RSS | PDA | Архив   Суббота 15 Декабрь 2018 | 1433 х.
 

Поверх барьеров: 60 лет лидеру мусульман СНГ Аллахшукюру Пашазаде

16.11.2009 16:39

  5-6 ноября 2009 г. в столице  Азербайджана  Баку состоялось поистине  историческое событие – празднование 60-летия духовного лидера  мусульман СНГ шейх-уль-ислама  Аллахшукюра Паша-заде.     

 

 

На юбилей съехались гости из множества стран. Самой представительной была делегация из России, которую возглавил Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.  Более того, президент России Дмитрий Медведев направил А.Паша-заде послание с поздравлениями по случаю 60-летнего юбилея и 30-летия возведения в сан шейх-уль-ислама.

 

 

Визит российской делегации имел статус государственного, поскольку в  центре «Гюлистан» собралось не только высшее духовенство России, но  и первые лица ее политического руководства – главы республик Северного Кавказа,  политические и общественные деятели, которых принимал президент страны Ильхам Алиев, отметивший в своей речи, что во взаимоотношениях между странами СНГ появились новые важные политические тенденции.

 

 

О том, каковы эти тенденции и какие силы их формируют на постсоветском пространстве я беседую с историком Романом Анатольевичем Силантьевым.

 

 

— Роман Анатольевич, многие годы Вы  работали в Межрелигиозном совете Росси и Межрелигиозном совете СНГ и темы межрелигиозного диалога, а также  тенденции в продвижении  внутрирелигиозного диалога мусульман СНГ Вам  известны не понаслышке.  Почему, по Вашему мнению, именно Азербайджану и именно Аллахшукюру Паша-заде выпала роль стать объединяющим центром мусульман СНГ?

 

 

— 30 лет назад в августе 1979 г. А. Паша-заде возглавил  Духовное управление  мусульман Закавкаья.   В этот же период времени ДУМЕС возглавил муфтий Талгат Таджуддин, ДУМ Северного Кавказа – муфтий Мухмуд Геккиев, а САДУМ – муфтий Шамсуддин Бабаханов. Так произошла смена генерации духовных лидеров в СССР.

 

Каждый из этих муфтиев по праву  может быть назван исторической фигурой в силу того, что на долю этих людей выпало содействовать, формировать и определять общественно-политический климат в мусульманском мире вокруг своих стран.

 

После избрания в 1980 году на пост председателей ДУМЗак и ДУМЕС молодых и энергичных шейх-уль-ислама Аллахшукюра Паша-заде и муфтия Талгата Таджуддина, а также кончины в 1982 году главы САДУМ муфтия Зияуддина Бабаханова доминирование Ташкента в исламском сообществе СССР прекратилось. Следующая крупная международная мусульманская конференция «Мусульмане в борьбе за мир» была проведена уже в Баку. 1-3 октября 1986 года она собрала 600 делегатов из 60 стран мира, став самой представительной конференцией такого рода за всю историю страны. Новый глава мусульман Закавказья шейх-уль-ислам Аллахшукюр Паша-заде громко заявил о себе как о новом фактическом лидере мусульман Советского Союза.

 

«Паша-заде является несколько необычным деятелем. Свой нынешний пост он занял в возрасте 29 лет, шокировав тем самым советскую мусульманскую общину, по традиции привыкшей отдавать дань старшинству. Он - весьма искусный представитель «официального» советского ислама, изъясняющийся на арабском, персидском, турецком, русском и английском языках. Паша-заде - член президиума Советского комитета солидарности с народами Азии и Африки, а также член-корреспондент Королевской академии наук Иордании. Он учился под руководством аятоллы Хомейни в г. Куме (Иран) и является представителем шиитской секты ислама в СССР (около 10% всех советских мусульман). Назначение его главой одного из четырех духовных управлений мусульман СССР указывает на важность, которую Москва придает усилиям омолодить и обновить аппарат внешних сношений с зарубежными мусульманами», - так характеризовался новый глава мусульман Закавказья в докладе Госдепа США за 1987 год. Авторы доклада также выражали серьезную обеспокоенность неожиданными прорывами бакинской конференции, которая, вопреки их ожиданиям, не превратилась в публичное бичевание СССР за войну в Афганистане.

