свидетельствуют об отсутствии, какой-либо долгосрочной стратегии в отношении религии. Политическое «заигрывание» некоторых чиновников с религиозным «ресурсом», а также проектирование чуждых для понимания народа «размытых» идей на основе заповедей народного эпоса Манаса или идей Тенгрианства,  может негативно повлиять на стабильность в Кыргызстане, единство его народа.

- А вообще-то, как Вы оцениваете, популярен ли Ислам среди молодёжи и насколько грамотно сельское население в вопросах веры?

- Рост популярности Ислама, особенно среди молодёжи, вызывает опасения спонтанности и  бесконтрольности этого процесса. Низкой же грамотностью сельского населения в сфере Ислама  некоторые силы, прикрываясь религиозными лозунгами,  могут воспользоваться в борьбе за власть. А отсутствие  общепризнанного духовного авторитета среди мусульман Кыргызстана, внутренние интриги и борьба между различными  идеологическими течениями и  группировками в Муфтияте, ведут к расколу их на группы и формированию религиозных организаций, независимых от него.

- Обсудим теперь тех, кого называют неофициальными лидерами и даже партиями. Чем вообще обусловлено создание таких «исламских партий» и какие слои общества являются их базой?

- В эпоху глобализации Кыргызстан оказался  включённым и в мировые религиозные процессы. На данный момент в политическом русле республики полномасштабно  работает пока только одна непризнанная официально исламская партия: Хизб ут-Тахрир Аль Ислами. Неудивительно, что сохранившийся в Центральной Азии Ислам оказался неготовым и неспособным противостоять своим же радикальным течениям. Сказались отсутствие системы классического (догматического) религиозного образования, дефицит интеллектуального слоя среди духовенства. Например, в Кыргызстане только 30 – 40 % имамов имеют специальное теологическое образование.

Сегодня вокруг Бишкека, всё плотнее охватывая столицу, образовался пояс новостроек, Именно здесь, среди бедной части населения -  аутсайдеров общества, процветает безработица и социальная несправедливость, именно здесь находят почву радикальные идеи. Уверен, что через несколько лет мы заговорим о факторе «Мусульманской Улицы», которая будет представлять бедные слои населения и где деление будет проходить по признаку «мы и они».  Раньше говорили об интересах рабочего класса, крестьянства и интеллигенции, сейчас это ушло в прошлое. Сегодня идентификация простого народа всё больше связывается с Исламом. И в политической борьбе за электорат некоторые «светские» политики могут использовать религиозный «исламский» ресурс.

- Может ли быть Кыргызстан интересен мировому сообществу, например, США? И если «да», то с какой целью?

- Религиозные факторы относятся к числу особенностей, определяющих или даже моделирующих облик той или иной цивилизации, следовательно - геополитическую карту мира. В связи с этим необходимо иметь в виду, что Кыргызстан является неотъемлемой частью региональной политики и стратегических интересов в первую очередь США, России и Китая. Присутствие же единственной на сегодняшний день в Центральной Азии  военной американской базы в Кыргызстане, ставит его в один разряд с США как «дар уль харб» то есть «страны войны» для многих исламских политических движений и оправдывает их агрессивные действия перед лицом исламского мира, развязывая тем самым им руки.

Начиная с 2005 года и по настоящее время, США заметно активизировали свою политику в отношении Ислама в Кыргызстане. Программа, осуществляемая посольством США, не ограничивается только изучением Ислама, но также апробирует методы по созданию благоприятного «образа» политики США в регионе среди населения через мусульманских лидеров. Так, на базе Американского агентства международного развития (USAID) второй год действует программа «курсы по толерантности» мусульманских лидеров Кыргызстана. Также готовится новый проект по привлечению на местах местных имамов и лидеров НПО для проведении курсов по предупреждению конфликтов. Через Американский Университет Центральной Азии (АУЦА), USAID предоставляет различные гранты для изучения Ислама в КР.

