RSS | PDA | Архив   Четверг 17 Октябрь 2019 | 1433 х.
 

Информационно – идеологический аспект безопасности Центральной Азии

06.11.2008 16:44

В ноябрьские дни 2008 года в Кыргызстане в различных кругах идут бурные дискуссии - обсуждается новый Законопроект «О свободе вероисповедания и религиозных организациях». Своё видение проблем в связи с законотворчеством в этом тонком вопросе нам предлагает Кадыр Маликов - доктор политологии и исламских исследований Мадридского университета (Испания); эксперт Института стратегического анализа и прогноза при КРСУ (Бишкек, Киргизстан); член Редакционного совета журнала «Минарет» (Москва, Россия).

Сегодня многие эксперты приходят к тому, что религиозные факторы относятся к числу особенностей, определяющих или даже моделирующих облик государственности, а, следовательно - геополитическую карту мира. Исторические свидетельства заставляют обратить внимание на то, что религиозные факторы всегда играли существенную роль в политике государств, а миссионерская деятельность находилась в русле решаемых большими странами внешнеполитических задач и осуществляемой ими идеологической экспансии.
Информационная безопасность является важным фактором в обеспечении стабильного развития национальных государств. Главный инструмент, который используется «некоторыми» странами в продвижении демократии, это двойные стандарты в применении и понятии прав человека и естественно – трактовка «свободы» религиозного вероубеждения.

3 марта 2005 года, четыре американских конгрессмена - два сенатора Джон Маккейн (баллотировавшийся на должность Президента США) и Джозеф Либерман, и два члена Палаты Представителей - Том Лантос и Фред Вулф - внесли в Конгресс законопроект «Закон о распространении демократии и демократических ценностей в недемократических странах». Чаще всего его называют «Advance Democracy Act», или «Закон о распространении демократии». Как известно, данный закон в основном направлен на распространение демократии и защиты прав человека в мусульманских странах, в том числе и религиозных. Для этого были разработаны различные механизмы, одним из которых является проект "Большая Центральная Азия" (БЦА), который является частью другого геополитического проекта - "Большой Ближний Восток".
Рассматривая специфику информационно–идеологического воздействия в сфере религии, нас волнует скорее вопрос о соотношении таких понятий, как права человека (вернее, степеней) и обеспечение общественной безопасности с учетом своих национальных интересов. Также политика двойных стандартов, которая просвечивается в позиции Запада, подмена понятий.
В Кыргызстане в различных кругах обсуждается новый законопроект «О свободе вероисповедания и религиозных организациях». Но, что удивляет, то это скоординированное давление всех международных организаций (ООН, ОБСЕ и т.д.), а также зарубежных Миссий и Посольств США и Великобритании на чиновников и депутатов Кыргызстана. Несмотря на то, что закон не ущемляет свободу вероисповедания, а регулирует миссионерскую деятельность, направленную на этнических мусульман.
Всем известен первый случай прямого столкновения между представителями мусульманского духовенства и христианского течения кыргызов-баптистов, произошедший в 2002 году во время похорон одного из местных баптистов. Подобные конфликты уже постоянно возникают в течение последних 5-7 лет. Принятие Закона это - вынужденная мера для обеспечения стабильности и безопасности общества. Данные меры направлены на регулирование миссионерской деятельности, направленной на мусульман (евангелизацию – прозелитизм), и не умаляют свободу выбора вероисповедания, свободу отправления культа и т. д. Поэтому Закон не противоречит международным актам, которые в данном случае носят рекомендательный характер.
Необходимо понимать, что имеется разница между проповедью и вербовкой (прозелитизмом). Ислам уважает чувства верующих других религий и свободу выбора религии, когда люди своим философско-эволюционным путем принимают ту или иную религию, что не является результатом прозелитизма. То же самое характерно и для Русской Православной Церкви, которая опекает «этнических» православных, и ни в коем случае не занимается вербовкой среди «этнических» мусульман.

Первая проблема - это миссионерская деятельность из-за рубежа. В сфере идеологических и информационных войн, проводимых в нашем регионе, как факт можно привести распространение деструктивных идеологий, центров и сект разного направления, в том числе и на территории Кыргызстана. Ясно, что данные религиозные течения нетрадиционного для Центральной Азии характера, как правило, могут представлять прямую угрозу межконфессиональному миру и стабильности обществ. Различных таких нео-христианских центров, созданных в годы «холодной войны» вокруг территории СССР, было создано более двух с половиной тысяч. Составной частью среди них являются и те, которые специализируются только на религиозной проблематике, вопросах свободы совести.
Миссионерские программы практически всегда совпадали и в настоящее время совпадают с геополитическими интересами некоторых государств. Известно, что в процессе идеологической экспансии, миссионеры сыграли важную роль тем, что способствовали распространению на обширных территориях интересов и влияния своих стран. Результаты их деятельности сказывались впоследствии на политических, экономических и других взаимоотношениях с территориями, оказавшимися в сфере этого воздействия. Например, на некоторых сайтах открыто заявляется, что главная цель миссионерских организаций (в основном христианских) – евангелизация населения Казахстана, Кыргызстана. Для этого действует программа «Азия – 300» (СПАРТАНЦЕВ?) (смотрите www. sedmitza.ru/news/298787.html).

Вторая проблема - это религиозный экстремизм. Не секрет, что «11 сентября» послужило хорошим предлогом для США, чтобы навязать свои правила игры, но беда в том, что некоторым государствам для решения своих «национальных интересов» – эти правила игры понравились.