 

Затем и в смутный политический период начала 90-х гг., он не скрывал своего стремления к поиску баланса между интересами развития национально-культурного и религиозного пространства азербайджанцев и стремлением к упрочению связей между мусульманами бывших республик Советского Союза. Он немало способствовал и тому, чтобы конфликты интересов не перерастали в конфликты ценностей. Для Кавказ усилия на этом направлении всегда были актуальны.

 

— В России исследователи и политики немало спорят о том явлении, которое директор ИВ РАН В.В.Наумкин в одной из своих работ назвал «ассиметричной структурой управления» российским мусульманским пространством.  Это явление можно назвать также и репликацией муфтиятов,  а еще проще – расколом российской уммы.  Что на Ваш взгляд удержало шиито-суннитское управление Республики Азербайджан от развития подобной ситуации?

 

 

— В период развала СССР духовный лидер Азербайджана приложил все усилия к тому, чтобы его управление оставалось действующим органом. Условия для сдерживания центробежных процессов, охвативших все сферы  жизни постсоветских обществ СНГ, в Азербайджане были самые неблагоприятные.

Известно, что  в Азербайджане  большинство населения исповедует шиитское направление ислама.  Но есть и немало селений с суннитским населением. Например, Закатальский район, где сунниты-шафииты проживают компактно. Кроме того, в городах проживало немало татар-ханафитов, составлявших большой пласт  многонациональной тюркоязычной интеллигенции. Этот фактор тоже нельзя было не учитывать. Межличностные связи мусульман Азербайджана с Казанью, Махачкалой, Грозным, Ташкентом, Душанбе  всегда были весьма  крепкими, что могло послужить основой как для раскола, так и для интеграции.  Иными словами, несмотря на то, что условий для раскола мусульман  в Азербайджане  было  гораздо больше, чем где-либо на постсоветском пространстве, этого не произошло благодаря активности А.Паша-заде. Позднее, когда в стране сложился светско-религиозный тандем в лице третьего президента Азербайджана Г.Алиева и шейх-уль-ислама А. Паша-заде началась действительно плодотворная совместная работа двух национальных лидеров, в результате которой эти связи  были поставлены под контроль.

 

Азербайджан и поныне сохраняет  эту преемственность. В сущности, сохранение единства

Азербайджана, которое невозможно без добрососедства и бережного отношения к исторически сложившимся связям  стало основой политики Гейдара Алиева,  а затем и президента Ильхама Алиева. Шейх-уль-ислам  приложил  к формированию этой политики свою опытную руку и проявлял последовательность на этом пути, несмотря ни на какие трудности. Во времена развала СССР такая последовательность в политическом выборе для лидеров была редкостью. Так что, этот тандем не является стечением политических обстоятельств. Это наработанное явление. Мы помним, что Азербайджан стал первой советской республикой, в которой произошел  кровавый межэтнический конфликт – карабахский. В Баку были серьезные волнения, отмечены погромами и кровавой расправой с мирным населением. Январские события, получившие название «Черный январь», стали переломными и в судьбе страны, и в судьбе муфтия. А.Паша-заде тогда написал открытое, полное горечи письмо Михаилу Горбачеву и весь мир облетела  сказанная им  фраза - «Ни с одним народом нельзя договориться на языке оружия».  Тогда-то он и приобрел статус национального лидера, но при этом никогда не претендовал  на узурпацию функций светской власти, не подвергал сомнению светский  характер государства, не шло также речи о  шантаже власти. Напротив. Он всегда содействовал власти и благословил на служение стране всех президентов Азербайджана.