Сегодня Ислам у нас можно разделить на официальный-традиционный и параллельный-политический и также сектантский, то есть Ислам импортированный. Официальный Ислам характеризуется консерватизмом и традиционностью, и в настоящее время переживает кризис. Можно сказать, что он не соответствует типу и уровню религиозного мышления,  реалиям современного общества, но остаётся при этом влиятельным фактором общественного сознания. Параллельный Ислам представлен неофициальными религиозными лидерами и группировками нетрадиционного для Кыргызстана течений  ваххабитских или салафитских джаммаатов, Хизб ут-Тахрир, Ахмадия, Нуржилер, Сулеймания и другими.

- Как на религиозные процессы оказала влияние недавняя смена власти?

- Смена власти, произошедшая в марте 2005 года, способствовала внутриполитической дестабилизации в республике, росту влияния организованной преступности, новому переделу собственности. Это вызвало ещё большее обострение укоренившихся социально-экономических проблем. Параллельно подверглись кадровым чисткам и реорганизациям специальные службы и правоохранительные органы, что заметно снизило их эффективность, которой они и так не особо отличались.

На сегодняшний день, очевидно влияние на население, в особенности на молодёжь регионов, так называемого движения «Таблиг даавата» (от арабского Даъва - призыв). На данный момент наша страна  является самой активной по части проповеди  этого учения и количеству «дааватистов», среди стран Центральной Азии. Во многом этому  способствовал обмен опытом и знаниями между «джамаатами» Кыргызстана и иностранных мусульманских государств. Но, зачастую, приняв участие в непродолжительном даавате и получив неполные или недостоверные знания об Исламе, мусульманин становится лёгкой добычей для радикальных исламских течений.

- Вы сказали об «исламских радикалах», а велико ли влияние новых сект?

- До сих пор Кыргызстан не имеет чёткой правовой и законодательной базы, которая бы являлась инструментом идеологической защиты государства, общества от всевозможных сект. Возможность лавирования и размытость законов позволяют  различным сектам на его территории (таким, как например, Ахмадия или Церковь Муна, функционирующими под другими названиями), находить различные пути для осуществления деструктивной  деятельности.

Некоторые специалисты утверждают, что Закон «О свободе вероисповеданий» следует ужесточить. Но в то же время он должен соответствовать нормам международного права и ни в коем случае не сводить на нет свободу совести. Однако, лидеры двух самых крупных конфессий в Киргизии, исламской и православной, настаивают на том, что запрет на деятельность сект – это не попрание прав и свобод человека, а защита граждан от произвола нечистоплотных личностей, возомнивших себя «пророками божьими». Эксперты–теологи и представители духовенства считают, что за последние 15 лет Кыргызстан превратился в рассадник запрещённых религиозных сект. Виной тому слишком либеральное законодательство.

Чтобы укрепить  позиции власти в сфере религиозной политики государства, необходимо иметь в виду те проблемы, которые являются главным препятствием в его эффективной работе. В первую очередь к их числу относится отсутствие у государства чёткой идеологической составляющей, которая и определяет стратегию и целенаправленность его работы в религиозной сфере. И как результат, она характеризуется частым нарушением служебных полномочий, прежде всего, открытым вмешательством Агентства по делам религии в кадровые вопросы Муфтията, что вызывает недовольство представителей мусульманского духовенства и, как следствие, негативное отношение к проводимой государством политике.

- Каково влияние зарубежных религиозных центров на духовное развитие страны?

- Исторические свидетельства заставляют нас обратить внимание и на то, что религиозные факторы всегда играли существенную роль в политике государств, а миссионерская деятельность находилась в русле решаемых империями внешнеполитических задач и осуществляемой ими идеологической экспансии.

В Кыргызстане активно и целенаправленно среди  мусульманского населения, и в особенности среди национальной элиты, работают миссионерские протестантские церкви. Их деятельность наглядно свидетельствует о явных попытка влиять на внутреннюю политику страны путем «проталкивания» новообращённых во власть. Налицо также нарастающая острота межконфессиональных проблем, которые могут привести к конфликту на межрелигиозной почве, по причине миссионерской деятельности, направленной специально для кыргызов (Церковь Иисуса, Свидетели Иеговы, Церковь Муна), а также работы различных НПО и коммерческих организаций, созданных на средства от пожертвований христианских организаций, церквей, проталкивающих идею «евангелизации всего Кыргызстана».