Уже начинается активный процесс рокировки исламских группировок и их консолидация на основе общей идеологии борьбы со своими режимами под лозунгами глобального джихада для открытия третьего по значимости после Ирака и Афганистана фронта в Центральной Азии.
Например, появившееся заявление на сайтах, что военная база США в Кыргызстане (с которой обеспечивается поддержка в нанесении военных ударов по единоверцам в Афганистане) дает идейную «легитимность» для экстремистов в нанесении превентивного удара по Кыргызстану как «союзнику» США. Так как любая военная база стран войны «дар-уль харб» на территории мусульманского государства с демократическим правлением (то есть доступа к свободному голосованию, а значит выбора), ставит население данной страны под прямую ответственность либо за свой выбор, либо за молчаливое одобрение политики своего руководства.

Проведенный опрос в 2008 г. среди студентов (молодежь от 18 до 25 лет) светских вузов Бишкека и Оша, ясно показывает, что около 66, 9% респондентов допускают, чтобы верующие имели права на создание политических партий. В то же время (51,01%) респондентов видят будущий Кыргызстан со смешанной формой – светская система + исламские ценности (Малайзия, Турция), также 14,32% видят Кыргызстан чисто исламским (как Иран). Заставляет задуматься полученный результат, а это всего - 1,26% опрошенных видят Кыргызстан демократической страной с западной моделью как США. (Маликов К., Социологический опрос «Идейные ориентиры молодежи в г. Бишкек и г. Ош»., 2008, АУЦА – ЦИСИ).

Третья проблема - взаимоотношение между государством и религией. В Конституции РК нет четкого понятия «Кыргызстан - светское государство». Нет концептуальной, взвешенной государственной политики в отношении религии, основанной на взаимодействии и кооперации.

Существуют варианты и связанные с ними проблемы в определении «Светскости»:

- Тотальное отделение государства (общества) от религии (атеистический подход).
- Отделение религиозных организаций от светских институтов власти.
- Отделение религиозных организаций от светских институтов власти, но при этом признается особый статус традиционных конфессий как государствообразующих.

В первом случае – жесткий контроль, идеологическое противостояние. Во втором случае - деидеологизация государства (ни одна из религий, а также идеологий не устанавливаются в качестве государственной). Государство выполняет роль «беспристрастного» арбитра. В третьем случае – государство, сохраняя светскость разделения между религиозными организациями и властью, придает основной конфессии официальный статус, то есть включает в свою идеологическую составляющую кроме национальной истории, культуры, языка и т.д., и религиозные ценности.

Крайне важно сейчас и для мусульман, и для всего общества, наконец, для самого государства разработать инструменты для идейного противодействия религиозному экстремизму. А именно - разработать политико-правовые механизмы, регулирующие принципы сосуществования светской и религиозной систем в рамках единой политико-правовой системы.
В идейно-теоретическом противостоянии идеологии терроризма могут стать опорой и союзниками умеренные религиозные организации «традиционного» Ислама ближнего и дальнего зарубежья (авторитетные богословы, теологи). Необходимо также модернизировать структуру Духовного Управления мусульман Кыргызстана (сделать его конкурентоспособным). В идейном противодействии развивать и использовать «национальный» институт фетвы.
Для обеспечения квалифицированными кадрами, нужно модернизировать систему религиозного образования в медресе, исламских институтах (с правом введения светских программ обучения и прохождения государственной аттестации). Также надо разработать программу просвещения об Исламе (религиоведение) для светских образовательных учреждений.

Важен вопрос в создании 3 поясов информационной защиты от влияния деструктивных идеологий. И если в военной, организационной, информационной сферах основными союзниками наших стран в борьбе с международным терроризмом является прогрессивное мировое сообщество, то главным партнером стран Центральной Азии в идейно-теоретическом противостоянии «исламскому терроризму» могут стать умеренные мусульманские режимы и авторитетные центры просвещенной исламской мысли дальнего зарубежья.

Вторым поясом защиты может выступать региональное информационное сотрудничество стран ОДКБ и ШОС. Важным шагом в противодействии информационному экстремизму является институт фетвы, умеренных ученых Ислама (аль-васатыя), пользующихся уважением и поддержкой широких кругов общественности в странах СНГ.
Третий пояс – это национальный. В данном направлении подорвать влияние деструктивных сил возможно только при выработке своей (для каждой из стран) мусульманской идейной альтернативы, противопоставленной экстремизму и терроризму.

Но вопрос - «Сможем ли мы выстроить систему эффективного внутрирегионального сотрудничества в данной сфере с учетом каждый своих национальных интересов?» - остается открытым.

Ссылки по теме:

Кадыр Маликов - Очень скоро мусульманская община Кыргызстана из объекта политики превратится в ее активный субъект
http://www.islamrf.ru/news/w-news/world/4900/
Кадыр Маликов - Россия и Киргизия в Третьем тысячелетии: быть или не быть?
http://www.islamrf.ru/news/w-interview/world/3588/
Кадыр Маликов - Во что ты веришь, древний Кыргызстан?
http://www.islamrf.ru/news/w-interview/world/1345/
Запрет совершать намаз в центре Бишкека подорвет доверие верующих к власти, эксперт
http://www.islamrf.ru/news/w-news/world/1318/
Дамир Мухетдинов: Евразийство – это сопряжение всех творческих сил народов России и СНГ
http://www.islamrf.ru/news/analytics/point-of-view/5257/
Резолюция IV Всероссийского мусульманского форума «Мусульмане за евразийское единство»
http://islamnn.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=2955




Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/w-opinions/world/5496/">ISLAMRF.RU: Информационно – идеологический аспект безопасности Центральной Азии</a>