 

За духовой поддержкой к нему обращались  и А.Муталибов, и А.Эльчибей, и Г.Алиев. А.Паша-заде немало способствовал возвращению к власти клана Аливых. К его духовному авторитету обращались и Дж. Дудаев, и  первый легитимный президент ЧР А-Х. Кадыров. А.Паша-заде был и остается другом северокавказских мусульман, сочувствующим их трагическому положению и помогающим упрочению позиций традиционного ислама. В 1998 г. он получил орден Чеченской республики «Национальный герой» за свой вклад в дело мира на Северном Кавказе.  Так что его роль в масштабах Азербайджана и Кавказа  сравнима  лишь с ролью  Святейшего в России. Это отмечали не раз не только его друзья, но и недруги.  

 

Важно напомнить, что в уставе управления мусульман Азербайджана сказано, что  шиит является председателем управления, но его первым замом всегда избирается суннит.  Сегодня это  Салман Мусаев – давний соратник шейха.

 

— Как сложилось, что Азербайджан сумел избежать тех губительных процессов, которыми был охвачен весь СНГ, включая Россию  - распространение чуждых мусульманам СНГ околоисламских идеологий и кровавых столкновений на почве внутрирелигиозных разногласий?

 

— Азербайджанские мусульмане оперативно реагируют на вызовы.  В силу своего геополитического  и экономического положения у них  эта рефлексия обострена.  Они проявляют бдительность, без сантиментов и жестко оберегают свое население от зарубежных влияний, следят за ростом кадров духовенства.  Управление мусульман Азербайджана стало первым из управлений, которое не позволило отдать мусульманское образование на откуп  зарубежным учителям.

 

А.Паша-заде раньше всех других муфтиев добился создания собственного учебного заведения - Бакинского исламского института. Кадры духовенства для нужд Азербайджана готовятся теперь только в Азербайджане. Первый заместитель муфтия учился, правда, еще и в бухарском  «Мир-и - Араб» так же, как и сам А.Паша-заде, и многие муфтии СНГ, политику которых определят стремление к межгосударственной интеграции, национальной консолидации и уважительное отношение к России. Выходцы этого медресе не раз отмечали, что оно готовило кадры так, что при всех различиях между студентами не было известно ни одного случая вражды в связи с этническими и религиозными особенностями.  Это воспитание заложило главную установку – религиозные и культурные различия не могут быть базой для разногласий, вражды и ненависти. Не удивительно, что такая конкретная политическая установка и последовательность в действиях вызывала и продолжает вызывать раздражение  и опасения у внешних сил, заинтересованных в раскачивании и без того непростых межконфессиональных, внутриконфессиональных и межэтнических отношений на Кавказе.

 

— Вы упомянули о помощи  муфтия Азербайджана северокавказским мусульманам. В чем она проявилась?

 

— Прежде всего, в том, что от его управления всегда исходил  мощный заряд консолидации. Он давал положительный стимул традиционному исламу, показывал пути углубления политической  духовной  интеграции в самые трудные времена.  Демонстрировал способы преодоления самых сложных политических барьеров. Его пример способствовал повышению престижа духовных  лидеров мусульман России и СНГ на международной арене.

 

Несмотря ни на какие трудности он создал уникальную ситуацию, когда  в едином духовном пространстве Азербайджана сосуществуют представители практически всех традиционных направлений ислама, распространенных на территории бывшего СССР.   И их отношения стабильны. Это весьма ценный  опыт, которым могут воспользоваться и мусульмане Северного Кавказа, и  мусульмане СНГ.

 

— Недавно был создан Консультативный совет мусульман СНГ? Каковы его функции, инициаторы его создания и  лидеры?

 

— Консультативный совет мусульман СНГ, созданный недавно, призван служить целям поддержки традиционного ислама и способствовать политической интеграции.

 

В отношении политической площадки, возглавляемой муфтием Азербайджана и сформированной при активном участии председателя Координационного Совета мусульман Северного Кавказа Исмаила Бердиева  и Верховного муфтия ЦДУМ России шейх-уль-ислама Талгата Сафы Таджуддина -  сопредседателей Межрелигиозного совета  мусульман СНГ - можно сказать, что есть уверенность в том, что  она не станет площадкой внутрирелигиозных разногласий. Cегодня духовный лидер Азербайджана возглавляет Управление мусульман Кавказа, является сопредседателем  Межрелигиозного совета СНГ, председателем Высшего религиозного совета народов Кавказа и членом президиума Евразийского  исламского совета. 