Протестантские церкви - это хорошо обеспеченные организации, чаще всего имеющие штаб-квартиры в США. За последнее десятилетие было построено множество «церквей», число которых уже намного превышает число православных храмов. Наиболее крупные из протестантских сект - это Общество Свидетелей Иеговы (более 20 общин), пятидесятники, адвентисты седьмого дня, Церковь Иисуса Христа и другие. Наиболее одиозная организация - Общество Свидетелей Иеговы. Это ярко выраженная секта, которая воздействует на психику, часто просто зомбируя человека.

Стоит отметить, что в учении иеговистов запрещены всякие виды переливания крови, что неоднократно приводило к смерти последователей этой секты. Например, ребёнок умирал из-за того, что мать запрещала врачам перелить необходимую ему кровь. Кроме того, деятельность этой организации была запрещена в России несколько лет назад.

В Кыргызстане, большей частью на севере, распространены баптистские и адвентистские церкви. Также широко представлены общины пятидесятников и  евангельских христиан «духа апостолов», Среди организаций, добившихся наибольшего роста,  по крайней мере, насчитывающих тысячу приверженцев - Свидетели Иеговы, ряды которых пополняются ежегодно.

- А на кого нацелено это исторически новое для вас движение - христианский прозелитизм в Кыргызстане?

- Начиная со времён Перестройки, христианский прозелитизм в Кыргызстане ориентировался на разнообразные цели и корректировал свою стратегию. Первой целью был прозелитизм в собственном окружении,  главным образом  направленный на тех, кто уже был обращён в протестантство, но кому, по мнению миссионеров, крайне необходимо было дать более глубокое религиозное образование.

Вторую цель представляли собой те, кто считал себя атеистами или заявлял о безразличии в вопросах религии. Третьей и главной целью в 1990-ые годы были люди, принадлежавшие к христианству, но относившиеся к другим его ветвям, в особенности к Православной церкви, а также, в меньшей степени, к Католицизму и даже к некоторым переживавшим спад протестантским направлениям, таким, как лютеране. Последней, и наиболее спорной, целью действий во имя принципа универсальности христианства стало всё мусульманское коренное население.

- Можете ли Вы описать, как миссионеры обращают в свою веру кыргызов?

- Кыргызы составляют, в долгосрочной перспективе, главные цели христианского присутствия в нашей стране. Кыргызское  население кажется лёгкой целью, так как большая его часть исповедует традиционный Ислам, не обладая при этом глубокими теологическими познаниями. Таким образом, каждая кампания по обращению в веру приводит к росту числа общин, которые состоят исключительно из коренных жителей. Религиозные службы проводятся на местных языках (киргизском, узбекском, дунганском и т.д.), и несколько новых священников принадлежат к коренным национальностям.

- Какова же при этом реакция общества на так называемую «вербовку кыргызов» в секты?

- Общественность обеспокоена активной деятельностью миссионеров различных  реакционных сект, особенно с учётом того, что  руководители организаций  протестантского толка ставят целью сплошную евангелизацию населения республики.   Опасения, прежде всего,  связаны с тем, что в эти процессы вовлекается молодёжь, самая подверженная влиянию часть общества.

За неполных 16 лет в Кыргызстане появились новые христиане кыргызы – прозелиты, то есть мусульмане, перешедшие в Христианство протестантского толка, объединённые в свои общины. Появилась новая проблема – межконфессиональных отношений среди титульной нации. Опасность появления в будущем «ливанского» фактора налицо. Хотя проблема назревала давно, но ею никто серьёзно не занимался.

Всем известен первый случай прямого столкновения между представителями мусульманского духовенства и христианского течения кыргызов-баптистов в 2002 году. Между тем, один из руководителей баптистских церквей Рахатбек Чуйтиев, специально приехавший из Бишкека, утверждал, что баптистов можно хоронить среди мусульман, если они по национальности кыргызы. Подобные конфликты уже постоянно возникают в течение последних 5 -7 лет.

- Как зарождаются конфликтные межконфессиональные ситуации и как их можно было бы избежать?

- О том, что большинство религиозных лидеров различных конфессий не могут на цивилизованном уровне обсуждать самые острые вопросы их сосуществования на одной территории, свидетельствуют постоянные взаимные обвинения в некорректном отношении друг к другу и к своим святыням. Едва ли не главным камнем преткновения между различными религиями является проблема миссионерства, всегда, как правило, уверенного лишь в своей правоте, а также прозелитизма, который можно считать тем же миссионерством, но уже с явным намерением переманить инаковерующих в свою религиозную организацию.

Прозелитизмом является любая попытка обратить верующих одной религии в другую. Прежде всего, речь идёт о ситуации, в которой некая община, уверенная в правоте и истинности своей религии, и по этой причине чувствующая ответственность за своих единоверцев, естественно, самым отрицательным образом относится к внешним попыткам увести своих членов в другую, «неправильную» религию. Сегодня прозелитизм в Кыргызстане является инструментом деструктивных сил, ведущих  пропаганду в среде представителей других конфессий с явным намерением навязать свой образ мыслей и, в конце концов, переманить их в лоно своей религиозной организации.

Во избежание конфликтных межконфессиональных ситуаций, некоторые специалисты в области теологии полагают, что для всех новоприбывших мессианских «западных» церквей центрально-азиатского региона, необходимо в первую очередь уважать традиции и культуру данных народов, позиции устоявшихся, традиционных конфессий – Ислама и Православия. То есть, строго придерживаться негласного и неписанного «кодекса» поведения,  работающего уже на протяжении сотен лет между мирно сосуществующими конфессиями Ислама и Православия в отношении проповеди и прозелитизма.

- Кто в масштабах страны должен, по Вашему мнению, заниматься решением подобных проблем?

- Решение религиозных проблем должно входить в разряд важнейших стратегических задач государства, и для их претворения в жизнь необходимо придать сегодняшним процессам возрождения Ислама созидательное направление на благо общества в рамках национальных интересов страны.

Оно  должно разработать пошаговую концепцию для последовательной и долгосрочной политики государства по отношению к Исламу. А также чётко и жёстко определить основополагающие принципы  сотрудничества государства и религиозных организаций, критерии выявления «нежелательных» сект и религиозных организаций.

Необходимо реформировать и модернизировать структуру Духовного управления мусульман Кыргызстана (ДУМК), как альтернативу новым радикальным течениям, для того чтобы она стала эффективной и конкурентоспособной, отвечающей требованиям современности. Важно также провести глубокую реформацию самого института Духовного Управления мусульман республики, изменить  его кадровую политику,  ввести единые стандарты религиозных обрядов на всей территории КР, единую проповедь-«хутбу».

Кроме того, требуется  поднять уровень образования служителей культа, помочь в подготовке специалистов, отвечающих современным требованиям времени с научным, глубоким знанием религии и светских наук, повысить культурный, интеллектуальный и образовательный уровень духовенства. Существует настоятельная необходимость разработки программы просвещения населения в качестве профилактики идей религиозного экстремизма и стереотипов об Исламе, подготовки программы предметов по исламской культуре в школах и светских ВУЗах страны.

Беседовал Даниил Хасанов

Фото – Ильдар Нуриманов

На фото: Кадыр Маликов

Ссылки по теме:

Кадыр Маликов - Светское государство и исламский политический процесс в Кыргызстане: «Мусульманский ресурс» как фактор государственного строительства

- Нурлан Альниязов - Новый Кыргызстан 21 века: каков он после выборов?

- Кадыр Маликов - Выборы в Кыргызстане-2007: что было, что будет?

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/w-interview/world/1345/">ISLAMRF.RU: Во что ты веришь, древний Кыргызстан?</a>