 

В целом, азербайджанское духовное управление на постсоветском пространстве - уверенный лидер, поскольку  это единственное сохранившееся с XIX в. управление, которое не только не распалось, а, напротив,  расширило свое влияние, перехватив инициативу у Узбекистана, где после ухода  муфтиев рода Бабахановых эта динамика консолидации и интеграции мусульман на время была утрачена. Однако тенденции таковы, что интеграционные процессы  стали интересовать и мусульман тех стран СНГ, которые были охвачены смутой гражданского противостояния или безразличны к тому, что происходит за пределами их стран – Таджикистана, Туркменистана, Киргизии и Узбекистана.

 

— Мы видим, что интегративные процессы СНГ  на уровне многосторонних межгосударственных отношений утратили свою динамику. В области практической политики больше перспектив у двустороннего сотрудничества.  Мусульмане СНГ - часть своих  национальных государств и обществ, а потому нет ли противоречия в том, что при слабо выраженной тенденции к интеграции в рамках СНГ они проявляют такую консолидационную активность?

 

— Процесс, конечно, не простой. Межгосударственные отношения постоянно претерпевают изменения.  Они отличаются очень высокой динамикой. С мусульманским пространством СНГ, которое основано на культурной общности и общности исторических судеб ситуация несколько иная. Эта интеграции предвосхищает интеграцию политическую по ряду причин, связанных с потребностями духовной безопасности этих государств. Иными словами,  мусульман СНГ объединяют общие проблемы и общие интересы. И они ни в коей мере не противоречат  интересам своих государственных образований.  Сегодня к такому сотрудничеству готовы  мусульмане России, мусульмане западной части СНГ, т.е. мусульмане прибалтийских стран, Белоруссии и Молдовы. На востоке – Узбекистан и Киргизия. Высоки  шансы увидеть в Совете представителей Казахстана и Туркменистана. Сегодня тандем светской и духовной власти проявил себя в Таджикистане, где ханафитский мазхаб признан главенствующим и на его основе  формируется идеология таджикского национального  государства, базовой идеей которой является идея толерантности. Это, безусловно, привлекательный вид идеологии и государственной установки для большинства мусульманских народов СНГ и мира.

 

Туркмения все еще переживает переходный период. Муфтий этого государства редко посещал какие-либо мероприятия. Но есть надежда, что в  работе Совета  он все же примет участие. Все перечисленные страны имеют собственный специфический путь развития, не представляют собой единого целого, и  процессы в них идут в соответствии с их национальной спецификой. Но общая тенденция сохраняется.

 

— Получается, что мусульмане СНГ могут стать в авангарде политических интеграционных процессов и Консультативный совет – первый шаг в этом направлении?

 

— Можно сказать и так.

 

— А каковы перспективы сотрудничества между Русской Православной Церковью и Управлением мусульман Кавказа?

 

— Перспективы многообещающие. Эти две структуры никогда не испытывали недоверия друг к другу.  Взаимопонимание  между ними  - это уже историческая традиция.  С 1918 г. связи эти непрерывны и нет оснований предполагать, что ситуация изменится и впредь. В этом году мы отмечали 10-летие  восстановления Прикаспийско-Бакинской епархии Русской Православной Церкви. Отмечу, что прочные и добрые отношения РПЦ и Духовного управления мусульман Кавказа способствовали тому, что именно Москва была избрана муфтием Азербайджана в качестве центра интеграции, а Баку станет местом проведения Всемирного саммита религиозных лидеров. Во многом благодаря такому сотрудничеству в глазах мирового сообщества Шейх-уль-ислам Аллахшукюр Паша-заде и  Патриарх Московский и всея Руси Кирилл являются наиболее представительными фигурами духовенства СНГ.

 

— Спасибо  за интервью.

 

 

Хизриева Г. А.

 

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/world/w-interview/10664/">ISLAMRF.RU: Поверх барьеров: 60 лет лидеру мусульман СНГ Аллахшукюру Пашазаде</a>